yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share

Философия (Конспект лекций)

Глава 54

История как событийная жизнь людей

во времени и пространстве

Множественность истолкований и интерпретаций событий прошлого. Три основные формы теоретических отношений к истории в европейской цивилизации: теология истории, философия истории, научная историография. Каждая из них в различные эпохи определяет горизонт теоретического понимания истории.

Античное понимание истории

Говоря об античном историческом сознании, крупнейший исследователь античной философии Алексей Федорович Лосев (1893 - 1988) прежде всего отмечал присущее тому понимание на основе разработанных им базисных онтолого-временных категорий (прежде всего, категории "становление") тематизирующей подвижности и изменчивости Сущего. Сущее предстает в своей космологической определенности. Подвижность и изменчивость социальной жизни истолковывается в соответствии с моделью космического движения вообще. Ритм космической жизни наиболее наглядно проявляется в небесном движении. Круговая природа этого движения находит отражение в представлении о циклическом ритме социально-исторической жизни, идее вечного возвращения. Духом цикличности пронизаны социально-политические изыскания Гераклита ("мир, закономерно воспламеняющийся и закономерно угасающий"), Платона и Аристотеля. В циклической модели истории время одновременно и телеологично (ориентировано к определенному качественному пределу) и циклично. Оно движется от полноты откровения бытия к умалению этого откровения, вплоть до конца времени (апокалипсиса) - переворачиваются песочные часы мира, бытие снова обнаруживает себя в своей вечной полноте, возникает новый зон - цикл.

В циклической модели времени и циклической природе реальности заложено представление о разнокачественности пространства. Символ такой модели кельтский крест: круг с крестом, который является древнейшим архаическим индоевропейским календарем, древнейшей моделью цикла. Этот знак сочетает в себе пространство и время - время, перешедшее в пространство, или пространство, динамически оживленное временем.

Христианская теология истории

Христианское отношение к истории генетически связано с иудаистским историческим сознанием, с "теологией истории" Ветхого завета. Предпосылки эсхатологии, догматы о первородном грехе и о предопределении - важнейшие составные части христианской теологии истории.

Христианская вера предполагает интенсивное осознание историчности времени, исторического различия между разными событиями, поскольку она соотносится с событием появления Иисуса Христа в модусе воспоминания: все существование христианства - это не существование в модусе конкретной одновременности с этим событием. Эсхатологическое будущее царства Божьего, предвосхищение его как грядущего настоящего, соотносится с богооткровенным событием явления Христа в этом прошлом, и тем самым выстраивает временность, событийность родовой жизни человечества от прошлого через настоящее к будущему.

Наконец, христианство означает новое понимание историчности каждой индивидуальной жизни - бытие каждого человека представляется как личностная история отношения между Богом и душой.

Бл. Августин под историей понимает целенаправленный процесс спасения человечества и единения его с Богом. История есть нечто единое, поскольку судьба всех людей определяется единством происхождения от Адама. Единое существование человеческого рода предстает как развертывающаяся во времени драма, у которой есть начало и будет конец. Движение исторического времени носит не круговой, а линейно-направленный характер. Протекающее историческое время осмысленно расчленено на эпохи, соотнесенные с днями творения. Историческая жизнь имеет воспитательное назначение для человеческого рода, и поэтому ее протекание наделено определенным смыслом. У истории будет завершение, установленное для нее Богом.

Философия истории Нового времени

Теоретическое историческое сознание Нового времени реализуется в трех основных сферах. Первая - это теолого-историческая рефлексия как продолжение и модификация сложившейся традиции. Вторая сфера - сфера оформившейся в то время исторической науки, которая была занята созданием картин исторической жизни человечества в целом и в самых разнообразных ее формах.

Третья сфера теоретического исторического сознания характеризуется тем, что история и историческое существование отдельного человека становятся предметной областью относительно самостоятельной философской науки философии истории.

Основные идеи философии истории Нового времени:

- рациональное мироустройство;

- соразмерность мира и человеческой сознательности;

- уверенность в принципиальной возможности для человеческого познания проникнуть в происходящее;

- возможность прогноза на будущее человечества.

