yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Психологія->Содержание->ДИСКУРСАНАЛИЗ ЕСТЕСТВЕННО ПРОТЕКАЮЩЕЙ БЕСЕДЫ

Дискурсивная психология

ДИСКУРСАНАЛИЗ ЕСТЕСТВЕННО ПРОТЕКАЮЩЕЙ БЕСЕДЫ

Существует широкий диапазон различных способов для анализа дискурса. Полезно на напримере рассмотреть вовлекаемые в дискурс ресурсы и практику их использования. В этом разделе основное внимание будет обращено именно на использование ресурсов. Как это делалось, лучше всего показать на конкретном материале. Принцесса Диана и ее "I dunno" ("Я не знаю") Для иллюстрации я выбрал интересный и, возможно, знакомый читателям отрывок из телевизионного интервью, где интервьюером выступал - Мартин Башир, а интервьюируемой была Принцесса Диана.

(1) Башир: Королева описывала 1992 год как ужасный для нее, ммм, и в том году была напечатана книга о Вас Эндрю Мортана. Принцесса: мхм. (кивает) Башир: Вы когданибудь встречали Эндрю Мортана или лично помогали ему с книгой? Принцесса: Я никогда с ним не встречалась, нет. Башир: Вы когданибудь лично помогали ему в написании этой книги? Принцесса: Много людей.. .кхкх..(прочищает горло)... видели несчастье, в котором проходила моя жизнь. И они почувствовали, почувствовали, что помочь тем способом, которым они помогли, было поддержкой. Башир: Вы разрешали вашим друзьям, близким друзьям говорить с Эндрю Мортаном. Принцесса: Да, разрешала. Да, разрешала. Башир: Почему? Принцесса: Я исчерпала свои возможности. Я была в отчаянии. Я думала, мне так надоело, что меня рассматривают как человека, находящегося под воспитательной опекой, потому что я очень сильный человек, и я знаю, это вызывает осложнения в той системе, в которой я живу (улыбается и кусает губы). Башир: А как книга могла бы это изменить? Принцесса: Я не знаю (I dunno) (поднимает брови, смотрит в сторону). Может быть люди будут лучше понимать, может быть есть много женщин, где-то там, которые страдают так же, как я, но они в другом окружении, неспособны постоять за себя, потому что их самооценка расколота. I dunno. (Я не знаю) (покачивает головой). Башир:...мм... Как вы думаете, какое влияние оказала эта книга на вашего мужа и на королевское семейство? Принцесса: Я думаю они были в шоке и ужасе. И очень разочарованы. Башир: Вы можете понять почему? Принцесса: Ну... Я думаю, книга этого господина была шоком для многих людей, а также разочарованием. (Панорама Би Би Си 1, 20 ноября 1995 года). Следует отметить, что даже короткий отрывок, подобный представленному, чрезвычайно богат материалом для различного рода дискурс-аналитических исследований. Я собираюсь обратить здесь внимание на дважды употребленное выражение "Я не знаю" (I dunno). Почему именно на это выражение? Существуют три причины, и все они поясняют различные стороны проведения анализа. Во-первых, этот фрагмент относится к более широкой устанавливаемой при анализе проблеме: конструированию фактической картины и роли описаний в интеракции. Путь к анализу материала связан с целым кругом предварительных интересов, знаний, представлений. Однако при конструировании фактической картины один и тот же факт может быть интерпретирован по-разному в зависимости от различных установок. Во-вторых, этот фрагмент показывает, что нельзя легко соскальзывать на его трактовку как на обычную деталь взаимодействия. Если бы мы занимались именно взаимодействием, мы, возможно, не обратили на него внимания. Однако один из моментов разговора, как на это обратил внимание Гарвей Сакс (H.Sacks, 1992) и другие конверсативные аналисты, является фундаментальным. Социологи часто трактуют беседу как канал между говорящими: есть сообщение, и оно передается от одного субъекта к другому. Мы считаем, что существует основной блок информации, центр сообщения, а сверх того обнаруживается всяческая неважная информация - шум, сопутствующий сигналу: хезитации, паузы, повторы, поиск нужного слова и так далее. В то же время эти черты могут свидетельствовать о том, какое реальное действие осуществляется говорящим и тем самым открывать богатый источник информации его активности. По этой причине разговор тщательно транскрибируется с сохранением всех деталей.

