ГоловнаЗворотній зв'язок

Апофатическое Богословие в учении Дионисия Ареопагита

IV

В описании «экстаза» Моисея, который, как мы видели, является для Дионисия примером отрицательного богопознания, следует отметить, что, достигнув «вершины восхождения», Моисей еще не сообщается с Богом, но созерцает лишь «место, где пребывает Бог». Это высочайшее из всего, что может быть познано, «основоположные словеса» всего сотворенного, через которые явствует присутствие Бога53. Нетрудно убедиться, что ύποθετικοί λόγοι обозначают божественные идеи, определенные в другом месте как «сущетворящие словеса вещей, единокупно предсуществующие в Боге»54. Идеи, соразмерно которым божественные Силы многообразно явствуют в мире, суть основания теофаний; в этом смысле они «высшее из всего видимого и умозримого»55, «нечто у Бога, что существует и познается»56. Отрешившись и от них, Моисей «вступает во мрак незнания» и достигает «соединения превыше разума» со сверхсущностным Лучом.

Апофатический путь не приводит к божественной Природе, но к соединению с Силами. Как разделенные, божественные Силы познаются в положительном богословии путем знания, поскольку им в разной степени причаствует всё сущее; но «в Божестве соединения превышают разделения», и те же Силы могут быть постигнуты как соединенные и не покидающие простого единства в отрицательном богословии — путем экстаза. Разделенные силы познаются в творениях разделяющим, дискурсивным разумом, «спиралевидным движением души» (έλικοειδής κίνησις), как говорит Ареопагит, повторяя выражение неоплатоников; соединенный в самом разделении и пребывающий вне творений, несмотря на исхождение к ним, божественный Луч постигается в таинственном «соединении» (ένωσις), ангелоподобным «круговым движением» (κυκλική κίνησις)57.

Достижимое лишь путь экстаза и «незнания» соединение со сверхсущностным Лучом есть предвосхищение вечного блаженства ангелов и сынов Божиих, «сынов воскресения»58. Обожение (θέωσις), удел праведников, есть уподобление Богу и «соединение» (πρός θεόν άφομοίωσίς τε καί ένωσις), соделываемое в Церкви действием Святого Духа.59 В нераздельном, но и неслиянном соединении с божественными Лучами творение уподобляется Творцу, причиненное становится подобным Причине, являя Ее в меру своей аналогии, «совершая благодатью и богодарованной силой то, что принадлежит Божеству по природе и сверх меры»60.

«Причина всего и всё наполняющая есть Божество Иисуса»61. Сокрытая Причина вполне открылась в Боговоплощении: «В человечестве Христа Сверхсущностное явилось в человеческой сущности, но Оно пребыло скрытым и после обнаружения, или, говоря более боголепно, в самом Своем обнаружении»62. Будучи полнотой Богоявления и вершиной всех теофаний в творениях63, а следовательно, и основанием утвердительного богословия, воплощенное Слово пребывает, однако, непознаваемым и «утверждения о человечестве Иисуса имеют силу превосходящего отрицания»64. Таким образом, оба пути относятся к Богочеловеку одновременно. Утвердительный путь соответствует нисхождению Божества, в котором Оно Само открывается, становясь «всяческим во всём», тогда как отрицательный соответствует восхождению твари к своей Причине, то есть обожению, совершаемому силой Святого Духа. Первым путем Божество свидетельствует о Себе постижимо, вторым — творения, исполненные благодатью Святого Духа, свидетельствуют о непостижимости Божественной Природы.

Θέωσις [обожение], совершающееся силой Святого Духа в Церкви, может быть предвосхищено в состоянии экстаза. Так же как θέωσις, экстаз не может быть достигнут собственным усилием. «Соединение превыше разума» с божественным Лучом, совершающееся в незнании и выхождении из всего сущего, предполагает «единящую силу» (ένοποιός δύναμις)65, благодаря которой разум соединяется с тем, что превышает его природу, и познает божественное, покидая себя и становясь Божиим66.

Дионисий говорит, что ап. Павел восклицал: «Уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2, 20), став причастным «экстатической Силе» (δύναμις έξτατική) божественной Любви, Которая требует, чтобы любящие принадлежали не себе, но тем, кого любят67. Любовью Бог исходит из Своей Сущности в Силах, творя мир; как Причина любви, Он движет к Себе всё сотворенное, заставляя его исходить из себя к Богу68. Божественная Любовь является как «вечный круг»69, нисходя до крайних пределов сущего и оттуда вновь возвращаясь через всё сущее «из Себя, через Себя, в Себе Себя кругообращая и к Себе всегда так же обращаясь»70.

Этот «гимн любви», приписываемый Дионисием своему учителю — святому Иерофею — невольно уводит мысль от церковного богословия в мир неоплатоновской философии, которой широко воспользовался автор «Ареопагитик». Однако это сходство представится нам лишь внешним, если мы соотнесем с круговым путем божественной Любви два пути в богословии — утвердительный, отвечающий нисхождению Божества в Силах и явлению Его миру через Иисуса Христа (θεοφάνεια), и отрицательный, соответствующий восхождению творений к обожению (θέωσις) или восхищению их в экстазе, совершаемому, так же как и θέωσις, силой Святого Духа.

Утвердительный и отрицательный пути, одновременно свидетельствующие о Богочеловечестве Иисуса Христа, приводят «сынов воскресения» к созерцанию Света Божества телесными очами. Обоженные творения достигают «христоподобного и блаженного удела, в коем, по слову Писания, всегда с Господом будем, исполняемые в чистых созерцаниях видимым Его Богоявлением, которое будет просвещать нас блистающими сияниями, подобно как учеников при божественном Преображении, и в то же время причастные бесстрастным и нематериальным умом Его умному Свету и соединению превыше разума в неведомых и блаженных устремлениях более чем светлых лучей, божественно уподобившись наднебесным духам, ибо, по истинному слову Писания, будем равными ангелам и сынами Божиими, будучи сынами воскресения»71.

 

 

 

 

6