yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Географія->Содержание->Глава 6. НАУЧНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС

Экономическая география России

Глава 6. НАУЧНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС

 

Огромное воздействие на эффективность размещения отраслей, формирование пропорций между районами, рационализацию транспортно-экономических связей оказывает наука.

В 1995 г. общая численность специалистов с высшим образованием, выполняющих научные исследования и разработки, составила 1 млн чел.

Существенное влияние на структуру и динамику научных кадров России оказывает территориальная организация научной деятельнос­ти. Более половины кадрового потенциала науки приходится на два экономических района — Центральный и Северо-Западный. Домини­рующая роль этих районов в кадровом потенциале российской науки определяется вхождением в их состав Москвы и Санкт-Петербурга.

В последние годы наблюдается сокращение численности специа­листов с высшим образованием, выполняющих научные исследования, в том числе кандидатов наук, на всей территории страны. Наиболее вы­сокие темпы снижения в 1992—1996 гг. отмечались в Дальневосточном (21%), Северо-Западном (19%), Северо-Кавказском (17%) районах, менее высокие — в Уральском (10%). На это влияют миграционные про­цессы, происходящие вследствие роста межнациональной напряжен­ности в ряде регионов, а также заметное ослабление стимулирующей роли коэффициентов к заработной плате, действующих в районах Се­вера и Дальнего Востока. Существенно уменьшилась численность исследователей в Москве и Санкт-Петербурге (12%). Основные причины этого — сокращение научных организаций, а также переход научных кадров в коммерческие структуры.

Доминирующее положение в профессиональной ориентации уче­ных занимают технические науки — 50% численности специалистов с высшим образованием, выполняющих научные исследования. Другую группу образуют отрасли наук с удельным значением специалистов в пределах 2—11%. К ним относятся: физико-математические, химиче­ские, биологические, геолого-минералогические, сельскохозяйствен­ные, экономические, медицинские и др.

Между отраслями наук имеются существенные различия с точки зрения насыщенности их кадрами высшей квалификации. По обеспе­ченности докторами и кандидатами наук лидируют философские, медицинские, исторические, ветеринарные и политические науки (50,5%). Наименьший удельный вес докторов и кандидатов наук — в техни­ческих науках, но особенно он низок в архитектуре, экономике и географии.

В настоящее время обострилась проблема сбалансированности возрастной структуры научных кадров. Это касается работников всех квалификационных категорий, но больше всего он заметен среди док­торов наук. За период 1992—1996 гг. их средний возраст увеличился с 50 до 58 лет. Особенно высок удельный вес старших возрастов в струк­туре научных и научно-педагогических работников высших учебных за­ведений. Доктора и кандидаты наук от 45 до 65 лет составляют в вузах свыше 70%. Старение профессорско-преподавательского персонала вузов сопровождается отставанием от современных требований, предъ­являемых к процессу образования. Сказывается неблагоприятная си­туация, сложившаяся в вузовском секторе за последние годы. Низкий уровень оплаты труда, недостаточная обеспеченность вспомогательным персоналом, нехватка исследовательского оборудования, отставание в развитии учебно-лабораторной базы усиливают особенно для молодых (до 45 лет) возрастов привлекательность других сфер деятельности, пре­имущественно в частном секторе.

Поступательное развитие науки требует рационального сочетания ученых разного возраста, значительной доли молодых ученых. Только тогда может быть обеспечена преемственность и непрерывность раз­вития науки.

Снижение материальных стимулов к высококвалифицированно­му труду ученого, неэффективный механизм отбора и аттестации кад­ров, падение престижа научной деятельности ведут к изменению приоритетов и трансформации системы ценностей при выборе сферы дея­тельности наиболее способной молодежи. Если до 1986 г. значительная ее часть стремилась в науку, то сейчас молодежь ориентирована на ра­боту в других областях. Происходит отток уже работающей в науке мо­лодежи в другие отрасли, переключение ее на коммерческую деятель­ность. Падает интерес к подготовке и защите диссертаций, получению ученых степеней.

Процессы, происходящие в экономике страны с переходом крын­ку, влекут за собой большие изменения в характере и механизмах заня­тости в сфере науки. Разрушена прежняя, основанная на централизо­ванном планировании система определения потребности в научных кадрах и их подготовки. Новые взаимосвязи между спросом и предло­жением исследовательских кадров только начинают формироваться.

