yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Географія->Содержание->Глава 1. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ — НАУКА О РАЗМЕЩЕНИИ И ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ХОЗЯЙСТВА

Экономическая география России

Глава 1. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ — НАУКА О РАЗМЕЩЕНИИ И ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ХОЗЯЙСТВА

 

Экономическая география — составная часть социально-экономи­ческой географии. Как отрасль фундаментальной науки она изучает территориальную организацию общественного производства, особен­ности формирования территориально-экономической структуры хозяй­ства различных стран и отдельных регионов. Экономическая геогра­фия подразделяется на общую, отраслевую (промышленности, сельско­го хозяйства, транспорта, строительства и др.), региональную эконо­мическую географию и географию мирового хозяйства.

Отраслевая экономическая география изучает пространственное распределение (размещение) промышленности, сельского хозяйства, строительства, транспорта и др., региональная — территориальное раз­деление общественного труда в различных областях и районах с учетом экономических законов, влияние природных условий, культурного на­следия прошлого и исторически сложившихся производственных на­выков населения.

Экономическая география дает научное обоснование хозяйствен­ной политики в области размещения производительных сил и террито­риальной организации народного хозяйства. Эта отрасль науки непо­средственно связана с физической географией, но между ними суще­ствует принципиальное различие. Физическая география — наука есте­ственная, ее объект — закон природы, а объектом экономической гео­графии являются законы общественного развития.

Экономическая география связана с другими науками. Она исполь­зует их методы и выводы для своего развития и одновременно обога­щает их своими исследованиями. К таким наукам прежде всего отно­сятся: экономическая теория, статистика, геология, экология, меди­цина и др.

Основной метод экономической географии — диалектика. На ней основывается общий подход и базируются конкретные научные иссле­дования.

Специфический метод в экономической географии — балансовый. Отраслевые и территориальные балансы позволяют выбрать оптималь­ные пропорции между специализирующими и обслуживающими от­раслями, а также определить рациональные межрайонные связи. Боль­шое значение имеют математические методы. Они дают возможность находить экономически эффективный вариант в соответствии с постав­ленной целью. Экономическая география немыслима без картографи­ческого метода. Это составление карт, картосхем, диаграмм и графи­ков. Карта позволяет наглядно представить особенности размещения отраслей народного хозяйства. Активно используются также статисти­ческий, сравнительный, выборочный и другие методы изучения.

Природная среда — необходимое условие общественного развития. Природный фактор оказывает существенное влияние на размещение отраслей по территории страны, особенно это заметно в сельском хо­зяйстве и добывающей промышленности. Воздействие общества на окружающую среду определяется уровнем развития науки и техники. Современные технологии позволяют разрабатывать полезные ископа­емые и осуществлять промышленное, транспортное и жилищное стро­ительство в экстремальных природных условиях.

Демографический фактор также значительно влияет на размеще­ние производства. Численность населения, его структура, плотность и миграции обусловливают возможности развития производительных сил и освоения новых территорий.

История экономической географии в России начинается с первой половины XVIII в. В 1727 г. русский географ И.К. Кириллов выполнил экономико-географическое описание России («Цветущее состояние Всероссийского государства») и в 1734 г. составил первый атлас.

Главную роль в развитии экономической географии России того периода сыграл М.В. Ломоносов. Он создал русскую школу географов и возглавил департамент Академии наук, заложил научные основы эко­номической географии. Учениками М.В. Ломоносова были С.П. Крашенинников, который составил подробное «Описание земли Камчат­ки» (1756 г.), где было исследовано хозяйство коренного населения и дана оценка природных ресурсов края, и П.И. Рычков, проанализиро­вавший экономическое и историческое состояние Поволжского реги­она, особенно Оренбургской губернии, а также Урала и Прикаспия.

В 60 — 80-х гг. XVIII в. были проведены географические экспедиции по европейской части России, Уралу и Сибири (И. И. Лепихин, П.С. Паллас, В.Ф. Зуев и др.). В результате появилось четырехтомное сочинение И.И. Лепихина «Дневные записки путешествия по разным провинци­ям Российского государства». В нем впервые были описаны проявле­ния нефтеносности в Поволжье и высказывалось предположение о на­личии полезных ископаемых на севере России.