Третья причина специального выделения высказывания "Я не знаю" (I dunno), заключается в том, что оно дает возможность сопоставить ДА с когнитивистским подходом к анализу разговора. Как может когнитивный психолог рассматривать данное высказывание? Существует много возможностей, например, выяснять меру неопределенности использованных слов. Такой подход соответствовал бы общему когнитивному подходу, связывающему язык и когнитивные процессы и репрезентации личности (Edwards, 1997). Рассмотрение избранного выражения позволяет, таким образом, сравнить и противопоставить друг другу когнитивный и дискурсивный подходы.

Одна из примечательных особенностей работы дискурсаналитика заключается в том, что для понимания анализируемого дискурса полезно обратиться к дискурсу другого, порой контрастного типа (Nofsinger, 1991). Для того чтобы понять фразу принцесы Дианы (I dunno), я предлагаю рассмотреть нижеследующий материал.

Заинтересованность участников разговора

Исследования в этнометодологии и конверсативноаналитической области давно обратили внимание на понятие заинтересованности как некоей общей заботе людей. Позднее дискурсаналисты подчеркнули то значение, которое учстники разговора придают темам, затрагивающим их интерес (Edwards and Potter, 1992). Люди обращаются друг с другом, учитывая, что каждый имеет свои мотивы, желания, связи и т.д., и что каждый преследует свой интерес в своих действиях. Упоминание этого интереса является средством обесценить действия человека или изменить точку зрения на них. Например, обвинение может быть отвергнуто на основании того, что обвиняющий реализует свою злобу; заманчивое предложение теряет свою силу, если оно делается с целью осуществить влияние.

В качестве примера приведем выдержку из текущей информационной программы, где интервьюер Дэвид Фрост беседует с писателем Салмоном Рушди и спрашивает о "фатве" - религиозном приговоре Рушди к смерти. Последний обнаруживает интерес к тому, чтобы опровергнуть предъявленное обвинение как заведомо мотивированное.

(2) Фрост: А как они могли бы отказаться от нее сейчас? Могут они отменить ее? Они говорят, что не могут. Рушди: Да, но вы знаете, они это скажут, разве не так как однажды кто-то сказал. Дело в том, что, независимо от тайн богословия, там не существует технической проблемы. Проблема не техническая. Проблема в том, что они не хотят (Public Broadcasting Service, 26 November 1993, transcripted by newscaster). Ответ Рушди по поводу утверждения, что фатва не может быть отменена, направлен на то, чтобы обесценить обвинение как очевидно мотивированное. Обычная фраза: "Они это скажут, разве не так" - трактует реакцию иранцев как нечто ожидаемое, предполагаемое: это такая категория людей, с таким происхождением, интересами, жизненными позициями, что они могут сделать это. При этом Рушди формулирует свою позицию как некое разделяемое слушателями знание. Эта выдержка иллюстрирует, каковы средства, обнаруживающие заинтересованность в опровержении нежелательных утверждений.

Дискурсивные и конверсационные аналисты отмечают: если обнаруживаются трудности или большая развернутость высказывания, там обычно используются хорошо отработанные процедуры для их купирования. Например, если существуют трудности в регулировании диа и полилогов, то должны быть установлены процедуры для смены говорящих и завершения высказывания. Это и было найдено при исследовании (Levinson, 1983; Schegloff and Sacks, 1973). Следуя этой логике, мы вправе ожидать, что существуют процедуры, используемые людьми для противостояния тем формам утверждения, какие представлены в примере 2.