С 1986 г. стала проявляться тенденция к сокращению численности занятых в отраслях науки. За период 1986—1990 гг. занятость умень­шилась на 11%. В целом сокращение занятости в научной отрасли ес­тественно в условиях экономической разрухи. Вместе с тем при отсут­ствии рациональной структурной политики этот процесс ведет к раз­рушению крупных исследовательских объединений, передовых науч­ных школ, что неизбежно скажется на экономическом и социальном развитии России в будущем.

Важным фактором, влияющим на динамику кадрового потенциа­ла науки, стала эмиграция ученых. В структуре эмиграции работников науки и народного образования лидирующее положение занимают Австралия (28%), США (17%) и Израиль (15%). Основная часть эмигран­тов — выходцы из Москвы, Ленинградской и Омской областей, Алтай­ского края. В основном уезжают за рубеж физики и астрономы (15%), биохимики, биофизики и химики (12%). Большая часть выехавших за рубеж на постоянное место жительство ученых имеет степень кандида­та (57%) или доктора (18%) наук.

На миграции в Израиль сказывается этнический фактор, для нее характерно более равномерное распределение мигрантов-ученых по областям науки, чем для эмиграции в США. Более 50% всех ученых, выехавших в США, составляют представители трех направлений: био­химии, биофизики и химии физиологически активных соединений. Все большее значение приобретает отъезд ученых за рубеж по контрактам. К этой категории относятся специалисты самой высокой квалифика­ции, которые имеют научные достижения, признанные в мировом мас­штабе. Отток ученых чреват для России большим и долговременным ущербом. Поэтому необходимо в ближайшее время сформировать стратегию развития российской науки, которая позволила бы в нелегких экономических условиях максимально сохранить интеллектуальный потенциал в России.

Система подготовки кадров для науки охватывает высшую школу, аспирантуру и докторантуру.

Высшая школа — база формирования кадрового потенциала науки — представлена разветвленной сетью учебных заведений. В России функ­ционирует 535 вузов, численность студентов в них в 1995—1996 учеб­ном году составила почти 3 млн чел., 95% обучающихся являются граж­данами России. Кроме того, в российских вузах учится около 30 тыс иностранных студентов. С 1992 г. формируется альтернативная систе­ма высшего образования. В 1996 г. было открыто более 50 негосударст­венных высших учебных заведений. Существование высших учебных заведений различных форм собственности создает конкуренцию меж­ду ними, способствуя повышению качества образования.

Прием в вузы страны начал снижаться с 1985 г., но наибольшее падение приходится на 1992—1993 гг. За 1992—1996 гг. прием в вузы снизился на 10%, наибольший спад наблюдается в вузах: строительст­ва и промышленности — 27%, транспорта и связи — 15%, экономики и права — 12%. Причем прием в вузы на дневное отделение за этот пери­од уменьшился незначительно (1,5%), а по вечерней и заочной формам обучения — почти на 35%. Сокращение вечернего и заочного обучения в целом носит позитивный характер, так как такие формы образования не могут в полной мере обеспечить высокое качество подготовки спе­циалистов.

Структура выпуска специалистов в России имеет большие разли­чия по сравнению с развитыми странами. В 1996 г. специалисты с выс­шим образованием в нашей стране составили: в промышленности и строительстве — 35%, их доля имеет устойчивую тенденцию к сниже­нию, в просвещении — 33%. В целом по России основная доля выпуска специалистов приходится на инженерный профиль (1996 г. — 45%). На­ибольший вес этого показателя среди развитых зарубежных стран был в Германии (25%), Японии (20%), США (12%). В этих странах особое внимание уделяется подготовке специалистов гуманитарного профиля (особенно экономистов), которые в структуре выпуска в Германии со­ставили 53% (31% — экономисты), Японии — 57% (42%), США — 55% (26%). У нас в стране этот показатель был равен 21 и 12% соответствен­но. Поэтому формирующийся рынок труда в России остро ощущает нехватку специалистов в области прогнозирования, финансов, банков­ского дела и управления. В настоящее время только 32% экономистов и 12% бухгалтеров имеют высшее образование.