В XIX в. было организовано 40 кругосветных плаваний знаменитыми русскими мореплавателями И.Ф. Крузенштерном, В.М. Головиным, М.П. Лазаревым, Ф.П. Литке и др. Они дали большой материал для эко­номико-географических исследований. Экспедиция Г.И. Невельского поз­волила изучить огромные просторы Дальнего Востока. Русские путешест­венники П.П. Семенов, Н.М. Пржевальский, В.А. Обручев, И.В. Мушке­тов исследовали территорию Средней и Центральной Азии.

Большой вклад в развитие экономической географии внесли поч­вовед В.В. Докучаев, А.И. Воинов и климатолог Н.А. Северцов.

В период 1899—1914 гг. вышло 19-томное издание «Россия. Пол­ное географическое описание нашего Отечества».

Научные изыскания в области размещения производительных сил и улучшения региональной структуры страны были продолжены в совет­ский период. Большой вклад в этом направлении был сделан Г.М. Кржи­жановским, И.Г. Александровым, Н.Н. Баранским, Н.Н. Колосовским, Г.Н. Черданцевым, П.М. Алампиевым, В.В. Кистановым, А.Н. Лаврищевым, С.И. Дедовских и др. Широкую известность получили науч­ные и практические исследования крупных научных учреждений — Совета по изучению производительных сил (СОПС), АН СССР, Ин­ститута экономики и организации промышленного производства Си­бирского отделения АН СССР, Центрального экономического научно-исследовательского института (ЦЭНИИ) Госплана РСФСР и др., а так­же ряда вузов (МГУ, ЛГУ, МИНХ им. Г.В. Плеханова, ВЗФЭИ и др.).

Советские экономисты принимали активное участие в разработке планов ГОЭЛРО и всех пятилеток, схем размещения производитель­ных сил, проектов районной планировки, в выявлении объективных закономерностей, принципов и факторов экономического райониро­вания, комплексного развития регионов и их специализации, межрай­онного разделения труда, межрайонных связей, вопросов освоения новых территорий, создания второй угольно-металлургической базы страны (Урало-Кузнецкого комбината), каскада гидроузлов на Днеп­ре, Волге, Ангаре, Енисее и других реках, новых нефтегазовых регио­нов (Поволжье, Урал, Западная Сибирь, полуостров Мангышлак, Рес­публика Коми и др.), в формировании территориально-производствен­ных комплексов.

Среди зарубежных ученых, занимавшихся исследованием эконо­мико-географических проблем, выделяются немецкие ученые В. Гум­больдт, который изучал природу различных стран Европы, Централь­ной и Южной Америки, Урала и Сибири, став одним из основателей географии растений и учения о жизненных формах, и Ф. Рихтгофен, исследовавший природу США и Китая, рассматривавший географию как систему наук, состоящую из физической географии, био- и антропогеографии. Ф. Рихтгофен выдвинул золовую теорию происхождения леса. Французский ученый Э. Рекло создал труд «Земля и люди», в ко­тором попытался дать картину развития человечества и описание стран, а Видаль де ла Бляш стал основателем французской научной школы «география человека», опубликовав книгу «Принципы географии че­ловека». Американский ученый У. Девис создал американскую школу геоморфологии, развил учение о географических циклах развития ре­льефа суши, как о смене стадий «юности», «зрелости», «старости».

Многие представители зарубежной науки отрицают определяющее влияние способа производства, общественного строя на размещение производительных сил. Большинство ученых разделяют идеи геогра­фического детерминизма, в которых решающая роль отводится геогра­фической среде. С этих позиций они объясняли, например, экономи­ческую отсталость стран Африки, Азии и Латинской Америки, где, по их мнению, жаркий климат ослабляет энергию и инициативу людей, определяют отсутствие необходимых полезных ископаемых. Однако по­добные идеи опровергли исторические события. Развал колониальной системы вызвал невиданный подъем производительных сил в некото­рых бывших зависимых странах, вставших на путь самостоятельного социально-экономического развития, хотя географическая среда в этих регионах не претерпела существенных изменений. Тем не менее при­родная среда играет значительную роль в территориальной организа­ции хозяйства.

