ГоловнаЗворотній зв'язок
Главная->Бізнес->Содержание->Положительная или отрицательная окраска понятия.

Черный PR. Защита и нападение в бизнесе и не только

Положительная или отрицательная окраска понятия.

 

В дальнейшем мы будем называть её окраской понятия, оценочной составляющей понятия или оценочной производной виртуального понятия. Итак, окраска понятия  – это положительное или отрицательное отношение к данному понятию у определённой группы населения. Мы может отрицательно или положительно относиться к власти, собственности и т.п. И это наше отношение и будет окраской понятия.

Естественно может быть как абсолютно отрицательное или абсолютно положительное, так и нейтральное отношение к понятию. Стрелка весов может чуть чуть колебаться в сторону одного или другого полюса. Некоторые понятия имеют достаточно стабильную оценку. Например, понятие «зло» практически всегда оценивается отрицательно. Однако большинство понятий могут иметь смешенные оценки. Например, власть расценивается, как что‑то положительное, если власть принадлежит «хорошему» человеку и как что‑то отрицательное если плохому. Понятие собственность подчас окрашивается в светлые тона, если она ваша, и в темные, если не ваша и т.п.

Заметим, что нейтральное отношение может в любой момент под воздействием каких‑либо факторов стать отрицательным или положительным. Поэтому утверждение коммунистов, что «кто не с нами, тот против нас», имело определенный смысл.

Нейтрально окрашенные виртуальные понятия могут быть перекрашены при помощи активного PR. Очень часто какое‑либо ярко окрашенное понятие лежит в окружении нескольких нейтральных. Вы легко можете перекрасить эти нейтральные понятия и получить при помощи них оценочный перевес. В результате вы легко сможете перекрасить и то понятие, ради которого перекрашивали нейтральные. Вся деятельность в чёрном PR сводится к окрашиванию каких‑либо объектов и виртуальных понятий в чёрный цвет. А деятельность по защите, наоборот, к перекрашиванию в белый.

Окраска понятия – это одно из важнейших свойств виртуального понятия, определяющее действия людей в отношение данного понятия. Можно сказать, что большинство действий людей определяются оценкой виртуальных понятий. То если что‑то имеет положительную окраску, то человек стремится к этому и производит действия, приближающие его к тому, что имеет положительную окраску и наоборот человек борется с тем, что имеет отрицательную окраску и производит массу действий для устранения этих объектов. Естественно у каждого человека чуть чуть по‑разному окрашены виртуальные понятия и стремления соответственно тоже разные.

Например, если человек соотносит положительную оценку в институте с чем‑то положительным в своей жизни, то он стремится получать такие оценки и предпринимает действия для этого. Если же он считает, что институт формальностью, то не предпринимает действия для улучшения своей успеваемости. Однако этот же человек может предпринять массу активный действий для получения высокооплачиваемой работы. Итак, окраска понятий имеет ключевое значение при принятие тем или иным человеком решений.

Кстати существуют виртуальные понятия, обозначающие окраску других понятий это: польза и вред, добро и зло, сёрное и белое, положительное и отрицательное.

 

Материальное воплощение виртуальных понятий.

 

Мы будем часто называть это свойство материальной производной виртуального понятия , материальной составляющей  или материальным подтверждением. Материальная производная  – это материальные объекты представляющие собой материальное воплощение виртуального понятия.  Так, например, для собственности это документы, подтверждающие собственность. Для власти – это скипетр, корона или опять же документы. Для любви это слова внимания и определённые действия. Для ценности денег – это сами деньги, кредитные карточки или что‑то аналогичное. Для супружеского брака – это удостоверение о заключение брака. Для виртуального понятия Имя и Фамилия – это паспорта, свидетельства о рождении и т.п.

Некоторые виртуальные понятия не имеют материальной производной или не имеют конкретной производной. Например, виртуальное понятие «сомнение» не имеет производной, кроме действий и мимики это самое сомнение подтверждающих. «Добро» и «зло» также не имеют материальных воплощений.

Если у понятия нет общепризнанного материального подтверждения – вы можете его создать. Также можно заменить материальное подтверждение типового понятия на новое. Типичным примером замены является замена золотых денег бумажными. Но можно создать и какую‑то новую разновидность денег. В свое время в Санкт‑Петербурге жетоны метро чуть было не стали альтернативной валютой. Их начали принимать в магазинах наравне с деньгами. Однако потом эту практику прекратили.

Зачем нужны виртуальным понятиям материальные подтверждения? Хотя виртуальное понятие способно иметь силу и без материального подтверждения, однако для осознания материальности виртуальных понятий и создаются эти подтверждения. Они способствуют отсутствию сомнения и являются как бы вещественным доказательством верности представлений о том или ином понятии. Их сложнее изменить, нежели само виртуальное понятие. Путём убеждения виртуальное понятие может быть изменено, но материальное подтверждение мешает это сделать. Более того, часто это самое материальное подтверждение и считается понятием. Так деньгами мы называем бумажки, а не наше представление о их ценности. Хотя на самом деле деньги и их ценность заключены именно в наших мозгах, а сами бумажки никакой ценностью не обладают. И так многие материальные подтверждения виртуальных понятий обозначают вполне конкретные материальные предметы, но на самом деле все равно находятся в разуме. Некоторые думают, а зачем заботится о том, что люди думают про деньги, нужно заботится о их количестве и способах печати. В то же время самое главное в деньгах именно осознание людьми их ценности, а не сами бумажки. Поэтому, когда люди начинают ниже ценить деньги начинается инфляция, и многие начинают хранить их в другой более уважаемой валюте.