Главное звено подготовки научных кадров высшей квалификации — обучение в аспирантуре. В среднем на одно высшее учебное заведение приходится 100 аспирантов, выделяется МГУ — 3,8 тыс чел. В универ­ситетах восточной зоны этот показатель колеблется от 44 чел. (Якут­ский) до 357 чел. (Томский).

Завершающим этапом в системе подготовки научных кадров явля­ется докторантура. В 1996 г. в России насчитывалось 198 научно-иссле­довательских институтов и 140 вузов, имеющих докторантуру. Удель­ный вес выпускников докторантуры, которые заканчивают обучение с защитой диссертации, не превышает 40%. На один вуз и научно-иссле­довательский институт в среднем за год приходится 5 докторантов, из них, как правило, двое защищают диссертации.

Основной источник финансирования науки — государственный бюджет. Из него покрывается примерно 95% текущих затрат на науку. Ассигнования на научные исследования за счет разных источников во многом обусловлены трансформацией системы управления наукой. К числу важнейших мероприятий по реорганизации финансирования науки следует отнести перевод научных организаций на новые условия хозяйствования, повышение роли договорных отношений в организа­ции их деятельности. С 1992 г. введена практика формирования внебю­джетных фондов финансирования общеотраслевых и межотраслевых научно-исследовательских работ и мероприятий по освоению новых видов продукции за счет отчислений в размере 1,5% себестоимости то­варной продукции. Однако величина отчислений этих средств в 1993 г. оказалась в 20 раз ниже ожидаемого уровня. На долю внебюджетных фондов приходилось не более 5% текущих затрат на науку. До сих пор не удалось реально заинтересовать первичные хозяйственные звенья (предприятия, коммерческие структуры) в финансировании научных исследований за счет собственных средств.

Формирование рыночных отношений сопровождается образова­нием сектора малого бизнеса в науке. Научно-технические кооперати­вы, малые и совместные предприятия при сравнительно небольшой численности кадров отличаются, как правило, высоким динамизмом. До 1990 г. основной организационной формой малого бизнеса в науке были научно-технические кооперативы по разработке программных средств, оказанию информационных услуг. Основная часть объема про­водимых ими работ приходилась на разработку программных средств (40%), информационные услуги, консультации и экономические ис­следования (22%), проектирование (12%), наладку и ремонт оборудо­вания (11%).

Правовая и экономическая поддержка малого бизнеса была сла­бой, это привело к тому, что число кооперативов начало сокращаться, но интенсивно росло число малых предприятий: за 1992—1995 гг. чис­ло кооперативов уменьшилось в 5 раз, а малых предприятий выросло почти в 7 раз.

Большие надежды возлагались на совместные предприятия с учас­тием иностранного капитала. Предполагалось, что эта форма позволит привлечь передовые достижения зарубежной науки, управленческий опыт, материальные ресурсы для развития производства наукоемкой продукции в нашей стране. Однако вследствие политической и эконо­мической нестабильности, неконвертируемости рубля, отсутствия иму­щественных и правовых гарантий, налоговых и таможенных льгот, ко­торые стимулировали бы приоритетные виды деятельности, из 620 сов­местных предприятий, действовавших в России к началу 1991 г., к чис­лу научно-исследовательских организаций относились лишь 50 (8,1% от общего числа совместных предприятий).

К началу 1996 г. число совместных предприятий научно-техничес­кого направления выросло в 4,5 раза. В 1995 г. ими было экспортирова­но товаров и услуг на 200 млн долл., импортировано — на 98 млн долл., реализовано на внутреннем рынке — на 225 млн долл. Почти половина экспорта и импорта приходится на совместные предприятия Москвы, их удельное значение на внутреннем рынке около 80%.

Наукоемкий бизнес составляет небольшую долю деятельности сов­местных предприятий. Продукция предприятий научно-технического профиля в основном предназначена для реализации на внутреннем рынке. Ее удельный вес в общем объеме экспорта товаров и услуг всех совместных предприятий — 3,5%, тогда как на внутреннем рынке он в 3 раза выше. Многие совместные предприятия, формально относящи­еся к научным, на самом деле являются просто крупными импортера­ми компьютеров, автомобилей и товаров народного потребления.