Главная особенность новоевропейского философско-исторического сознания - это переход от канонического мышления к проектному. История претерпевает своеобразную субстанциализацию, становится для человека фундаментальной реальностью, которая понимается как сфера специфически человеческого жизнепроявления и как средство персонализации человека. "Настоящее" в проектном мышлении уже не нуждается в смысловой санкции со стороны прошлого или будущего - оно образует самодовлеющую историческую и соответственно смысловую тотальность. С этим настроением связан и присущий сознанию Нового времени определенный аисторизм, который мотивирует разговоры о конце истории, постисторическом состоянии.

Подобный аисторизм определялся теснейшей связью социальной жизни с процессами управления и планирования, призванными сделать социальную жизнь исчисляемой и предсказуемой. Само развитие планируется как опирающийся на науку технический и социально-технологический прогресс.

Марксистское понимание истории

Карл Маркс никогда не использовал термин "исторический материализм". Этот термин ввел Фридрих Энгельс. К. Маркс же использовал более осторожное выражение "материалистическое понимание истории", перенося акцент с претензии на самостоятельную философскую систему на определенную теоретико-методологическую установку.

Исходный философский тезис марксизма - "общественное бытие людей определяет их сознание". В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие, отношения производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Основные значения понятия "материальное" у Маркса - материальное как экономическое (относится к производству средств жизнеобеспечения), материальное как природное (здесь материалистическое сливается с натуралистическим), материальное как объективное.

Образ спирали давно появился в человеческой культуре. Но его познавательная эвристика впервые была раскрыта лишь в диалектике Г. Гегеля и К. Маркса. Спираль общественного развития в марксизме представлена процессом возникновения, развития и смены общественно-экономических формаций. Образ спирали в марксизме - образ прогресса, бесконечного поступательного развития общества по спирально-восходящей линии. История общества - история способов производства, в которых заложены источники общественного развития. История как "созревание" социальности.

Теория классовой борьбы как движущей силы истории.

Три философских ориентации историцистской парадигмы

Историцизм - признание развития общества от прошлого к познаваемому и предсказуемому будущему.

Историцистская парадигма осмысливает бытие через время. Метафоры времени: река, лестница, часы, песок, свеча.

Эволюция концепций времени: циклическое, сакральное, необратимое, событийное, физическое, историческое (прошлое), настоящее, будущее (футурологическое), вероятностное.

В "консервативном историцизме" Г. Гегеля история рассматривается как накопление бытия, как постоянное прибавление онтологии и гносеологии. В такой перспективе прошлое не обесценивается вовсе, но рассматривается как предварительная фаза настоящего. Онтологичность прошлого снимается, но не отменяется. Вся история у Гегеля - история постоянного прогрессивного развития мирового духа, который выступает в форме духов отдельных народов.

Футурологическая ориентация является абсолютизацией первой версии, но в ней реальная онтологичность полагается не в постепенном накоплении бытия, за которым постулируется некая предисторическая форма существования реальности, а в тяготении недостаточно бытийного исторического процесса к полной онтологичности, отнесенной в будущее. Абсолютное бытие полагается не в сложении моментов, но в финальном преодолении истории, за которым последует "начало" онтологии. Исторический процесс распознается здесь как некоторая телеологическая заданность: история течет к всеобщей разумности как к эсхатологической и онтологической цели.

Третья версия историцизма является самой радикальной и последовательной. Она помещает бытие в ускользающие пределы настоящего момента. Единственно реальное признается эфемерным, мгновенным, сиюминутным. Прошлое и будущее совершенно онтологизируются, вся реальность полагается в момент динамично меняющейся современности. При этом развитие временной модальности отождествляется с активной деятельностью по преодолению прошлого. Прошлое рассматривается как постоянно зачеркиваемое отрицательное время, как бытие, перешедшее в небытие, как ценность, переставшая быть таковой. Время представляет главную реальность, основополагающий модус бытия. Следовательно, становление оказывается единственной формой существования бытия - то, что существует, пребывает в становлении, в единонаправленном времени. Процесс времени становится всецело онтологически позитивным процессом, поскольку в нем, через него, из него бытие есть. Бытие тождественно времени, так как вне времени нет бытия.

