ГоловнаЗворотній зв'язок
Главная->Екологія->Содержание->О цене развития ( ничто не дается даром).

Екологія

О цене развития ( ничто не дается даром).

Эволюция систем осуществляется  в сторону усложнения и совершенствования организации. Развитие происходит за счет не только окружающей среды, но и собственных качественных ресурсов: любое новое приобретение в эволюции системы обязательно сопровождается утратой какой-то части прежнего достояния и возникновением новых, все более сложных проблем. Отсюда следуют:

-          закон необратимости эволюции ( однонаправленность развития) : большие системы эволюционируют только в одном направлении – от простого с сложному; инволюция, регресс могут относиться только к отдельным частям или к отдельным периодам развития системы;

-          правило (закон) ускорения эволюции : с ростом сложности организации системы темпы эволюции возрастают ( за большее число степеней свободы и богатство выбора человеку приходится платить необычайно возросшей напряженностью жизни, остротой борьбы за существование, постоянным риском гибели).

В экономике природы, как и в экономике человека не существует бесплатных ресурсов: пространство, энергия, солнечный свет, вода, кислород, какими бы «неисчерпаемыми» ни казались их запасы на Земле, неукоснительно оплачиваются любой расходующей их системой. Оплачиваются полнотой и скоростью возврата, оборота ценностей, замкнутостью материальных круговоротов – биогенных элементов, энергоносителей, пищи, денег, здоровья.

Глобальная экосистема представляет собой единое целое, в рамках которой ничто не может быть выиграно или потеряно и которая не может являться объектом всеобщего улучшения, все, что было извлечено из нее человеческим трудом, должно быть возмещено. Платежа по этому векселю не избежать, он может быть только отсрочен. Нынешний кризис окружающей среды говорит о том, что отсрочка очень затянулась.

О главном критерии эволюционного отбора (природа знает лучше). Это утверждение не столь очевидно, но очень важно для понимания взаимоотношений человека и природы. Оно имеет два аспекта: бионический и эволюционный.

Бионика – наука о применении принципов действия живых систем и биологических процессов для решения инженерных задач – лишь переводит гениальные находки и идеи природы на язык человеческой техники и решает их другими средствами, « с другого конца ». Чтобы убедиться в этом, достаточно сопоставить полные технико-экономические параметры в таких гомологических парах: автомобиль-лошадь, подводная лодка-дельфин, солнечная батарея-зеленый лист растения, гидравлический компрессор-сердце, компьютер-человеческий мозг.

Превосходство живого в полной мере относится и к экологическим системам. Это касается не только более высокой устойчивости природных экосистем по сравнению с искусственными. Принцип « природа знает лучше» определяет прежде всего то, что может и что не должно иметь место в биосфере.

Все в природе – от простых молекул до человека – должно было пройти очень жестокий конкурс на вакансию в биосфере ( в деловой жизни применимо выражение «найти свое место в жизни», « свою нишу» и т.д.). По подсчетам ученых, сегодня планету населяет лишь одна тысячная часть испытанных эволюцией видов растений и животных.

Главный критерий этого отбора – вписанность в глобальный биотический кругооборот, увеличение его эффективности, заполненность всех экологических ниш, исключение «мертвых зон» в сети природных взаимосвязей.

У любого вещества, выработанного организмами, должен существовать разлагающий его фермент. Все продукты распада должны вновь вовлекаться в круговорот. Такова жизнь. С каждым биологическим видом, который нарушал этот закон, уменьшая замкнутость биотического круговорота, эволюция рано или поздно беспощадно расставалась, находя организмы – «заместители», способные восстановить замкнутость экологических циклов ( возможно, к таким «заместителям» относятся и мутанты).

Человеческая индустриальная цивилизация очень быстро и грубо нарушает замкнутость биологического круговорота в глобальном масштабе, что не может остаться безнаказанным. В этой критической ситуации должен быть найден компромисс и выработаны условия его принятия. Поэтому Б. Коммонер через 2 года после выхода его книги « Замыкающийся круг », внес поправку в формулировку закона:

Природа знает лучше, ЧТО делать, а люди должны решать, КАК сделать это возможно лучше.

Закон ограниченности ресурсов ( на всех не хватит).

В природе действует правило максимального «давления жизни» : организмы размножаются с интенсивностью, обеспечивающей максимально возможное их число. Репродуктивный потенциал многих организмов так велик, что если бы на какое-то время были сняты ограничения размножения и остановлено вымирание, то произошел бы «биологический взрыв» космического масштаба: за считанные часы масса живого вещества превысила бы массу земного шара. Это не происходит из-за ограничений по веществу: масса питательных веществ для всех форм жизни на Земле конечна и ограничена.

Это означает, что общее количество живого вещества всех организмов планеты сравнительно мало изменяется, во всяком случае в пределах больших отрезков времени. Эта закономерность сформирована В.И. Вернадским в виде закона константности количества живого вещества: количество живого вещества биосферы (для данного геологического периода) есть константа.

Значительное увеличение численности и массы каких-либо организмов в глобальном масштабе может происходить только за счет уменьшения численности и массы других организмов.

Противоречие между скоростью размножения и ограниченностью ресурсов питания применительно к человеческому народонаселению впервые сформировал Т.Р. Мальтус (1798г.). Этим он обосновал неизбежность социальной конкуренции. Ч. Дарвин заимствовал у Мальтуса понятия «борьба за существование» для объяснения механизма естественного отбора.

« На всех не хватит» – источник всех форм конкуренции, соперничества и антагонизма в природе и в обществе. Внутри популяций или между популяциями различных растений или животных предметом конкуренции чаще всего бывает пища, пространство ( и в буквальном и в переносном смысле – место под солнцем), убежище или половой партнер. В человеческом обществе все это сохраняет свое значение, но украшается разнообразными социальными, экономическими, этическими и эстетическими «надстройками», часто играющими самостоятельную роль. Классовая борьба, расизм, межрегиональные и межнациональные конфликты, межрелигиозные конфликты -  все они есть ничто иное, как уродливые рудименты внутривидовой конкуренции, принимающей иногда более жестокие формы, чем у зверей. Существенное различие в том, что в природе в результате конкурентной борьбы остается лучшее, а в человеческом обществе это отнюдь не гарантировано, скорее наоборот.

 

11