Основателями теории географического детерминизма являются Ш. Монтескье, Г. Бокль, Ф. Ратцель, Л. Мечников и их продолжатели — американские ученые Д. Хетингтон, Г. Бильбо, Ф. Фогт.

Теорию размещения сельского хозяйства и ренты «изолированно­го государства» создал немецкий ученый И. Тюннен. Он также обосно­вал один из вариантов теории производительности. Теорию размеще­ния промышленности (промышленного штандорта) разработал другой немецкий ученый — А. Вебер. В основу своей теории А. Вебер положил изолированную в хозяйственном отношении территорию, обладающую топливными, сырьевыми, трудовыми и другими ресурсами, развитым железнодорожным транспортом. Рациональным местом размещения промышленного предприятия на этой территории он считал пункт, где оно будет работать с наименьшими издержками производства на еди­ницу продукции.

Немецкий ученый А. Леш за определяющий фактор размещения производительных сил принимал извлечение максимальной прибыли. Он подверг критике теорию наименьших издержек А. Вебера. А. Леш уделял большое внимание рынкам сбыта продукции. Теория экономи­ческого районирования Леша базируется на рыночных пространствах, которые выражают взаимосвязь и противоречия «экономических сил» (тенденций к концентрации и тенденции к рассеиванию). В конечном счете автор пришел к выводу о невозможности создать науку о разме­щении производительных сил.

Перечисленные теории до сих пор имеют признание в зарубежных странах. Не следует и нам отрицать их положительную роль. Они пра­вильно выделяют основополагающие факторы размещения (затраты на сырье, основной капитал, рабочую силу, транспорт). На современном этапе экономического развития теории размещения на западе все боль­ше увязываются с практикой, региональное программирование стано­вится органической частью национального регулирования экономики. При этом широко используются системный подход, комплексное ре­шение краткосрочных и долгосрочных проблем, на первое место, как правило, выдвигаются социальные и экономические вопросы.

Особое место среди ученых-экономистов занимает В. Леонтьев (США). В 30-х гг. XX в. он опубликовал работу, в которой разработал метод экономико-математического анализа «затраты — выпуск» для изучения межотраслевых связей, структуры экономики и составления межотраслевого баланса. До 1946 г. на его работу практически не обра­щали внимания. После второй мировой войны его метод стал приме­няться во всех развитых странах в практике прогнозирования и про­граммирования хозяйств. Попытка применить этот метод в бывшем СССР не дала положительных результатов — помешала жесткая цент­рализация всей экономической системы.

На Западе существует ряд теорий выхода из экономического кри­зиса. Согласно одной из них (Д. Кейнс, Л. Эрхард и пр.), стабилизация и экономический рост могут быть достигнуты на пути расширения про­изводства и потребления товаров, снижения цен. Другие концепции (Ф. Хайек, М. Фридман и др.) основываются на утверждении, что этот выход возможен только при сокращении кредитов, производства и по­требления, увеличении налогов, при нерегулируемых ценах (теория мо­нетарного развития экономики).

Неизбежность развития экономики в сторону рыночных отноше­нии определили классики экономической мысли. Адам Смит отмечал, что каждый отдельный человек старается употребить свой капитал так, чтобы продукт его обладал наибольшей стоимостью. Обычно он не предполагает содействовать общественной пользе. Он имеет в виду лишь свой собственный интерес, преследует лишь собственную выго­ду При этом он часто более действенным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится служить им.

М. Фридман в работе «Капитализм и свобода» пытается показать, что ничем не стесненные рыночные цены направляют капитал, а следовательно, людские и материальные ресурсы на самые выгодные и нужные для общества цели. Однако опыт применения теории М. Фрид­мана в России правительством Е. Гайдара оказался плачевным: он вы­звал абсолютное обнищание одних и ничем не обоснованное обогаще­ние других. Сложилась критическая ситуация. Реальные доходы насе­ления снизились в 1994 г. на 12%, в 1995 г. — на 20%, покупательная способность населения (обеспеченная заработной платой или пенси­ей) снизилась в 1994 г. на 31%, в 1995 — на 15%. Разрыв между доходами 10% наиболее и наименее обеспеченных россиян в 1995 г. достигал, по официальным данным, 15-кратного размера, а с учетом укрываемых от налогообложения доходов — 20—25-кратного размера. Вне всякого со­мнения, корыстные интересы и неоправданные амбиции должны быть ограничены государством, а инициатива и заинтересованность пред­принимателей направлены на цивилизованный созидательный путь.

