yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share

Философия (Конспект лекций)

Глава 42

Феномены бытия человека

Деятельность, игра, поведение и общение, труд и любовь как социоисторические и культурные формы бытия и условия становления и развития человека, смысловые горизонты объяснения бытия вещей.

Жизненный мир личности и его основные типы. Мир непосредственной жизненности (мир желания), мир цели (целеполагания и целевыполнения), мир ценности (мир "жертвы").

Деятельность и поведение

как формы субъективной активности человека

Деятельность - система сознательных действий, направленных на достижение поставленных целей, приспосабливание человека к окружающему миру, на изменение, перестройку и преобразование природных и социальных условий бытия.

Деятельность людей выступает предметным и духовным аспектом самореализации человека, выражает его сущностные силы (которые концентрируются в физических способностях и духовном мире), является способом удовлетворения его субъективных потребностей и интересов. Особенностью предметного аспекта человеческой деятельности является несовпадение предметного бытия человека с его телесным бытием: бытие человеческих предметов (форм человеческого общения) не тождественно их вещественности (физическим измерениям).

Деятельность людей выступает жизненной основой существования и развития общества. Философски она обозначает то пространства, в котором проявляется человеческая социальность. Деятельность как событие людей, как их связь, как коммуникация. Человек только в деятельности может увидеть Другого. Другой деятельностная характеристика человека. Вся человеческая деятельность кристаллизирует социальное пространство. Социальная реальность создается и исчезает, не предшествуя человеческому; человек не предшествует социальному миру. Они появляются и исчезают одновременно. Жизненное пространство человека состоит не из некоторых схем или идеологизированных конструкций, а из жизненных человеческих опытов, из конструкций свершившихся человеческих действий.

Целенаправленность - характеристика деятельности. Деятельность определяется не столько ситуацией, внутренними мотивами личности, сколько поставленными целями и проявляется в стремлении к удовлетворению социокультурно заданных потребностей. Деятельность выводит человека за пределы наличной ситуации, расширяет его отношение к миру, выступает формой самоутверждения личности. Целенаправленность присуща и животным, но у них она проявляется в стремлении к удовлетворению природно заданных потребностей (потреблению пищи, продолжению рода).

Типологический анализ человеческой деятельности с позиций принципа поляризации позволяет выделить восемь типов деятельности.

Прежде всего вся общественная жизнь исторически поляризуется на два крупных типа производства: производство вещей и производство людей. Производство вещей в свою очередь осуществляется в натуральном или знаковом виде, в натуральной (вещественной) или знаковой (информационной) форме.

Натуральное производство поляризуется на экономическую и экологическую деятельности: экономическая деятельность добывает вещество природы и преобразует его в материальные блага, а экологическая деятельность оставляет свои результаты в природной среде в виде антропогенных преобразований.

Знаковое производство поляризуется в соответствии с двумя типами мышления человека на научную и художественную деятельности: левополушарное, абстрактное мышление создает абстрактные знаки, науку; правополушарное, образное мышление создает образные знаки, искусство.

Производство людей как род деятельности поляризуется на биологическое и социальное. Производство людей как биологического существа (биопсихического субстрата) осуществляется медицинской и физкультурной видами деятельности: первый сохраняет и восстанавливает биопсихический субстрат человека; второй - развивает и совершенствует его.

Производство человека как социального существа происходит целенаправленно в ходе педагогической и управленческой деятельностей. Педагогическая деятельность передает индивиду социальный опыт человечества, формирует готовность человека к деятельности. Управленческая деятельность мобилизует человека на социальную деятельность, превращает потенциальное действие в актуальное.

Таким образом, мы получаем восемь типов деятельности, которые формируют соответствующие сферы социума.

Поведение представляет собой непосредственную реакцию личности на определенную жизненную ситуацию, посредством которой она приспосабливается к наличным условиям бытия. Единицей поведения является поступок, который всегда имеет ценностную окраску. В поведении значимы не столько цель, сколько внутренние мотивы, которыми вызывается реакция личности на ту или иную ситуацию.

Труд

В XIX в., прежде всего в связи с промышленной революцией, философы И. Фихте и Г. Гегель, экономисты Давид Рикардо, Жан Батист Сей и другие в диалоге с Адамом Смитом, основателем экономической науки, анализировали сущность и значение труда в общественной жизни.