Существуют различные возможности. Здесь я представлю один из вариантов дискурсивной техники, направленной на обесценивание утверждения, поступившего от одного из собеседников. Ниже приводится отрывок из статьи "Психиатр открывает душевные болезни великих художников", помещенной в газете Guardian, 30 June 1994.

"Стереотип измученного гения, страдающего от своего искусства и теряющего рассудок в море депрессии, сексуальных проблем и пьянства, оказывается в общих чертах верным", - говорит один психиатр сегодня.

"Ученые, философы и политики все мучаются личностными странностями, из-за глубокой умственной неустойчивости. Чтобы убедиться в этом, достаточно понаблюдать за писателями и художниками," - говорит Феликс Пост. Доктор Пост изначально был настроен скептически, но, проведя наблюдения за жизнью почти 300 знаменитых людей, он пришел к заключению, что исключительная креативность связана с психиатрическими проблемами.

"Душевная болезнь, - заключает доктор Пост, - каким-то образом подпитывает некоторые формы творческого подхода".

В статье на меня произвело впечатление одно утверждение: "Доктор Пост изначально был настроен скептически ...". Полагая, что все высказывания текста чему-то служат, мы вправе спросить, чему служит данное высказывание. Представляется, что этот кусочек направлен против потенциального критического отношения к утверждению дра Поста о связи сумасшествия и креативности. Его исходный скептицизм подталкивает нас к тому, чтобы рассматривать его заключение как фактически обоснованное, противоречащее его начальному представлению. Для убедительности моих рассуждений я прибегну к медицинской аналогии. Люди могут избежать заболевания туберкулезом, делая прививку против этой болезни. Возможно, тем же самым способом собеседники или писатели могут ограничить легкость, с какой их утверждения будут оспорены, выполняя своего рода прививку заинтересованности (Potter, 1996a).

Выражение "Я не знаю" (I dunno) как прививка заинтересованности Для понимания отмеченного выше выражения "Я не знаю" полезно подобрать другие примеры, аналогичного характера. Цель этого действия - помочь аналисту понять общий паттерн дискурсивного приема и выявить различные стороны данной дискурсивной конструкции.

Удобным материалом для сравнения может стать приводимый ниже отрывок. Он является началом длинной истории, в которой рассказчик Джим описывает вечер со своей женой Конни в пабе (кафе). Вместе с ними был также консультант. Одной из обсуждаемых тем являются жалобы Джима на то, что Конни флиртует с другими мужчинами. Со своей стороны Конни неоднократно заявляет, что ее муж патологический ревнивец и склонен расценивать ее общительность как сексуальное завлекание (более подробно описано в Edwards, 1995).

(4) Джим: В тот вечер...во всяком слу чае...был...Я не ... Конни приготовилась прини мать гостей. А я не хотел. Ничего другого не было. Мы сидели в пабе и стали обсуждать. Мы немного поссорились в пабе. И спорили о времени. Хм...Когда эти люди вошли. Это были Джон и Каролин. И с ними был этот другой парень Дэйв. С ними тоже. (6 строк пропущено) Они так или иначе пришли в паб. Так. Конни сидела рядом с Каролин. А я сидел дальше сзади. Так что вы были, вы вклинились между нами. Они сидели в на другой стороне. (16 строк пропущено) И ээ... На Конни была короткая юбка Я не знаю. И я знал этого эээа возможно, я встречал его. Ээ. Я должно быть встречал его раньше. Но я слышал он был такой парень. Ему все равно...кто он...болтал...или... кто был в Ирландии, ведь, те не умеют болтать. Тут Конни встала поддернула свою юбку и стала смотреть прямо на Дэйва. Вот так. Начнем наш анализ с рассмотрения, как Джим описывает длину юбки Конни. Это описание особенно деликатно там, где оно связано со специальной заботой Джима. Проблема Джима в том, что его слова могут быть повернуты против него как свидетельство его патологической ревности, когда отмечается малейшая деталь одежды Конни. Поэтому его описание может породить проблемы также в его адрес. Заметим, что тотчас после описания юбки Конни Джим произносит свое "Я не знаю". Что оно значит? Можно понять это как знак неуверенности в этой части его рассказа. Другой путь интерпретации состоит в рассмотрении того, как "Я не знаю" работает в интеракции. Может ли выражение неуверенности свидетельствовать о том, что Джим ревниво изучал одежду Конни и был озабочен этим еще до начала вечера? Эта интерпретация подтверждается последующими деталями. Джим описывает длину юбки Конни как знак ее завлекающего поведения, которое в свою очередь делает его резкую реакцию более обоснованной. Одновременно выражение неуверенности работает против идеи, что он говорит это, замечает это, потому что он патологически ревнив.