Критика принципа историзма

Разрабатывая вопросы социальной философии и логики гуманитарных наук, Карл Поппер подверг критике концепцию историцизма, выступив, по-существу, противником таких оракулов в истории, как Платон, Г. Гегель, К. Маркс. "Историцизм, - для него, - это бедный метод, который не приносит результатов". Попытка установить законы развития - явный предрассудок. История - открытый незаконченный объект. Поппер отрицает исторический прогресс: прогресс - движение к определенной цели, цели существуют только для человека, для истории они просто невозможны.

Большая часть современных философов считает, что исторический смысл инновационно порождается, постоянно созидается субъектами исторической жизни; историческая деятельность субъектов различных формаций не имеет заданного или тем более предопределенного характера и является во многом недетерминированной и открытой; исторический смысл просто совпадает с историческим существованием. С этой точки зрения историзм есть социально-философский релятивизм. Историзму в этом смысле принадлежит несомненная заслуга разрушения того абстрактно-рационалистического учения об естественном праве (естественном состоянии), которое было основано на забвении всего конкретного исторического многообразия. Но с другой стороны, историзм разделяет и всю несостоятельность релятивизма вообще, поскольку он претендует быть целостным мировоззрением. Убеждение в его истинности противоречит его собственному содержанию.

Глава 55

Смысл истории и идея общественного прогресса

История - раскрытие смысла во времени через свободное творчество людей. В античной философии распространенной была точка зрения, гласящая, что общество с развитием цивилизации деградирует. Оно идет от "золотого века" к "серебряному веку" и от него к "железному".

Всеобщее спасение - центральный смысл истории в христианстве. В библейской традиции бытие исторического человека есть лишь один из моментов бытия уже спасенного человека. Два момента доктрины всеобщего спасения искупительный и эсхатологический (связан с концом света) - определяют истоки двух традиций христианского понимания конца света - ожидание внезапного разрушения мира и наказание неуспевших раскаяться, и надежда на мирное обращение всех к Христу, и через это - к преображению мира.

Для Восточного христианства характерно внеисторическое понимание смысла истории, где каждый исторический момент в равной степени приближен к эсхатологическому смыслу (это проявляется в отсутствии противопоставления на спасенных и неспасенных, ибо все люди во все моменты жизни в равной степени приближены ко спасению).

Для Западного христианства характерно внутри историческое истолкование эсхатологического смысла (отсюда противопоставление людей на спасенных и неспасенных). Если для западного человека достаточно руководствоваться заповедями, верить в Бога и быть праведным, чтобы быть уверенным в правильности пути, то православный лишен этой уверенности, обречен быть свободным, постоянно делать заново выбор, и от ошибки его не могут застраховать ни предшествующие заслуги, ни праведность, ни вера в Бога.

В истории, по словам И. Бердяева, нет прогресса добра, совершенства, свободы человека - есть лишь трагическое раскрытие внутренних начал бытия, как божественных, так и дьявольских. В раскрытии этих противоречий и в выявлении их заключается величайший внутренний смысл исторической судьбы человечества.

Г. Гегель на основе признания субстанциальности истории, наличия в ней в качестве основополагающей субстанции разума, который обладает бесконечной мощью, и утверждения целостности и целесообразности исторического процесса, видит конечную цель всемирной истории в свободе духа. Гегелевский рационалистический принцип "Все разумное - действительно, все действительное - разумно".

"Бог", человек, развитие - три основных элемента гегелевской социально-философской системы, которая опирается на понимание сверхчеловеческой сущности законов развития общества и индивида как средства реализации Абсолютного духа в истории. Всемирная история - процесс расширения относительных границ свободы. Принцип восточного мира - свобода одного. Принцип греческого мира - свобода некоторых. Принцип современного мира - свобода всех. Главный критерий общественного прогресса - развитие личной свободы.

К. Маркс, В. Ленин усматривают смысл истории в реализации определенных принципов, идей, ценностей. Такие объективно существующие всеобщности конституируют историческую жизнь человечества в организованное и упорядоченное целое, прозрачное для философской рефлексии. Сама эта рефлексия, прозревая и утверждая смысл исторической жизни, служит целям просвещенного освобождения человечества, полной реализации "сущности" человека, воплощению неисчерпаемых творческих и конструктивных возможностей человечества.