Но именно Карл Маркс вознес на невиданную высоту ценность труда как первой жизненной необходимости. По его мысли, в капиталистическом обществе труд превращается в товар; человек, проводящий свою жизнь в труде, тоже становится товаром, редуцируется до анонимной вещи - важна его рабочая сила, а не его личность. Личность представляет интерес только в качестве орудия производства и стоит столько, во сколько оценивается ее эффективность в производственной цепи. Такое отчуждение личности есть ее отрицание. Оно должно быть упразднено в отрицании отрицания, в революционной экспроприации экспроприаторов. В эпоху торжествующего коммунизма с уничтожением частной собственности труд станет первой жизненной потребностью, условием полного и счастливого развития человеческой сущности. Со своей стороны, Ф. Энгельс придает труду настолько мощную гуманизирующую силу, что полагает его определяющим фактором превращения обезьяны в человека, а следовательно, и последующего очеловечивания, включая возникновение языка.

Вне социологических и экономических аспектов, труд может быть определен как осуществление человеческих способностей, в труде участвует весь человек, его тело и дух. В трудовой деятельности человек должен использовать и развивать не только свою физическую силу, но также инициативу, интуицию, творческую способность, предвижение, организованность, дисциплину, способность повышать свой профессиональный уровень, исправлять ошибки, продвигаться вперед. Все эти потенции личности вне труда остались бы бесплодными или невостребованными. Отсюда понятна важная роль труда в развитии личности. И отсюда право каждой личности на рабочее место и средства труда. Ценность человеческого труда выводится в первую очередь не из типа труда, а из того факта, что труд осуществляется личностью. Источники высокого достоинства, которое труд сообщает личности, следует искать не в объектном, а в субъектном измерении труда. Труд есть функция человека, а не человек - функция труда. Труд есть долг каждого человека, обязанность его по отношению к самому себе и к обществу.

Посредством труда человек обретает господство над природой и ставит ее на службу человечеству. Он вырывает у природы ее секреты, преобразует ее, приспосабливает к своим потребностям, облагораживает природу, гуманизируя ее, вписывая в нее человеческие качества.

Труд есть особая форма диалога: посредством труда люди обмениваются продуктами, служащими общему благу. Продукты труда принимают знаковую ценность: человек работает для других людей. Труд является достойным средством укрепления солидарности. Солидарность заключается не в том, чтобы жить с другими, но в том, чтобы жить для других. Солидарность через труд означает традицию: предыдущие поколения трудились и передавали свои достижения, открытия, мудрость последующим поколениям. Благодаря этому накапливались знания и умения, которыми мы пользуемся сегодня. Нашими достижениями будут пользоваться себе на благо грядущие поколения.

Коммуникативная природа человеческого бытия

Как уже отмечалось, в тезисе Р. Декарта "Я мыслю, следовательно, я существую", мыслящее "Я" абсолютно превалирует над бытием и утверждается в качестве абсолютной исходной точки. Субъективное мышление конституирует личность. Линию Декарта продолжает И. Кант. В этом же направлении работает И. Фихте. Но только Людвиг Фейербах открыл важность "Ты" и другого в осознании собственного "Я" и психологических нравственных требований по отношению к другим людям. Сущность человека заключается в сообществе, в единении человека с человеком. Фейербах рассматривает человека только в его связи с другими и тем самым раскрывает значение взаимного общения для реализации личности.

Общение есть метафизический и социально-антропологический феномен. Оно выступает условием порождения и развития духовности, как со-бытие и со-знание людей, как "обмен деятельностью" и способностями, как взаимодействие, взаимовлияние и взаимопонимание, как способ растождествления человека со своим телом.

"Мы" выступает в общении первичной категорией личного человеческого социального бытия, единством множественности и отдельности. Бытие человека как индивида возможно как человеческое бытие только как со-бытие. Человека в единственном числе нет. Важно различать, что во мне дано мне непосредственно, а что - через другого.

Общение, раскрывая самость личности и свободный выбор связи людей, раскрывает подлинность человеческого существования. Полнота и богатство человеческой сущности раскрывается и осуществляется в действительной совокупности всех связей и отношений индивида с другими, как непосредственно, так и опосредственно, в том числе, исторически. Нет высшей роскоши для человека, кроме роскоши человеческого общения. Общение требует уважения к свободному самопроявлению другого. Только при наличии уважения к другому и к его слову этот другой ощущает себя собеседником, личностным "Ты", бытие для себя и для других становится социально-нравственным принципом.