Капитальные вложения в науку отличаются существенной нерав­номерностью по годам. Начатый в 1985 г. курс на ускорение социаль­но-экономического развития страны предполагал интенсивное нара­щивание инвестиций в сфере строительства объектов, связанных с со­зданием, освоением и внедрением научных нововведений, в том числе в развитие опытно-экспериментальной базы науки. Спад инвестици­онной активности в 1989—1991 гг. отрицательно сказался на динамике капитальных вложений в науку, причем их сокращение опережало сни­жение объема инвестиций в народном хозяйстве России в целом на 15%. За 1992—1996 гг. положение еще больше ухудшилось. Капитальные вло­жения в науку снизились по сравнению с 1986 г. в 5,3 раза (в 1986 г. отме­чался максимальный за десятилетие прирост объема капитальных вложе­ний в науку — 38%). Снижение капитальных вложений затронуло боль­шинство регионов России, в первую очередь крупные научные центры. В Москве и Санкт-Петербурге, на долю которых приходится 39,7% обще­го объема инвестиций в сферу науки, они снизились в 5,8 раза, почти в 7 раз сократился ввод в действие основных фондов вузов и научно-исследовательских институтов. В Новосибирской области капитальные вло­жения в науку уменьшились в 6,3 раза. Сокращение объема инвестиций в науку произошло и в Западной Сибири, Свердловской области, в Север­ном, Северо-Кавказском районах, на Дальнем Востоке.

Вместе с тем интенсивно строятся научные объекты в Ленинград­ской области, где объем капитальных вложений в 1996 г. (в сопостави­мых ценах) в 3 раза превышал уровень 1990 г. Рост инвестиций в науку отмечался в Якутии (в 2 раза), Сахалинской области (в 1,2 раза), Татар­стане (в 1,7 раза), Мордовии (в 1,5 раза), Бурятии (в 1,15 раза).

На современном этапе развития в нашей стране необходимо уде­лять большее внимание научно-техническому прогрессу. На прежней материально-технической основе кардинальных перемен добиться не­возможно. Выход — глубокая реконструкция народного хозяйства на базе новейших достижений науки и техники, прорыв на авангардных направлениях научно-технического прогресса.

Научно-техническая революция способствует качественным и структурным сдвигам в экономике. В бывшем СССР научно-техничес­кий прогресс в основном развивался эволюционным путем. Эволюционный путь состоит в совершенствовании действующей техники и тех­нологии. Производственный процесс в целом при таком подходе тех­нически не преобразуется, а численность вспомогательных и обслужи­вающих работников практически не уменьшается. С этим связан парадоксальный результат, когда при значительном росте производитель­ности труда численность работающих, занятых ручным трудом, не толь­ко не сокращалась, но даже увеличивалась. Направления совершенст­вования техники и технологии приводили к дополнительным капитальным вложениям. В результате эволюционный путь научно-техничес­кого прогресса сопровождался ростом фондоемкости производства.

Эволюционная форма научно-технического прогресса привела к тому, что эффективность общественного производства повышалась медленно: менее чем на 1,5% в год. Этот синтетический показатель скла­дывался из роста производительности труда в народном хозяйстве стра­ны (примерно 3% в год), экономии топлива, сырья (примерно 2%). Но полученный эффект наполовину обесценивался тем, что одновремен­но на 3% в год росла фондоемкость народного хозяйства. Главное вни­мание нужно уделять отбору тех направлений научно-технического прогресса, которые дадут наибольшую эффективность во всех отрас­лях. Прежде всего, это коренное изменение технологии, которое резко снизит удельные затраты на производственные ресурсы, приведет к по­вышению качества продукции и улучшению экологической обстанов­ки. Одно из главных направлений — автоматизация производственных процессов с внедрением средств вычислительной техники.

Оказывая влияние на территориальную организацию хозяйства, специализацию и комплексное развитие экономических районов, на­учно-технический прогресс определяет изменения в размещении про­изводительных сил. Это влияние имеет двоякий характер: с одной сто­роны, увеличивается возможность более равномерной дислокации от­раслей, предприятий и комплексов, с другой — повышаются региональ­ные требования к новой технике. В итоге обеспечивается резкий ска­чок в повышении эффективности производства.

Освоение новых районов с экстремальными характеристиками предъявляет к научно-техническому прогрессу повышенные требова­ния: например, техника должна быть приспособлена к условиям рабо­ты в заболоченной местности, тундры, вечной мерзлоты и т.д. В зоне сурового Севера разработка месторождений природных богатств тре­бует широкого использования высокопроизводительной техники в се­верном исполнении из хладостойких металлов.