Критерий прогресса исторического процесса

В истории человечества сложилось не так уже и много критериев определения уровня прогрессивности общества - уровень производительности труда и степень свободы личности в обществе. Зарождением третьего критерия прогресса - уровня нравственности в обществе - можно быть обязанным русской философии. Н. Бердяев считал, что сущность общественного прогресса проявляется в увеличении добра и уменьшении зла. Прогресс реакционен, если рушится человек. Идея прогресса безнравственна, если она основана на использовании предыдущих поколений. С. Франк критерий прогресса связывал с постижением смысла жизни.

Мифологема прогресса отрицает наличие пределов распространению деятельности человека. Вера в прогресс начала утверждаться в борьбе против религиозной веры за духовную эмансипацию человека. Ядро прогресса составляет триединство: неограниченное производство, абсолютная свобода и безбрежное счастье. Новый Земной Град Прогресса должен был заменить Божий Град. Д. Емко, А. Р. Тюрго, Ф. М. Вольтера и Ж. А. Кондорсе принадлежит идея о прогрессе как атрибуте исторической непреложности и безграничности возможностей человеческого разума и способности человеку к совершенству. И. Кант обосновывает точку зрения о том, что прогресс в истории обеспечивается за счет сил, заложенных в самом человеке. И. Фихте видит истоки совершенствования человечества в прогрессивном развитии разума человека. О. Конт, считая интеллектуальный прогресс фундаментальным принцип человеческого общества, усматривает в нем причину исторического развития.

Критика идеи прогресса. Платон ожидал от всякого изменения только худшего. Русский философ Сергей Николаевич Булгаков (1873 - 1944) был убежден в том, что вопросы общественного прогресса и социального идеала можно формулировать и решать только как религиозно-метафизические. Человечество, согласно этому воззрению, беспрерывно идет вперед, к какой-то конечной цели, к последнему идеально завершенному состоянию, и все сменяющиеся исторические эпохи суть лишь последовательные этапы на пути продвижения к этой цели. Прогрессистские воззрения, по мнению русского философа, произвольно обобщая совершенствование в течение последних веков, забывают о том, что это был лишь относительный прогресс, сопровождающийся утратой некоторых других культурных ценностей; что эта история наряду с эпохами подъема знает и эпохи упадка, разложения и гибели. Если история вообще имеет смысл, то он возможен лишь, если каждая эпоха и каждое поколение имеет собственное значение в ней, является творцом и соучастником этого смысла. Этот смысл должен поэтому лежать не в будущем, а сверхвременно охватывать мировую историю в ее целом.

Проблема конца истории

В современной философии истории фактически не предпринимаются попытки создать единую концептуальную картину всемирной истории, в которой нынешнее состояние человечества предстало бы как естественный или как закономерный результат предшествующего исторического развития. Это означает, по существу, отказ от постулирования или конструирования универсального исторического смысла, который охватывал бы все временные измерения исторической жизни человека. "Конец истории" в этом смысле выступает как перевод на повествовательный и образный язык того, что на философском языке выступает триумфом абсолюта - идеи технологического детерминизма.

Конец истории как преображение человека. Конец истории как смерть человека.

Постистория как царство игры и насмешки. Ирония и сарказм (вплоть до окарикатуривания форм) как способ низвержения идеологических авторитетов и разрушения жестких идеологизированных структур культуры.

Философская проблема периодизации истории

В мировой культуре выработаны критерии периодизации истории, в основе которых лежат следующие классификационные признаки: орудия труда (У. Ростоу выделяет пять стадий в развитии общества, Д. Белл, О. Тоффлер), рост народонаселения (Т. Мальтус), географическая среда (Ш. Монтескье), свобода и степень отдаленности ее от инстинктов (И. Фихте различает эпохи господства инстинкта, авторитета, разума, науки и искусства), формационный (К. Маркс), цивилизационный (Н. Данилевский, О. Шпенглер, А. Тойнби).

Глава 56

Субъект и движущие силы истории

Понятие "движущие силы социальной динамики". Основные элементы и факторы движущих сил социальной динамики. Внешние (влияние географической среды, природы, климата, почвы, рельефа, социальное окружение) источники социальной динамики и внутренние факторы (народонаселение, состояние производительных сил, уровень зрелости научного знания и идеологии, отношения между основными социальными классами и группами населения).