Коммуникация как диалог

Диалог есть взаимодействие познавательных горизонтов моего и Другого. Мартин Бубер (1878 - 1965) отмечает диалогическую природу человеческого бытия. Человек, согласно Буберу, соотнесен с другим человеком и только в другом находит самого себя. Только превосходя себя в поисках "Ты", он реализует собственное бытие. Человеческое бытие происходит в соотнесении "Я" и "Ты". Первичным в этом соотношении являются ни "Я", ни "Ты", а межличностное пространство. "Я" и "Ты" абсолютно равнозначны. Только в живом соотношении человека с человеком можно познать истинную сущность человека. "Мы" - не арифметическая сумма, но общение личностей, в основании которого лежит взаимная ответственность. При этом особость каждого не теряется, напротив, усиливается.

В диалогизме находит ключ к раскрытию сущности и индивидуальности человека и Михаил Бахтин. Человек реально существует, по Бахтину, в виде "я" и "другого". "Я" вообще не может существовать без "другого". Изначальный опыт личности - это опыт второй личности. Я существую в той мере, в какой я существую для другого.

Человек никогда не совпадает с самим собой, всегда находится в "точке выхода", нетождественности с самим собой; к нему неприложимы никакие конечные атрибуты и навязанные закономерности. В нем есть то, что раскрывается только в акте свободного самосознания. Индивидуализация личности совершается не в сфере социального, а в сфере сознания. Быть означает быть для другого и через него для себя. "Я" не может обойтись без другого, без другого не сумею стать самим собой; "я" должен найти себя в другом, находя другое в самом себе. Не существует единичного сознания - по своей природе оно множественно. Подлинная жизнь личности доступна только диалогическому проникновению в нее. "Мой опыт глазами другого и опыт Другого в моей познавательной перспективе". Отношение к другому как к себе и к себе как к другому. Чужие сознания нельзя созерцать, анализировать, определять как объекты, как вещи, - с ними можно только диалогически общаться. Думать о них - значит говорить с ними.

Если же речь идет о "другом", то это не может быть просто другой человек: им должен быть другой субъект в смысле ценностной категории - иной окрашенности жизни, иного переживания. Приютившись в другом, "я" не растворяется в нем, не становится нумерическим повторением его жизни. Напротив, оно возвышается до постижения своей привилегии на единственность. Диалог для Бахтина, одновременно и концепция мира, и путь познания личности и выражения ее внутреннего мира, и условие самого существования идей у личностей. Идея живет не в изолированном индивидуальном сознании человека. Идея - это живое событие в точке встречи двух или нескольких сознаний.

Глава 43

Игра как антропологическое свойство

природы человека

Игра как сущностная характеристика человека наряду с разумностью и созидательной способностью. Антропологическое содержание игры как особого вида субъективной, социальной, свободной, познавательной и развивающей деятельности человека.

Игра как феномен человеческого бытия

Фантазия и игра - способы преодоления человеком конечности своего существования, общения человека с возможным и недействительным, организации общества и социализации человека. Игра охватывает всю человеческую жизнь, овладевает ею и существенным образом определяет бытийный склад человека, а также способ понимания бытия человеком.

Игра - исключительная возможность человеческого бытия, фундаментальная особенность существования человека: игра дает человеку свободу как в физическом, так и моральном отношениях; человек играет только тогда, когда он в полном значении слова человек, но бывает он вполне человеком лишь тогда, когда играет.

Игра как форма жизни

Ханс Георг Гедамер рассматривает игру как свободную добровольную деятельность и форму жизни. Субъектом игры является не играющий, но сама игра; цель игры - порядок и структура самого игрового движения; способ бытия игры - самопрезентация; игра всегда предполагает другого и, в этом смысле есть особое отношение человека к миру. Метафоры игры - фундаментальные способы описания человеческого существования.

Инобытие игры включает такие феномены культуры как маскарад (маска феномен игры), ритуальное переодевание, карнавал, карнавализацию. Основы карнавализации - в присущей культуре игре противоположными смыслами, в их перестановках, перемене местами (жизнь - смерть, высокое - низкое, доброе злое), игровой профанации ценностей.

