yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Право->Содержание->2. Социальная структура и государственный строй

Государственное право зарубежных стран

2. Социальная структура и государственный строй

 

Власть — основной объект государственно-правовых отношений, и ближайшим ее источником, причиной является сознание, эмоционально-психологическое состояние человека. Подверженность людей власти, государственно-правовому регулированию существенно зависит от структуры общества, социальной среды, от того, к какому общественному слою принадлежит человек.

Принимаясь за изучение вопроса о соотношении общественной системы и государственно-политического строя, важно иметь в виду два принципиально важных обстоятельства:

1. Человека едва ли можно считать "чистым листом бумаги", на котором общество, социальное окружение, воспитание могут "написать" все что угодно. Общество служит единственно возможной средой существования человеческой личности. Но это еще не дает оснований к тому, чтобы рассматривать общество единственной причиной формирования облика личности, пренебрегая иными факторами, заложенными в самой природе человека. Ведь без воздуха, без общения с природной средой, с собственным "я" полноценный человек так же немыслим, как и личность вне общества. Следовательно, политическое, юридически значимое поведение нельзя объяснить только общественными отношениями, социальностью. Допустимо говорить лишь о некоторых наиболее вероятных взаимосвязях между социологическими и политико-правовыми явлениями.

2. Социологический и юридический анализ связан с, оценкой поведения общественных слоев.

В государственно-правовой науке и политологии сложилось такое понятие, как "гражданское общество". Порой между гражданским обществом и демократией не замечают разницы. Между тем понятие демократии характеризует политический режим, тогда как гражданское общество — это социологическое описание особого типа общества и его взаимоотношений с государством.

Гражданское общество — обязательное условие существования демократического конституционного строя. С другой стороны, конституционное государство, предложившее широкому кругу лиц свободный доступ к участию в политике, право законно защищать свои интересы, способствует формированию гражданского общества. Демократия и гражданское общество — сопутствующие друг другу явления.

Гражданское общество не отторгает любую форму правления при условии, если она позволяет политически активному населению контролировать государство.

Гражданское общество допускает любую форму государственного устройства, любой тип местного управления, но с условием, что не это отрицает свободы местных сообществ граждан, а вмешательство государства в местные дела ограничено законом. Государственное устройство в условиях гражданского общества обеспечивает территориальное рассредоточение политической власти, ее демонополизацию.

Основную часть гражданского общества составляет "средний класс", средние слои, который нуждается в стабильной политической организации, государственности, при этом представители этого класса обладают высокой степенью социальной, экономической самостоятельности.

Одним из основных ценностных ориентиров гражданского общества является представление о личной автономии, самостоятельности. Личная автономия ограждает человека от политики, сосредоточивает его интересы на индивидуальных переживаниях, семье, бизнесе и прочем подобном. Признаваемая гражданским обществом автономия личности не является бесспорным, абсолютным благом. Ее обратной стороной является безразличие окружающих к судьбе человека, оставление его на произвол собственной удачи, в одиночестве.

В гражданском обществе складывается высокоразвитая система общественных объединений, профессиональных и творческих корпораций, национальных общин (землячеств) и прочих ассоциаций, в которые добровольно входят люди, объединенные общими интересами.

Государство, политические организации не в силах произвольно менять содержание таких норм; поведение членов гражданского общества не может быть во всех случаях подвергнуто государственному, политическому воздействию. Общество в целом не пользуется услугами государства для поддержания нравственности. Нравственность поддерживают прежде всего средства общественного, морального принуждения, хотя и они ограничены.

В гражданском обществе много, может быть слишком много, отдано в сферу индивидуального усмотрения. Атмосфера свободы, слабо контролируемая социальным окружением, может породить у значительной части населения ощущение вседозволенности. Уровень преступности, неорганизованного насилия в гражданских обществах обычно выше, чем в коллективистических, где общество открыто контролирует нравственность и обладает монополией на насилие, принуждение.