Главная сила современной экономики, на наш взгляд, это государ­ственное регулирование развития производства. Речь идет не о возвра­те к жесткой централизованной системе, а о выработке механизма со­гласования свободы рынка и управляющего воздействия государства. Иначе говоря, об умелом применении принципа разумной достаточ­ности в решении экономических задач национальной экономики. Го­сударство наравне со всеми другими собственниками должно обеспе­чить научно-техническое развитие производственного комплекса, дей­ствуя в интересах всего общества.

Существует признанный в мире уровень нормального увеличения производства, равный 2—3% в год. Он служит точкой равновесия. Глав­ная задача государства — не позволить национальной экономике отклониться от этой точки, так как это дестабилизирует ее и в конечном счете приведет к расстройству. Следует отметить, что экономика США, которую пытаются копировать российские монетаристы, в настоящее время является смешанной. Основатель монетаризма М. Фридман, уви­дев последствия применения своей теории на практике в России, от­метил, что для такой социалистической страны, как Россия, если она серьезно хочет выбраться из канавы, расположенной на обочине ми­ровой дороги, модель США просто опасна.

Известно, что доля государственного сектора в экономике разви­тых стран в настоящее время равна 30—35% и роль государства как макрорегулятора устойчиво растет. Регулирование экономики государством осуществляется через законы, систему налогов, тарифов и др. Го­сударство является главным политическим звеном в переходный пери­од, вбирая все его противоречия. Оно должно корректировать стихий­ный процесс воспроизводства общественного богатства. В переходной экономике в погоне за первоначальным накоплением капитала дейст­вуют тенденции к воспроизводству любыми способами. Государство в этот период должно включить систему экономической безопасности. Это означает прямой запрет на строительство экологически опасных промышленных предприятий, объектов, губительно эксплуатирующих полезные ископаемые, запрет на разработку и внедрение новых техно­логий, ориентированных на использование природы и человека ради хищнического накопления. Это означает создание мощного заслона посягательствам на финансово-кредитную и денежную системы, рас­хищению под видом приватизации общенародной собственности, кор­рупции и др.

На современном этапе экономического развития в таких странах, как США, Великобритания, Франция, Россия и др., получила попу­лярность «региональная наука». О возникновении и характере разви­тия экономических районов в экономической и географической лите­ратуре долгое время ведутся научные дискуссии. Западные теории рай­онирования приписывают решающую роль в районообразовании при­родным условиям или рыночным отношениям.

На наш взгляд, научный подход к изучению экономического рай­она требует прежде всего, чтобы все вопросы рассматривались на базе определенных социально-экономических условий. Только в неразрыв­ной связи с развитием способа производства и общественного разделе­ния труда между различными территориями возможно научное пони­мание сущности и закономерности развития экономических районов.

Район — понятие, обозначающее территорию, выделяющуюся сво­ими специфическими особенностями. Если понятие физико-географи­ческого района общепринято, то в отношении экономического района этого сказать нельзя. Более того, большинство ученых США и стран Западной Европы, занимающихся региональными исследованиями, вообще не признают объективного существования экономических районов.

Французский ученый Э. Жийар замечает по этому поводу, что, хотя Франция была страной, одной из первых применивших региональные исследования, определение понятия района здесь до сих пор не сдела­но. При этом Э. Жийар констатирует, что открыли район не географы, а экономисты, и ссылается на А. Леша и У. Изарда.

Руководитель отдела «региональной науки» Пенсильванского уни­верситета США У. Изард признает, что немало времени экономисты, географы, ученые-социологи и политики, специалисты по планировке городов и районов и другие ученые, занятые разработкой обществен­ных проблем, посвятили вопросу о том, что такое район. Пока не уда­лось выделить самого главного в этом понятии.