Особенности игры

Под свободой в игре понимается независимость от диктата других людей, "неинстинктивная" обусловленность поведения играющих, независимость от утилитарных целей (игра не диктуется физической необходимостью или моральной обязанностью). Игра выводит человека за рамки обыденности.

Игра имеет собственное пространство и время. Ее пространство виртуальное поле. Время игры - субъективно переживаемое игроками время. Свобода времени, отведенного для игры, - творческое исполнение жизни, осуществление воображаемого творчества. Игра "творит порядок, она есть порядок".

Глава 44

Бытие человеческого духа

Категории духовности. Субъективность. Культура. Бремя страстей человеческих.

Субъективность

Субъективность - мера свободы и активности человека, способность к целеполаганию и саморегуляции деятельности и отношений с миром. Субъективность как отражение, познание, переживание своей судьбы и личности. Только человек способен задаваться вопросом о своей сущности. Все остальное, кроме человека, существует и наличествует, не сознавая этого, и потому пребывает чуждым всякой проблематичности. Человек - единственное существо, которое способно возвращаться к своим собственным, ранее совершенным действиям и тем самым быть данным самому себе в качестве объекта рефлексии. "Быть" и "познавать" изначально связаны в человеке. Познание - это субъективность самого бытия. Быть собой - это изначально объединяющее свойство бытия и познания в их единстве в познающем существе. Бытие собой изначально есть объединяющее единство бытия и познания - оно онтологично.

Культура - целостный мир человека

Культура - мера человеческого мира, человек - культурная форма бытия мира, цель и творение культуры. Культура - это поиск и творение "человеческого в человеке". Она персонифицируется в универсализме человеческой личности.

Духовная жизнь человека - процесс и результат производства знаний, идей и ценностей, поиск смысла личного и социального бытия, выбор целей и ценностей, средств их достижения.

Моральные абсолюты - необходимы ли они в его бытии и духовном становлении? Ситуация "смерти Бога" и потеря духовной опоры. Поиск опоры в себе, в другом, религиозные и светские опоры самосовершенствования и формы спасения "человеческого" в человеке. Культура защищает человека от самого себя.

Совесть как внутренний духовный регулятор человеческого поведения.

Формы переживания отношений человека с миром

Страсть как энергетический источник и движущий мотив деятельности. Традиции русской философии о поисках гармонии рационального и иррационального начала в духовном бытии человека: страстный, сострадающий разум и умное сердце (В. Соловьев, Ф. Достоевский).

Вера, надежда, любовь - феномены человеческой мудрости, духовные опоры при стремлении человека обрести себя как Личность в целостности и в гармонии с собой, с другими людьми, с природой и с обществом, с миром.

Вера религиозная и светская, доверие к другим и самому себе как форма ответственности. Сомнение - источник познания и развития духа. Вера - одна из существенных доминант организации духовного мира человека.

Надежда - желаемый образ свершения будущего. Самоценность настоящего, имеющего надежду в себе самом. Гаранты надежды - Бог, социум, общество, государство, община, семья, другие люди, Я сам.

Социоцентризм в понимании надежды: идеологии патернализма и автономии личности. "Мужество надежды" - бытие человека в мире, покинутом Богом, случайность и заброшенность человека в мире. Душа человека - драма надежды и отчаяния, очарования и разочарования. Надежда не тождественна оптимизму, но включает в себя спокойное доверие к реальному, поскольку принадлежит к онтической структуре человеческого существа - к порядку бытия, а не обладания.

Психология безнадежности бытия человека в кризисном социуме, отчаяние, поиск выхода.

Любовь - телесное и духовное отношение человека к Другому, попытка зацепиться за чужое бытие, сделать свое бытие более устойчивым. Индивидуальность и уникальность любви, проявление ее творческой силы в самосозидании человека в любви. Любовь как стимул развития, как основание "человеческого в человеке". Существует три рода любви между людьми, которые у греков обозначались тремя разными словами. Во-первых, это любовь-эрос - то инстинктивное влечение, которое мужчина испытывает к женщине и женщина к мужчине. Этот род любви тяготеет к исключительности и обладанию, к единоличному владению любимым человеком; поднимается от низших, физических форм, к высшим, чистым, предполагает определенное обуздание наслаждений.