При формировании важнейших направлений технической поли­тики на этапе долгосрочного развития Севера следует учитывать, что для него, как и для других восточных районов страны, характерен значительный разрыв между наличием огромных эффективных природ­ных залежей и ограниченными трудовыми ресурсами. Поэтому уско­рение научно-технического прогресса — решающее условие для обес­печения высоких темпов освоения природных богатств, роста эффек­тивности общественного производства.

Оплата труда на Севере почти в 3 раза выше, чем в других районах страны, поэтому использование там малоквалифицированного труда неэффективно. Механизация и автоматизация производственных про­цессов здесь должна быть значительно выше.

Несмотря на установку непрерывно повышать уровень техничес­кого оснащения нефтяной и газовой промышленности Западной Си­бири и на этой основе значительно увеличивать производительность труда, резкое расширение объемов нефтедобычи повлечет за собой по­требность в дополнительном персонале. По расчетам Института эко­номики и организации промышленного производства СО АН России, потребность в трудовых ресурсах нефтедобывающей, газодобывающей промышленности и геологоразведки на нефть и газ Западной Сибири составила в 1990т. 14,5% общей потребности. По прогнозам этого же института, свыше 50% всех трудовых ресурсов Западно-Сибирского комплекса будет занято в непроизводственной сфере, 16,5% — в комплексирующих производствах (строительно-монтажном, промышлен­ности строительных материалов), более 11% — на транспорте, в энерге­тике, связи и примерно 6% - на лесозаготовке, лесопереработке и в рыбной промышленности.

Повышению эффективности освоения природных ресурсов Севе­ра может способствовать рационализация структуры народного хозяй­ства. Структурная политика должна быть направлена на создание здесь оптимального с общегосударственных позиций хозяйственного ком­плекса. Необходимо, чтобы структура материального производства в районах нового освоения принципиально отличалась от структуры в обжитых районах. Это относится в первую очередь к соотношению чис­ленности занятых в основном и обслуживающих производствах. В на­стоящее время оно составляет 1 : 5, в то время как в аналогичных райо­нах американского и канадского Севера — 1 : 2. Рационализация струк­туры занятости позволит почти в 2 раза снизить потребность в допол­нительно привлекаемой рабочей силе.

Неодинаковы условия и при разработке природных богатств в ев­ропейской зоне России: при освоении железных руд Курской магнит­ной аномалии, газоконденсатных месторождений Прикаспийской впа­дины, использовании переувлажненных земель нечерноземной зоны, орошении земель Поволжья, Северного Кавказа и др. Следовательно, в региональных направлениях научно-технического прогресса должны учитываться не только природные, но и экономические условия (плотность населения, транспорт, стоимость основных производственных фондов и т.д.). Региональная техника и технология призваны обеспе­чить высокую экономическую эффективность, снижать затраты живо­го труда, сокращать сроки строительства объектов.

Современные методы разведки и разработки природных ресурсов ведут к территориальному расширению энергетической и сырьевой базы промышленности. В настоящее время стала вполне экономичной до­быча нефти и газа с больших глубин и морского шельфа, тогда как ра­нее это было невозможно по техническим причинам. Научно-технический прогресс позволяет проводить более углубленную переработку сырья и топлива, использовать малоотходную, безотходную, энергосберегающую технологию. Широкое применение в народном хозяйстве находят результаты космических исследований. Ведутся работы по со­зданию новых химико-технологических процессов с целью получения материалов с заданными свойствами. Предполагается увеличить мас­штабы реализации возобновляемых источников энергии — солнечной, ветровой, гидравлической и геотермальной. Все это приведет к более равномерному и эффективному размещению производительных сил страны.

В России почти 45% работающих заняты ручным трудом. Решение этой проблемы связано с созданием нового поколения техники, преж­де всего дающей возможность комплексной механизации и автомати­зации производства. Необходима большая работа по созданию новых видов машин, механизмов и технологий. Особенно перспективно вне­дрение компьютеров и роботов, роторов и роторно-конвейерных ли­ний, гибкой технологии, что позволит в трудодефицитных регионах проводить трудосберегающую политику. Внедрение робототехники повышает производительность труда в среднем в 2 раза, а на отдельных производственных операциях — в 3 раза, создаются возможности для внедрения новой технологии и повышения качества продукции. Появ­ляются благоприятные предпосылки для развития автоматизированных систем управления производством.