Роль личности в истории

Колебания марксизма между научностью и фатализмом в решении вопроса о роли личности в истории, выразившиеся, с одной стороны, в признании неумолимости, вечности, неизменности общественных законов, а, с другой стороны, - в фактическом принижении роли личности, оставляют открытым вопрос, способна ли какая-либо личность стать важнейшим самостоятельным фактором, меняющим общество, в зависимости от своего понимания дела, или она только реализует заложенное предшествующим развитием и неизбежно должное проявиться.

Не личность создает великие эпохи, а великие эпохи предоставляют личности все объективные предпосылки для перемен, которые та способна ускорить или отдалить, придать им особые черты, талантливо или бездарно использовать предоставленные возможности.

Факторы, определяющие роль личности в истории: особенности социальной среды, в которой действует личность (общественный строй, традиции, состояние общества - устойчивое или неустойчивое); особенности формационного времени (степень интегрированности общества, темпы его развития, состояние хаоса или революционного кризиса); особенности самой личности и потребности исторического момента в таких качествах, наличие конкурентных деятелей.

Роль личности в истории обратно пропорциональна стабильности и прочности общества. Чем менее прочно и устойчиво общество, чем больше там разрушены старые конструкции, тем большее влияние может оказать отдельная личность на него. Сила личности, ее соответствие своей роли, волевой фактор имеет определяющее значение в переломный период. X. Ортега-и-Гассет видит творца подлинной культуры в элите, тогда как народ представляется ему "косной материей исторического процесса".

По мнению российского философа А. Зиновьева, человечество вступило в эпоху планируемой истории, характеризующуюся возрастающей ролью властвующих элит в конструкции социальных систем и изменившимся качеством их участия в историческом процессе.

Власть и собственность

как факторы исторической эволюции

Власть - это форма социальных отношений, характеризующаяся способностью влиять на характер и направление деятельности и поведения людей, социальных групп и классов, посредством экономических, идеологических, правовых механизмов, а также с помощью авторитета, традиции, насилия. Сущностью власти являются отношения руководства, господства и подчинения.

Источники власти. Обычай как мистическое ее основание. Анонимность власти: у власти нет никакого личностного содержания, она всякий раз приобретает характеристику той цели, того субъекта (проблема персонификации власти), того объекта, который оно употребляет. Типы легитимизации (признание гражданами законности и необходимости данной власти) власти: традиционный (вера подданных в законность власти), сакральный (власть покоится на личном обаянии - харизме человека), рациональный (господство права).

Виды власти: экономическая, социальная, духовная, информационная, принудительная, политическая.

Проблема эмансипации и освобождения - проблема отношения к власти. Николай Бердяев утверждает, что Новое время конструировало власть как право и интересовалось разграничением прав на власть. Власть существует для себя самой, она никогда не существовала для другого. Задача в том, чтобы конструировать власть как обязанность по отношению к Другому.

Постмоденистский анализ феномена власти

Постмодернизм анализирует власть через призму ее функции.

М. Фуко, исследуя проблему форм власти (собственно власть, господство, авторитет) и различных способов ее осуществления (власть вещей, языка, информации), сталкивается с проблемой языка как инструмента власти - "власть определяет свое право с помощью языка и сознания" - и с проблемой знания. Знание, для мыслителя, представляется исключительно властной и губительной силой для человека ("большие знания приносят большое горе"), оно не дает господства над природой, опасно для субъекта ("новое знание разрушает мир субъекта"), в знании заложен инстинкт насилия (сама структура управления есть насилие над реальным материалом).

Французский психоаналитик Жак Лакан (1901 - 1981) отмечает репрессивный и подавляющий характер власти: она подавляет человека, строит из него дисциплинарное тело, выстраивает мотивы его действия, обосновывает субъект действия как дополнительный инструмент для влияния на человеческий материал. Под субъектом Лакан понимает все характеристики социальности, заданные человеку властным образом: в этом смысле - это агент власти в каждом человеке. Власть систематизирует социальное, делает его управляемым и восприимчивым. Дисциплинарность власти оказывает не только ограничивающее воздействие на человека, но и дает ему новое качество: создает в каждом человеке свое пространство и делает из каждого человека социальный институт (как предел личностной социализации).