Другой род любви - филия - отождествляется Аристотелем в "Никомаховой этике" с тем, что мы зовем дружбой. Дружба - это сердечное и бескорыстное общение, открытое и не стремящееся к обладанию; это сходство взглядов, взаимный интерес, душевный покой.

Наконец, есть третий род любви, по-гречески именуемый агапэ. Эта любовь проявляется в бескорыстном и самоотверженном отношении к людям, в готовности служить и помогать им. Она - державная основа человеческого бытия. Без любви мир рухнет. Братская любовь ко всем людям. Всякий любящий рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога. Любовь - путеводная звезда.

Дж. Бруно определяет любовь как одухотворенность. Любовь не только конституирует человека как личность, но и является средством более глубокого и более точного открытия реальности. Любящий всегда гениален, так как открывает в объекте своей любви то, что скрыто от взгляда нелюбящего. Творец всегда любящий - только ему открыты новые идеи, которые он хочет воплотить в жизнь.

В русской философии любовь занимает место разума западной традиции. Любовь - это высшее проявление единства личности. Для С. Л. Франка любовь наиболее адекватное проявление человеческой сущности личности, путь к осознанию себя как личности и к пониманию другого человека как личности. Любовь положительно соединяет в себе два мировых принципа, Бога и свободу, она представляет собой наиболее естественный вид творчества, продолжающий и дополняющий творчество Бога. В. С. Соловьев видит смысл и достоинство любви в том, что она заставляет человека всем своим существом признать за другим то безусловно центральное значение, которое в силу эгоизма он ощущает только в самом себе. Любовь преодолевает разрозненность и смерть в мире, открывает человеку его единство со всем миром. Любовь - это бессмертие и победа добра над злом.

Зигмунд Фрейд и Эрих Фромм рассматривают всю исторически развивающуюся человеческую культуру как обуздание любви и сексуальных отношений между людьми. Настоящую психическую ценность придало любви аскетическое течение христианства. Культура находится всегда в разладе с сексуальной жизнью. Но именно эта репрессивная роль культуры становится источником величайших культурных достижений, ибо половая энергия сублимируется (переходит) в культурную деятельность, становясь базисом человеческой культуры.

Смех и страдание

Смех есть обретение радости бытия, рождения и обновления. Смех - дар, особая привилегия человека, универсальная форма жизнелюбивого восприятия мира. Смеховое и серьезное отношение к бытию - проявление разницы официальной и народной культуры Средневековья.

Христианская культура слез, мученичества, страдания и сострадания. Ф. Достоевский говорил о слезах и печали, жалости и сострадании, милосердии и заботливости как формах отношения человека к миру.

Христианско-религиозное отношение к страданию как юдоли человеческой. Христианство ввело в тему страдания причинность, связанную с первородным грехом. Страдание объяснялось как неизбежное обстоятельство человеческой жизни, как искупление, испытание и упражнение в добродетели и любви. Страдания подразделяются на физические и моральные. Как правило, физические страдания не зависят от нашей воли, они настигают нас как следствие непрочности материального существа - то в виде болезней, то в виде природных катастроф. Другой опыт страдания происходит из конфликтного симбиоза телесного и духовного. Нервные расстройства и психические паталогии - на эти состояния воздействуют не только моральные, но и физиологические факторы. Человек страдает больше животных, потому что сознает свое страдание. Он страдает и знает, что страдает. Но, с другой стороны, страдание усиливает неотъемлемое осознание собственного "Я". Страдание имеет настолько личный характер, что убеждает нас: каждый должен жить, сознавая свою ответственность за собственную уникальность.

Страдания одних людей дают возможность другим проявить понимание, терпимость, помощь, жертвенность, щедрость, любовь. Страдающий человек священен, он дает нам уникальную и незаменимую возможность проявить щедрость и любовь к нему и достигнуть, таким образом, более высокого уровня человечности. Много страдавший человек лучше понимает других. Кто не страдал - что он знает о жизни? Мужественно переносимое страдание есть источник мудрости.

Культура праздника и горя, богатство исторических форм обрядности, ритуалов и скудость современных форм как проявление душевного оскудения, дефицита и примитивизации эмоциональной жизни.

 

23