Существуют ли другие свидетельства в пользу предлагаемой нами интерпретации высказывания "Я не знаю"? В дискурсанализе считается особенно продуктивным рассмотривать вариабильность различных версий. Это может стать важным ключом для понимания выполняемого действия. В нашем случае мы можем попытаться сравнить варианты высказываний, где обсуждается юбка Конни. Вот что мы находим на следующей странице транскрипта. (5) Конни: Моя юбка, возможно, несколько лезла вверх . (жест рукой по бедру) Джим: (делает глубокий вздох) Конни: Может быть, она немного коротка. Она была сшита для...Нет, я никогда не собиралась делать ее специально. Если бы это было так, моя подруга сказала бы мне: "О, ты слишком выставляешь напоказ свои ноги сегодня". Что примечательно в этом отрывке, так это то, что Джим не проявляет никакого сомнения насчет длины юбки. Я специально обратил внимание на показной, ясно слышимый вздох как выражение несогласия с Конни. И Конни, разумеется, поняла этот вздох, заменивший слова. Примечательно также, что Джим уже не ссылался на "Я не знаю". Он очень точно все помнил. Я считаю, что вариабельность такого рода подтверждает мою интерпретацию. В этом примере мы снова находим проявление "предваряющей прививки", трудно согласиться здесь с плоской когнитивистской трактовкой, что, мол, говорящий сообщает об отсутствии у него уверенности в предмете обсуждения.

После этого дополнительного экскурса вернемся к интервью Мартина Башира с Принцессой Дианой. Можем ли мы предложить теперь интерпретацию слов Принцессы "Я не знаю" на основе проведенного анализа? Можно ли видеть за этими словами "предваряющую прививку"?

Первый возникающий здесь вопрос - есть ли у участников разговора скрытый предмет особого интереса? Такой предмет нетрудно обнаружить. В газетах того времени было много сообщений, что Принцесса использовала книгу Эндрю Мортона, чтобы вернуть Принца Чарльза, своего мужа. Сам тот факт, что Башир направил многие свои вопросы на выяснение мотивов ее кооперирования с Эндрю Мортоном, на характер этой кооперации, показывает, что этому придавалось большое значение. Второй вопрос состоит в том, правомерно ли трактовать слова "Я не знаю" как "предваряющую прививку"? Я полагаю, что в ответах Принцессы слова "Я не знаю" помещаются как раз там, где проблема мотивов особенно остра. Признание, что книга была частью запланированной стратегической кампании, направленной на то, чтобы представить свой взгляд на королевский брак и ее роль в нем, это признание для Принцессы было равносильно признанию своей виновности. Поэтому своими словами "Я не знаю" она хочет показать свою неуверенность в роли, которую играла книга. Тогда ее мотивы не кажутся эгоистичными и мелкими, а направлены (довольно туманно) на выражение сестринской солидарности. Туманность при этом довольно искусно выражена тоном и невербальным оформлением фразы с помощью взгляда, направленного вдаль как бы в поиске ответа, покачивания головой в знак того, что вопрос для нее труден, и у нее нет на него готового ответа.

Такова, на мой взгляд, роль "Я не знаю" в отрывке 1. Мою задачу в этом анализе я видел в том, чтобы продемонстрировать некоторые процедуры, помогающие построить интерпретацию дискурса, а также характер ментальности, включаемой в анализ.

 

5