yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Фінанси->Содержание->48  ДЕЙТРЕЙДЕР: КРОВЬ, ПОТ И СЛЕЗЫ УСПЕХА

Дэйтрейдинг - кровь, пот и слезы успеха

48  ДЕЙТРЕЙДЕР: КРОВЬ, ПОТ И СЛЕЗЫ УСПЕХА

Пока я исполнял тот приказ для О'Коннор, Брю продолжал тол­кать Бобби на меня.

"Брю, оставь моего клерка в покое".

Толчок. Он опять навалился на Бобби.

"Брю, оставь моего клерка в покое".

Брю еще раз толкнул Бобби на меня.

Наконец, я купил последний контракт для О'Коннор. Брю шлепнулся на Бобби последний раз.

"Ты, ублюдок!" — заорал я и одним ударом выкинул Брю из ямы. Спрыгнув с яруса ямы, я навалился на Брю. Рванул его с пола за от­вороты трейдерской куртки. Когда я поднял глаза, то увидел моего брата Джоуи, в то время работавшего клерком, бегущего ко мне на помощь, точно так, как когда мы были детьми.

Харри Лоуренс, больше известный как Харри-Шляпа, схватил меня за плечи, чтобы стащить с Брю. Внезапно Харри оказался ле­жащим пластом на полу, а мой брат стоял над ним. О, нет! — поду­мал я про себя. Мой брат только что вырубил одного из наиболее уважаемых брокеров в этом бизнесе. После драки мне вручили письмо от Мерк о приостановке торговли, но меня не оштрафова­ли. Помогло то, что я работал на Маури Кравитца, очень уважаемо­го человека, имевшего большое политическое влияние благодаря его связям с Лео Меламедом и Джеком Сандлером. Близость к Ма­ури Кравитцу спасала меня от многих проблем. Однако в том слу­чае оставалась еще проблема моего брата, молодого клерка, уда­рившего Харри-Шляпу.

На следующий день один из клерков Харри подошел ко мне в яме. "Харри хочет с вами поговорить", — сказал он.

Харри сидел за одним из столов на полу биржи, за которыми клерки отвечают на телефонные звонки и принимают приказы клиентов. В руке у Харри был значок клерка моего брата. Он упал с него во время драки. "Скажи своему брату, что нельзя бить броке­ров", — сказал Харри с улыбкой.

Как истинный джентльмен, каким он и был, Харри вручил мне значок моего брата и никогда больше ни слова не говорил о той драке. Мне тогда было двадцать с небольшим, я был подростком по сравнению с таким человеком, как Харри. Но он оказал мне уваже­ние, достойное более зрелого трейдера.

Скажу, что с ростом пять футов девять с половиной дюймов и ве­сом 185 фунтов я не самый крупный парень в этом мире. В нашей яме есть трейдеры, буквально башнями нависающие надо мной.

 

 

kutra 49

Поэтому когда кто-то хочет проявить агрессию или прессинговать, используя вес, мишенью обычно выбирают меня. Именно об этом отец предупреждал меня многие годы назад. Он называл это "Про­клятие Борселино".

Однажды ночью, когда я был на втором курсе средней школы и вернулся домой с какой-то вечеринки пьяным, отец объяснил мне, что это за проклятие. Отец знал, мальчики-подростки начинают тайком попивать. Но он боялся, если я напьюсь, кто-нибудь может воспользоваться преимуществом надо мной, избить меня, возмож­но, покалечить.

"Никогда не теряй контроля над собой. Не попадай в ситуации, где они могут воспользоваться преимуществом над тобой". Пока я валялся на софе, отец ходил по гостиной. "Льюис, на тебе лежит проклятье Борселино. На мне оно было всю мою жизнь. Если есть человек, который захочет к кому-нибудь придраться, ты будешь первым, с кого они начнут. Это может быть вызвано тем, как ты входишь в комнату, как ты держишься. Повторяю, мы не самые крупные парни в этом мире. Люди, желающие причинить кому-то неприятности, начинают это с ребят поменьше. Еще больше усу­губляет ситуацию твоя популярность. Ты из тех парней, которых люди хотят опустить".

В дни моей молодости очень много раз Маури Кравитц, мой друг и наставник, и Джек Сандлер, его хороший знакомый, председа­тель Мерк, читали лекции мне же во благо. Они призывали меня оставаться спокойным, не терять самообладания. Они хотели сгла­дить мою грубость. Но бывали случаи, когда они использовали мои способности для получения стратегического преимущества. Было ли это связано с выражением моих глаз или присутствием, но я олицетворял уверенность, что, откровенно говоря, могло быть и устрашающим. Совокупно с трейдерскими качествами это превра­щало меня в ударный отряд из одного человека. И Маури знал это, когда посылал меня в яму евродолларовых фьючерсов.

К середине 1980-х я уже заработал себе имя одного из лучших ор­дер-филлеров в 8&Р-яме. При двойной торговле, разрешенной в те дни, я торговал и для своих клиентов, и для себя. Большой раскру­ченный рынок З&Р-фьючерсов и я созданы друг для друга. Но Ма­ури хотел, чтобы я перешел в яму евродолларов. Он пытался закре­пить свое присутствие в евродолларах, но каждый раз, когда он от­правлял туда торговать какого-либо брокера, тот возвращался отту­да избитым. Маури буквально не пускали в евродоллары, посколь-

 

 

 

28