Необходимо внедрение гибких производственных систем в авто­мобильной, электротехнической, пищевой, легкой и других отраслях промышленности, где требуется частое обновление выпускаемой про­дукции. Это создает основу для формирования полностью автоматизи­рованных предприятий с мобильной технологией.

К комплексному использованию нефти как сырья для нефтехими­ческой промышленности предъявляют большие требования. Мощнос­ти нефтеперерабатывающих установок на современном этапе в 4 раза больше, чем применявшиеся раньше. Развитие комплекса шло в ос­новном за счет реконструкции и расширения мощностей. Новые круп­нейшие предприятия были созданы в Западной Сибири (Томский и Тобольский нефтехимические комплексы). Однако в настоящее время в стране еще недостаточно используются технические возможности, особенно это касается сырьевых трубопроводов.

Иная ситуация сложилась в 1992—1996 гг. Осуществлено 235 вне­дренческих мероприятий, затраты на внедрение составили 900 млн руб. (180 млн руб. в среднем за год, в 1981—1990 гг. — 2,53 млрд руб.), а экономический эффект снизился до 150 млн руб.

Агропромышленный комплекс страны призван обеспечить ста­бильный рост сельскохозяйственного производства, интенсификацию использования ресурсов, повышение качества продукции и сокращение потерь при уборке урожая и хранении продукции. Число внедрен­ных мероприятий в АН К за 1981—1990 гг. составило 251 тыс. Фактиче­ские затраты на внедрение мероприятий достигли 3,5 млрд руб. Эко­номический эффект от внедрения новой техники — 1,6 млрд руб.

За 1992—1996 гг. эти показатели достигли рекордного снижения. Число внедренных мероприятий составило 1,5 тыс, а затраты на них — 80 млн руб., экономический эффект — 2,5 млн руб.

Главная задача в области механизации сельского хозяйства — пере­ход от использования отдельных механизмов к использованию ком­плекса машин, позволяющих обеспечить поточную технологию, завер­шить в основном комплексную механизацию земледелия и животно­водства.

На размещение производительных сил большое влияние оказыва­ет техническая оснащенность всех видов транспорта. Снижение доли транспортных затрат в стоимости продукции уменьшает тяготение пред­приятий к источникам топлива и сырья, расширяет зоны потребления, изменяет межрайонные и внутрирайонные связи. Внедрение новой тех­ники позволит укрепить материальную базу транспорта, повысить уро­вень комплексной механизации погрузочно-разгрузочных работ, уско­ренно развивать контейнерно-транспортную систему.

Внедрение достижений научно-технического прогресса особенно важно на трубопроводном транспорте. По грузообороту он занимает второе место после железнодорожного, его удельный вес в суммарном грузообороте транспорта составляет 31%. Себестоимость перевозки по трубам в 3—4 раза ниже, чем по железной дороге, а удельные затраты труда, энергии, металла в 1,2—1,5 раза ниже.

Формируется систематранспорта полупродуктов нефтехимии (эти­лен). Этиленпроводы соединяют нефтехимические заводы Казани, Салавата, Стерлитамака, Нижнекамска, действует этиленпровод из Оренбурга в Поволжье, введен в строй продуктопровод из Западной Сибири на Урал. Для транспортировки минеральных удобрений исполь­зуется аммиакопровод Тольятти — Одесса, который высвобождает еже­годно почти 5 тыс железнодорожных цистерн.

Научно-технический прогресс открывает большие возможности транспортировки по трубопроводам угля. Создан опытно-промыш­ленный углепровод Кузбасс — Новосибирск протяженностью 250 км. Разрабатывается проект углепровода Кузбасс — Урал протяженностью 2,4 тыс км с диаметром труб 930 мм.

Имеется опыт гидротранспорта руд. На Норильском горно-метал­лургическом комбинате транспортируется медно-никелевый концент­рат. Основные причины, которые сдерживают развитие гидротрубопроводного транспорта, — это недостаточный коэффициент полезного дей­ствия его работы (доля твердого вещества в пульпе 15%) и экологичес­кие проблемы, связанные с очисткой воды.

 

 

15