То же самое и с властью. Возможно, обесценивание властей, если к ним пропадает уважение и признание. Многим богатым и влиятельным людям кажется, а чем нужно, чтобы их любил народ. Достаточно, что у такого человека много денег. Но это далеко не так. Все его деньги и власть это лишь материальное подтверждение виртуального понятия. А любому виртуальному понятию нужно общественное признание, без которого все материальные воплощения теряют какой бы то ни было смысл. Не достаточное признание власти людьми ослабляет власть в целом. Это свойство власти не понимали первые российские олигархи. Они думали, что достаточно иметь море денег и это дает неограниченные полномочия. Но время показало, что отсутствие их признания широкой общественностью привело к скоростному падению многих из них.

Материальной производной может быть какой‑либо предмет, действие или всё что угодно, но воспринимаемое органами чувств. Чем больше общепризнанных материальных подтверждений, тем эффективней работает понятие. Естественно для того, чтобы материальная производная работала нужно общественное признание этой производной. Или она должна быть похожа на какое‑либо другое материальное подтверждение смежных понятий.

Каждая, уже существующая, материальная производная способна иметь свою альтернативу. Можно создавать альтернативные институты власти. Все, что нужно это лишь признание их какой‑либо общественной группой. Можно создавать альтернативную моду специально под свой товар. Можно создавать альтернативные деньги. Если государственные законы это запрещают – не называйте их деньгами. Назовите как‑то по‑другому, но снабдите ценностью денег.

Можно создать альтернативный вариант собственности. Сейчас собственность на вещи определяется в основном местом хранения. То есть люди хранят свою собственность в недоступном для других месте (квартирах, сараях, гаражах) и этим обозначают её принадлежность себе. Какая‑то крупная собственность подтверждается специальными документами.

 

Особенности поведения людей, связанные с виртуальными понятиями.

 

В дальнейшем мы будем называть это поведенческой производной виртуального понятия, или поведенческой составляющей. Поведенческая производная  – это набор ролей, который должны исполнять люди в рамках того или иного виртуального понятия.

Каждое виртуальное понятие подразумевает определённый поведенческий шаблон или набор шаблонов. Так наделённый властью должен руководить, а подчинённые подчиняться. Супруги должны жить вместе и вести совместный быт. Зло должно сопровождаться негативными действиями или теми, которые можно трактовать как негативные или нейтральные. Добро должно сопровождаться полезными и положительными действиями или трактоваться так. Глупость должна сопровождаться неразумными действиями и соответствовать определённому шаблону поведения.

Все виртуальные понятия предполагают целый спектакль, где каждый участник должен исполнять определенные роли. Неправильное исполнение этих ролей ведёт к неприятию такого поведения или неправильному его осознанию. Очень часто люди трактуют то или иное поведение в соответствии с их представлениями о виртуальном понятии. Так определив какого‑либо человека, как вредоносного и злого, все его действия могут трактоваться с этой точки зрения, а сам это человек будет всячески способствовать правильному исполнению роли. Если же этот человек внезапно сделает что‑то хорошее, то это вызовет удивление и все равно будет трактоваться как хитрый маневр.

Естественно поведенческие шаблоны могут меняться, неправильное поведения становится шаблонным, но в любом случае каждое виртуальное понятие в разуме человека предполагает определённый набор ролей. У развитых людей эта система шаблонов может быть очень сложной у примитивных и не развитых людей количество шаблонов значительно меньше.

 

– –

Пример. Вор, который не украл.

– –

На самом деле воры часто старательно исполняют роль вора, что им вредит. А жертва воровства исполняет роль жертвы, что позволяет жертве доказать свою правоту. Итак, предположим, что в безлюдном пешеходном переходе вор отбирает у жертвы фотоаппарат, а затем бежит к выходу, ловит полицейского и кричит ему, что у него пытаются отобрать фотоаппарат. А пытается это сделать по его мнению ни кто иной, как догоняющая его жертва ограбления. Если нет свидетелей и каких‑либо дополнительных предметов, то доказать на месте чей же аппарат очень сложно (если аппарат не цифровой). Итак, кому поверит полицейский? Тому, кто лучше будет играть роль жертвы и не поверит тому, кто исполнит роль вора.

Рассмотрим другой случай. В этом же переходе вор гонится за жертвой, чтобы отобрать фотоаппарат. В конце перехода они натыкаются на полицейского. Вор кричит: «Он украл у меня фотоаппарат. Задержите его». Если в дальнейшем при разбирательстве вор сможет правильно сыграть роль жертвы, а сама жертва неправильно сыграет свою роль, то аппарат перейдет в руки вора. А представим, что жертвой является плохо одетый крепкий мужчина, а вором является хорошо одетая женщина. И вдруг эта женщина начинает утверждать, что у неё этот мужчина отобрал фотоаппарат. На чью сторону встанет полицейский? Есть вероятность, что он отдаст этой женщине фотоаппарат мужчины, так как она просто лучше играет роль жертвы, а мужчина больше похож на вора.

– –

 

 

 

15