Членам гражданского общества доступны процедуры и механизмы, предназначенные для разрешения разногласий (парламент, правосудие). Они позволяют достигнуть по спорным вопросам если и не согласия, то хотя бы некоторого компромисса, относительного равновесия мнений и интересов отдельных людей, общественных групп.

Коллективистический тип общественной организации исторически состоятелен в не меньшей мере, чем гражданское общество.

Стремление к равновесию между индивидуальным и общественным или взаимная борьба этих двух начал человеческой сущности является одним из основных факторов исторического развития.

Коллективизм имеет различные, весьма отличающиеся формы. В частности, он может существовать в виде корпоративного общества, т.е. разделенное на устойчивые, изолированные по культурным, национально-племенным, религиозным, социальным признакам общины, кланы, группы.

Общество, поделенное на соподчиненные корпорации, распо­ложено к единичным и взрывоподобным, революционным конфликтам. Привилегированные корпорации богаче подчиненных, причем в таких обществах правительства нередко "действуют не в интересах страны в целом, а в интересах небольшой правящей элиты, часто состоящей из представителей какой-либо одной ре­гиональной, религиозной или социальной группы". Поэтому конфликты получают форму освободительной борьбы, борьбы с социальным и экономическим угнетением.

Деление общества на несоподчиненные корпорации создает почву для непрерывного, периодически обостряющегося и угасающего конфликта. Подобные конфликты могут приобретать форму политического, в том числе вооруженного, противостояния.

Лишь в результате длительного взаимодействия, взаимопроникновения общин, укрепления деловых и личных связей, при деликатной или хотя бы безразличной политике государства возможно ослабление корпоративной конфликтности. Конституционно-правовые средства, с помощью которых корпоративные отношения вытесняются и заменяются гражданскими, весьма ограниченны:

— отмена привилегий и титулов;

— запрет рабства или хотя бы ограничение ввоза рабов;

— установление режима равноправия;

— закрепление свободы совести, веротерпимость как часть политики;

— "деконфессионализация" политики, то есть перевод политических отношений в нерелигиозное русло;

— всеобщее, равное избирательное право;

— контроль государства за внутрикорпоративными отношениями;

— прямой запрет корпоративности.

Вместе с тем проблему вытеснения корпоративизма иногда решают "быстрыми", радикальными средствами, в результате которых более или менее прочно устанавливается иной, не корпоративный тип коллективизма.

Некорпоративный, или универсальный, коллективизм наблюдается в тех обществах, где определенно утвердился приоритет национальных интересов над групповыми и личными.

Статус личности обычно основан на официально заявленном принципе равенства. Вместе с тем могут устанавливаться правовые и политические ограничения для тех категорий лиц, настроения и деятельность которых, по мнению государства, противоречат общенациональным приоритетам. В условиях универсального коллективизма трудно ожидать от судов и иных правозащитных институтов высокой активности. Защита индивидуальных прав и интересов достигается преимущественно через обращения к правительственным учреждениям.

Социальная картина разнородна, и односложным описаниям она не поддается. Тот факт, что гражданским обществом и коллективизмом набор возможных типов социального устройства не исчерпывается, доказывает недавно предложенный английским исследователем Ричардом Роузом термин "общество песочных часов". "Общество песочных часов" — это характеристика такой социальной структуры, которая представляет собой довольно причудливое сочетание признаков гражданского общества (некоторая дистанция между государством и обществом) и свойств, которые можно встретить при коллективизме (неспособность общества организовать подконтрольную ему государственность).

Образ песочных часов обозначает две части общества — основную массу граждан (нижняя часть часов) и элиту, привилегированную (верхнюю) часть. Активная общественная деятельность населения происходит в изоляции от высших классов. Элита также активна — внутри нее происходит борьба за власть и богатство. Обе части общества взаимно не доверяют друг другу.

Широкие массы населения подозревают элиты в корыстолюбии и нечестности, а та, в свою очередь, с пренебрежением относится к остальному обществу, полагая, что она лучше знает, что и как граждане должны делать. Но при таком отношении друг к другу обе части общества попадают во взаимную изоляцию, что и символизирует сужение в песочных часах между их верхом и низом.

