yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Фінанси->Содержание->50  ДЕЙТРЕЙДЕР: КРОВЬ, ПОТ И СЛЕЗЫ УСПЕХА

Дэйтрейдинг - кровь, пот и слезы успеха

50  ДЕЙТРЕЙДЕР: КРОВЬ, ПОТ И СЛЕЗЫ УСПЕХА

ку основные игроки в этой яме отказывались торговать с его броке­рами. Поэтому Маури обратился ко мне, зная, что я не позволю никому отталкивать меня.

"Я хочу, чтобы ты перешел в евродолларовую яму", — сказал мне Маури в один из дней.

"Я не собираюсь переходить в евродоллары, — твердо ответил я. -Я торгую З&Р-фьючерсами".

Маури посмотрел на меня поверх своих очков взглядом, кото­рым дал понять, что ему не очень радостно на душе. "Льюис, мне нужно, чтобы ты сделал это".

Однажды Маури сделал для нашей семьи доброе дело, которое мы никогда не забудем. Когда отец предстал перед комиссией по условному освобождению из Левенворта, Маури выписал чек на $1500, чтобы нанять адвоката для моего отца. В те дни моя мать ра­ботала у него юристом-секретарем, и Маури знал всё о судебных баталиях моего отца. За то, что Маури сделал для моей семьи, я все­гда был и буду признателен ему. Поэтому я согласился сделать для Маури в евродолларовой яме все, что смогу, но я при этом не бро­сал 8&Р-фьючерсы.

"Вот что я могу сделать, - сказал я ему. — Я буду торговать евро­долларами на открытии, в 7:30, и мы закрепимся там. Но, когда в 8:30 будут открываться 8&Р-фьючерсы, я буду уходить туда до кон­ца дня".

Маури кивнул в знак согласия. Он не был уверен, будет ли одно­го часа достаточно для создания плацдарма в евродолларовой яме.

"Не беспокойся, — заверил я его. - Я сделаю все, что от меня требуется. Но 8&Р-фьючерсы — это то, чем я делаю свою жизнь".

На следующее утро я пошел в евродолларовую яму. Самым вид­ным трейдером там был парень по имени Дик, имевший большой стол клиентских приказов. Я подошел прямо к нему и сказал: "Эй, Дик. Что происходит? Я собираюсь стоять здесь". Я посмотрел на трейдеров справа и слева от меня. "И никто здесь не выкинет меня из этой ямы. Теперь, если ты хочешь начать что-то, давай начнем".

В евродолларах, как и в любой другой яме, у каждого трейдера свое место, на котором он может стоять. Поэтому когда я занял ме­сто в евродолларовой яме рядом с нашим торговым столом, куда поступали приказы клиентов, многим другим трейдерам пришлось потесниться. Я определенно не был для них незнакомцем, они зна­ли, зачем я здесь. Несомненно, их беспокоило, что я могу перема­нить их клиентов и выполнять их приказы по евродолларам, осо-

 

 

_______________________________________________ БИТВА

бенно тех клиентов, которых мы уже обслуживали по З&Р-фью-черсам. Им не хотелось позволить мне чувствовать себя на их тер­ритории как у себя дома. Когда торговля началась, стоящий рядом со мной парень навалился на меня. "Что происходит?" — спросил я его.

"Они толкнули меня", — ответил он.

Я посмотрел на трейдеров. Кто-то толкал кого-то еще, начиная цепную реакцию, заканчившуюся на мне. Я знал: цель этой игры убрать с дороги нового игрока.

"Следующий раз, когда ты навалишься на меня, уйдешь из этой ямы", — сказал я парню рядом со мной.

"Это не я. Меня толкает другой". Он показал жестом на трейде­ра, стоявшего справа от него.

"Тогда вы оба уйдете из этой ямы".

Он снова навалился на меня. Я схватил его за отвороты его трей-дерской куртки и выкинул из ямы. Спустя несколько секунд я ки­нулся к парню, стоявшему справа от первого. Это послужило сигналом к началу побоища в евродолларовой яме. Трейдеры били брокеров, в драку включились клерки. Вызвали службу безопасно­сти, и мне пришлось снова предстать перед дисциплинарным ко­митетом Мерк. Комитет не оштрафовал меня, но предупредил, что любой инцидент в последующие шесть месяцев приведет к штрафу.

В то время Маури был партнером трейдера Джимми Каулентиса в бизнесе исполнения клиентских приказов. Джимми торговал фьючерсами на свинину и имел интересную группу поддержки, в которую входили молодые борцы, включая Джеймса Тиллиса-быс-трого, в свое время боровшегося за титул чемпиона мира в полутя­желом весе. Когда Маури и Джимми услышали о драке в евродол­ларах, они решили, что мне нужен помощник. На следующий день, когда я занял свое место в евродолларовой яме, в толпе клерков по­казалось знакомое изуродованное лицо с переломанным носом. Это был Джонни Лиара, бывший чемпион страны по боксу в лег­ком весе, ранее претендовавший на титул чемпиона мира. Я позна­комился с ним еще в детстве, когда занимался в атлетическом зале и сам немного боксировал.

"Льюис, покажи мне, кто тут тебя достает, — сказал Джонни. — Они больше не будут тебе надоедать". Я оценил усилия моих дру­зей, но карьера Джонни в качестве клерка в силу вышеназванных причин оказалась очень короткой.

51

 

 

 

29