ГоловнаЗворотній зв'язок
Главная->Філософія->Содержание->История философии ХХ века.

Философия.

История философии ХХ века.

Мы остановимся на двух философско-исторических концепциях нашего века – немца К. Ясперса (1883-1969) и англичанина А. Тойнби (1889-1975).

Центральным положением исторической концепции Ясперса является понятие осевого времени. Соевое время есть вполне конкретная историческая эпоха, начинающаяся в VII в. до н.э. и продолжается вплоть до начала нашей эры, до появления Христа. Эта определятся небывалыми ни до, ни после в истории человечества порывами духа к подлинному бытию. Именно в этот исторический период возникают все мировые религии. Их основатели определяют основные русла духовной жизни, в которых человечество существует по сей день. Появляется такой феномен как философия. Причем не зависимо друг от друга в разных культурных ареалах – античной Греции, Индии и Китае.

История представляет собой результат творчества личностей, вне личности никакой истории быть не может. «История, - пишет немецкий мыслитель, это постоянное и настойчивое продвижение вперед отдельных людей. Они призывают других следовать за ними». История есть своего рода пульсация. И осевое время является такой фразой в исторической пульсации, когда человечество ближе всего к оси бытия. Христос, Будда, Конфуций, Пифагор не говорят нам о том, каков сам мир, в котором мы живем, но скорее о том, как жить в мире, чтобы, быть достойным его.

Для Тойнби история образуется из ритма, который задается некоторыми вызовами мира, направляемыми человеку. Можно сказать, что мир, в котором живет человек, представляет собой не только среду обитания (ведь и животные живут в мире, но у них не истории), сколько генератор всякого рода вызовов, бросаемых человечеству и представляющих собой географические, климатические, культурные, политические, экономические по форме побуждения к трансформации человечества. В отличии от природных ритмов, ритмы истории – духовного происхождения.

Ответ на вызов мира не есть нечто происходящее автоматически. Цивилизации склоны к увяданию и гибели по мере исчезновения в личностях, образующих их духовный авангард, творческой реакцией на внешние раздражители.

Те народы, которые не отвечают на вызов, как бы выпадают из истории. История как сверхприродный феномен, реализующийся посредством действий сверхприродных существ – людей. Их свехприродность заключается в том, в частности, что их мир излишен с точки зрения чисто природного существования. Можно хоронить умерших, и это будет оправдано с точки зрения природных причин– иначе может начаться эпидемия. Природа диктует такую форму обращения с умершими. Но украшать могилу цветами, придумывать в своем культурном творчестве топографию загробного мира – на это не требуется санкции природы. Это новая духовная реальность, которая порождает и новый ряд необходимостей – сверхприродных необходимостей, требующих духовного усилия. Возникает необходимость своеволия. Она и создает цивилизацию, цивилизованность.

Приближаясь к распаду, цивилизации лихорадочно ищут возможности для приостановления этого процесса. Таков архаизм, или стремление закрыть проблему будущего целиком оборотившись в прошлое, увековечив его. Таков футуризм, который, напротив, отбрасывает настоящее ради иллюзии быть причастным желаемому будущему. И архаизм, и футуризм – это две стороны одной медали. Их объединяет отчаянное желание закрыть глаза на настоящее, отрицание необходимости трансформации, необходимости работы духа в историческом творчестве. В конце концов эти два социальные образования гибнут: либо в последствие военного поражения, либо вследствие естественных катастроф, либо, наконец, в следствии внутренних катаклизмов, вытекающих из полного раскола между правящим меньшинством и отчужденным от власти большинством.

Пути истории определялись в независимости от способности субъектов исторического процесса к взаимонаучению и взаимоуважению. Будущее мира Тойнби связывал с ликвидацией цивилизационной обособленности. История реализуется через общение.

 

25