yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Етика->Содержание-><big>Отождествление понятий: помощь и подъем жизненного уровня рабочего класса</big>

Этика перераспределения

<big>Отождествление понятий: помощь и подъем жизненного уровня рабочего класса</big>

Следует, однако, отметить, что перераспределение кажется чем-то новым только в сравнении с прежней политикой и в связи с тем, что его начинает осуществлять государство. Само понятие общества предполагает заботу о тех, кто нуждается. Этот принцип справедлив для каждой семьи и для любого небольшого сообщества и фактически перестал осуществляться только несколько поколений назад из-за разрушения маль1х сообществ в ходе промышленной революции. Это привело к изоляции индивида, а новый "хозяин", которого он получил, не считал себя связанным с ним такими же узами, как "лорд" в прошлом. Характерно, что пиршества землевладельцев были праздниками для всех, тогда как потребление богатых новой эпохи -- крайне эгоистично. Более того, почти нет необходимости напоминать о том, что церковь во времена, когда она получала щедрые дары от власть имущих и богатых, была крупным центром перераспределения. Между этими старыми обычаями и эпохой общества благосостояния простираются "тяжелые времена", когда человек оставался наедине со своей нуждой.

Нельзя сказать, что люди того времени были бесчувственными: они пылали состраданием к рабам и угнетенным народам, негодовали по поводу "болгарских зверств". Хочется сделать вывод, что человеческие симпатии получают в разные времена разные направления и бывают в чем-то ограничены в каждый конкретный момент. Однако забота о наименее благополучных, несомненно, не отсутствовала никогда, как об этом свидетельствуют Мальтус, Сисмонди и многие другие.

В двадцатом веке никто не сделал более убедительного заявления о неправильности распределения, чем Джон Стюарт Милль. [<small>"Поэтому если бы был выбор между коммунизмом со всеми его возможностями и настоящим (1852) состоянием общества со всеми его страданиями и несправедливостями; если институт частной собственности с необходимостью влечет за собой то обстоятельство, что продукт труда распределяется так, как мы сейчас это видим, -- в отношении почти обратном вложенному труду: наибольшая доля тому, кто вообще никогда не работал, следующая по величине доля тому, кто трудится чисто номинально, и так далее по нисходящей -- вознаграждение падает по мере увеличения тяжести работы, пока не доходит до того, что самый тяжелый и истощающий труд не всегда может обеспечить даже самое необходимое для жизни, -- если бы был выбор между таким положением и коммунизмом, то все большие и малые трудности коммунизма были бы пылинкой на весах." Mill, Principles of Political Economy, II, I, par. 3.</small>] Однако считалось, что жизненный уровень "народа" будет повышаться по мере удешевления товаров, многообещающим примером чего служило удешевление соли и пряностей. ["<small>Существуют некоторые товары, цены на которые в настоящее время очень низки даже для беднейших классов, например, соль, а также многие виды пряностей и дешевые лекарства. Сомнительно, что какое-либо снижение цен вызовет значительное повышение их потребления" Marshall, Principles, III, iv, 3. Эти товары были когда-то предметами роскоши, поэтому была не лишена оснований надежда на то, что и другие товары перейдут из категории тех, чье потребление эластично, в группу товаров с неэластичным потреблением, в группу тех товаров, которые достаточно дешевы, и поэтому снижение цены не вызывает значительного увеличения их потребления. Маршалл приводит пример сахара, который раньше входил в группу товаров с эластичным потреблением: "Не так давно сахар входил в эту группу товаров, но его цена в Англии упала настолько, что он относительно дешев даже для рабочего класса, и поэтому спрос на него неэластичен."</small>] Удешевление капитала также должно было улучшить относительное положение рабочего. И, как свидетельствует американский опыт, вера в преимущества конкурентной экономики для "простого человека" была не лишена оснований.

Но, возможно, здесь смешались два разных представления: первое, что изменение производительных сил более всего повлияет на положение "среднего" рабочего, и второе, что нет необходимости заботиться о неудачниках в "арьергарде".

Такова инерция общественной мысли: пока упор делался на подъеме "среднего" уровня при помощи рыночных мер, не было желания заниматься обездоленными неудачниками (ср. отношение Американской Федерации Труда в первые годы Великой Депрессии); но, когда центром внимания стал арьергард, стало ясно, что положение средних слоев тоже надо улучшать при помощи политических мер.

Помощь бедным, бесспорно, является долгом общества. Разрушение отношений добрососедства, исчезновение благотворительности со стороны аристократии, обнищание церкви привели к тому, что из-за отсутствия другого способного на это социального института эту функцию взяло на себя государство. Тем не менее, не очевидно, что политика перераспределения является лучшим средством для повышения "средних" доходов рабочих, эффективна ли она и не вступает ли в противоречие с другими законными целями общества.

Проведенное выше различие довольно сложно для понимания. На практике эти две вещи смешиваются, и не всегда ясно, для какой цели работает огромный социальный механизм, запущенный в наше время, -- мы не всегда в состоянии понять это нами же созданное устройство. Когда сильно нуждающийся человек обеспечивается средствами к существованию через социальные программы, -- будь это минимальное пособие по безработице или элементарная медицинская помощь, за которую он не смог бы сам заплатить, -- налицо простейшее проявление солидарности. И это не имеет отношения к перераспределению в том смысле, как мы его здесь понимаем. К перераспределению относится все, что освобождает индивида от тех затрат из собственного кармана, которые он мог бы сделать и сделал бы сам, все, что высвобождает часть его дохода, тем самым повышая этот доход. Семья, которая купила бы столько же продуктов по обычным ценам, но тратит намного меньше денег, покупая их по льготным ценам, человек все равно обратившийся бы к врачу, но получивший те же медицинские услуги бесплатно, ощущают, что их доходы возросли. Именно это мы и хотим обсудить.

Как мы знаем, это касается не только бедных. В некоторых странах, особенно в Англии, все доходы повышаются, таким образом, и из большинства доходов производятся вычеты, чтобы финансировать это повышение. Влияние этих огромных удержаний и перераспределения на доходы -- очень сложный вопрос, и мы не готовы сейчас его обсуждать. Это намного сложнее, чем простое перераспределение от богатых к бедным. И все же оно в огромной степени поддерживается верой в справедливость перераспределения от богатых к бедным и в то, что в этом и состоит сущность всего процесса. На этом основном мотивационном убеждении мы бы и хотели остановиться подробнее.

 

10