Один из главных теоретиков американской экономической геогра­фии Р. Хартсхорн утверждает, что реальных районов нет в природе, су­ществуют только умственные конструкции районов. А. Леш (Германия), один из пионеров «пространственной экономики», в работе «Геогра­фическое размещение хозяйства» указывает, что экономические райо­ны или экономические ландшафты - это система различных рынков. Крупный американский географ К. Клоран отмечает, что под районом следует понимать территорию, характеризуемую однородностью в од­ном или нескольких отношениях (аспектах). Такой же точки зрения придерживаются Р. Смит (США) и Ф. Перу (Франция).

Из определений понятия экономического района, выдвинутых советскими учеными, следует выделить в первую очередь определения П.М. Алампиева и Л.Я. Зимана. «Экономический район, — пишет П.М. Алампиев, — не просто местность, обозначенная на карте. Это географически целостная территориальная часть народного хозяйства страны, имеющая свою производственную специализацию, прочные внутренние экономические связи и неразрывно связанная с другими частями общественным территориальным разделением труда». Л.Я. Зиман определяет экономический район следующим образом. «Эконо­мический район — это исторически сложившаяся общность террито­рии и экономической жизни, проявляющаяся во внутрирайонных и межрайонных экономических связях и имеющая в основе определен­ную структуру производительных сил и производственных отношений».

Приведенные определения экономического района наряду с об­щим имеют и существенные различия. У П.М. Алампиева на первый план выдвигается географическая целостность экономического райо­на как территориальной части народного хозяйства страны, затем — про­изводственная специализация, а далее — внутренние и внешние связи на основе общественного территориального разделения труда. При этом ничего не говорится о природных ресурсах и населении. Этого же оп­ределения придерживается А.Е. Пробст с той лишь разницей, что рай­он объединяется общими экономическими задачами. Но неясно, о ка­ких задачах здесь идет речь. О задачах экономических районов говорят обычно только в отношении планового хозяйства социалистических стран, хотя в некоторых капиталистических странах, например во Фран­ции, делается попытка научной разработки основ региональной поли­тики.

В определении экономического района Л.Я. Зимана прежде всего говорится об исторически сложившейся общности территории и эко­номической жизни, которая проявляется во внутрирайонных и меж­районных экономических связях, а затем — о структуре производитель­ных сил и производственных отношениях. Что же касается специали­зации производства, то ее Л.Я. Зиман в определении района не упоми­нает.

Было бы неправильно требовать, чтобы определение включало все стороны, все элементы экономического района как экономической категории. Такое определение было бы чрезмерно громоздким и по­этому утратило бы свою ценность. Прежде всего необходимо указать, что экономический район — это неотъемлемая часть народного хозяй­ства страны, он охватывает определенную территорию и характеризу­ется рядом важнейших черт: производственной специализацией и оп­ределенной экономической сплоченностью, уровнем и структурой про­изводства и экономико-географическим положением. Экономиче­ский район немыслим без природных ресурсов и тем более без главной производительной силы — населения с его трудовыми навыками. Эти важнейшие районообразующие основы должны быть обязательно включены в определение экономического района.

Наиболее правомерным представляется следующее определение. Экономический район — это хозяйственная территория, выделяющаяся внутри страны специализацией и структурой производства, природными и людскими ресурсами, а также экономико-географическим положением.

Зрелая рыночная система должна привести к рационализации раз­мещения производства, так как оно происходит на основе конкурен­ции, борьбы различных частных фирм за наиболее прибыльные райо­ны деятельности своих предприятий.

Разработка долгосрочных прогнозов развития экономических рай­онов, республик, территориальных комплексов, промышленных узлов и т.д., изучение проблем целесообразного размещения производитель­ных сил по территории России, анализ межрайонных связей — все это должно давать возрастающий экономический эффект.

Важное значение имеет систематическое исследование территори­альных и межотраслевых пропорций. Задача науки — определить опти­мальные территориальные соотношения между крупнейшими эконо­мико-географическими зонами, экономическими районами, областя­ми и краями, а также внутри всех этих подразделений народного хо­зяйства страны, выявить их взаимосвязи. Изучение проблем экономи­ческой эффективности размещения производства в западных и восточ­ных зонах России — одна из первоочередных современных проблем.

 

 

5