Концепции власти

Социально-философские концепции власти. Поведенческий подход к определению природы власти. Власть характеризуется как особенная сущность, носителем которой выступает отдельная личность и она отождествляется с вещью или силой, обладание которой дает право на повелевание. Природа власти объясняется биологической и психической природой человека, а для придания ей большей величественности и могущества она наделяется такими ценностными характеристиками, как божественный характер, справедливость, ответственность.

Бихевиоризм рассматривает политический процесс как столкновение индивидуальных воль и стремлений к власти, в которой побеждает самый сильный. Баланс стремлений к власти политических сил обеспечивается системой политических институтов. Нарушение равновесия политических сил приводит к кризисам и конфликтам в обществе.

Неофрейдистская концепция власти. Ее основной тезис: власть есть способ господства бессознательного над человеческим сознанием. Индивид подчиняется силам, находящимся вне его сознания. Подавляя рациональные мотивы поведения, манипуляция обеспечивает доминирование иррациональных начал в политической деятельности: страха, агрессивности, стремления к разрушению и деструктивности.

Социологический подход к определению понятия "власть". В основе властных отношений лежат отношения господства и подчинения; власть же есть способность одного индивида (в определенных социальных условиях) проводить собственную волю вопреки сопротивлению другого индивида. Американский социолог Т. Парсонс, расширяя границы социального субъекта (до группы, организации, общества), обращает внимание на две характерные черты власти: первая - это способность принимать решения и добиваться их обязательного выполнения; вторая - это способность общества мобилизовывать свои ресурсы для достижения общих целей.

Структурно-функциональный подход. Т. Парсонс рассматривает власть как отношение неравноправных субъектов, поведение которых обусловлено выполняемыми ими социальными ролями, например, управляющих и управляемых. При этом под социальной ролью понимается ожидаемое от человека поведение, соответствующее занимаемому им статусу. Согласно этому принципу власть выполняет ряд жизнеобеспечивающих функций: предписывает субъектам выполнять обязанности, налагаемые на них обществом, и мобилизует ресурсы для достижения общих целей.

Основатели социальной конфликтологии К. Маркс и В. И. Ленин рассматривали власть как отношения господства одного класса и подчинение другого класса. Природа данного господства обусловлена экономическими отношениями, ролью и местом класса в экономической системе общества. Однако сведение властных отношений к классовым сужает их объем. Социальное неравенство не исчерпывается только классовыми различиями: они более многообразны и дополняются профессиональными, этническими, половозрастными, культурными и другими различиями.

Собственность как общественные отношения

Основания и источники собственности.

Проблема онтологического (индивидуального и родового) основания собственности. Собственность - конкретно-исторический способ присвоения материальных и духовных благ. Собственность - форма самореализации человека.

Личная собственность - исторически первая форма собственности, зафиксировавшая выделение индивидом самого себя из общинной массы. Коллективное владение - среда развития личной собственности. В условиях азиатского способа производства личная собственность суверенна на все богатства страны противопоставлена личной собственности его подданных на средства их существования.

Частная собственность как особая форма личной собственности, появившаяся в условиях отчуждения работника от средств и условий его труда. Частная собственность появляется там и тогда, где и когда экономические отношения проникают внутрь самого производственного процесса. Ж. Ж. Руссо называет исчезновение равенства, появление частной собственности и буржуазной трудовой деятельности тремя однопорядковыми явлениями, неразрывно связанными друг с другом.

Преодоление частной собственности ведет не к общественной собственности, а к личной собственности.

Объекты собственности

Пять основных объектов собственности - рабочая сила, средства производства, продукты производства, ценные бумаги, интеллектуальная собственность.

Собственность в модусах богатства, достатка, бедности и нищеты: социально-философский смысл. Богатство, его личные и общественные формы: вещные, денежные и человеческие. Богатство как самоцель и как средство развития человека. Социокультурные и антисоциальные формы и функции богатства.

Богатство человеческих способностей, его социальная и нравственная ценность.

В современном обществе условием принадлежности человека к господствующему классу становится не право владеть благом, а способность им воспользоваться. Социальный статус человека определяется прежде всего его образовательным уровнем, способностью превращать информацию в знание, самостоятельно осуществлять продуктивную деятельность. Проблема собственности не имеет прямого отношения к установлению социального равенства его членов.

 

27