Сотрудничество между частями "общества песочных часов" крайне ограниченно. Элита эгоистична, но имеет резонные опасения, что основная часть общества заявит в конце концов свои претензии и нарушит положение вещей, а вместе с этим и сместит класс привилегированных. Нижняя часть общества слаба и пассивна, но лишь в политическом отношении. Огромная масса людей полуподпольно, неформально ведет напряженную духовную, экономическую деятельность.

Привилегированные не в силах обеспечить действенный контроль в отношении остального общества и вынуждены, даже заинтересованы допустить значительную автономию "низов", закрыть глаза на многое из того, что "внизу" происходит. Население рассчитывает прежде всего на себя и на свое окружение и не доверяет официальным организациям, недружелюбному государству прежде всего.

Государство при "обществе песочных часов" не обеспечивает защиты прав и свобод личности. При столкновении с государством люди нередко терпят притеснения и разочарования.

"Общество песочных часов" допускает изрядное разнообразие форм правления, в рамках которых существует государство.

Если взять группу современных демократических государств, то можно условно обозначить три политические позиции, или три степени социальной активности, за которыми закрепились следующие определения: "позитивное государство", "государство социальной безопасности", "социальное государство".

Термин позитивное государство означает политический подход, основным содержанием которого является защита дееспособных, "позитивно" проявляющих себя членов гражданского общества, среднего класса. Обязанность государства в сфере социальной охраны в основном ограничена поддержанием правопорядка и созданием экономически безопасных условий для предпринимательской и профессиональной деятельности.

Принцип позитивного государства не признает формального права человека на благополучие. Благополучное состояние не является чем-то само собой разумеющимся. Это предмет личной заботы. Государство, пользуясь системой кредитно-финансового регулирования, применяя антимонопольные меры, поддерживает рынок труда, товаров, финансов. Государство может стимулировать структурные изменения в экономике.

Предполагается, что большинство граждан "позитивного государства" в безопасных условиях сможет самостоятельно, рассчитывая на собственные силы и под свою ответственность обеспечить достойное существование.

Если государство вмешивается в вопросы найма работников, то не для того, чтобы принудить предпринимателя к трудоустройству отдельного лица, а с тем, чтобы наниматель не выдвигал дискриминационных условий, ограничивающих права женщин, молодежи и других категорий населения.

Устанавливая обязательное социальное страхование, государство существенно сокращает свои финансовые заботы о благополучии лиц, нуждающихся в социальной защите. Прямая социальная помощь гражданам в позитивном государстве ограничена минимально необходимыми пределами.

Обычный человек в позитивном государстве способен своими силами создать собственное благополучие. Он не ждет от государства содействия, так как эта помощь наверняка скромнее, чем индивидуальные ресурсы человека. Сложности, связанные с ее получением, слишком велики.

Существование позитивного государства неизбежно связано с тем, что постоянно имеется некоторое число беззащитных людей — тех, кто даже в благоприятных условиях не способен занять приемлемое общественное положение и не имеет возможности потребовать от государства социальной помощи, нужной для того, чтобы обеспечить минимальный достаток.

Государство социальной безопасности предполагает некоторый гарантированный минимум благосостояния, юридически закрепленный в виде права каждого гражданина. Государство не только политически, но и юридически обязано предоставлять гражданам некоторую сумму материальных благ и услуг независимо от финансовых возможностей самого государства. Оно признает за каждым человеком право на минимальный "достойный" уровень благосостояния — уровень, обеспечивающий не просто физическую, но именно социальную безопасность личности.

Социальное государство не только гарантирует минимальное благополучие, но обязуется содействовать гражданам в достижении социальных благ, непосредственно занято имущественным обеспечением и обслуживанием общества.

Социальное государство стремится к установлению сотрудничества между различными частями общества и считает себя правомочным регулировать условия общественной солидарности. Венгерская Республика осуществляет мероприятия, направленные на обеспечение равноправия и устранение неравенства возможностей, говорит Конституция этого государства, и предусматривает социальную защиту граждан.

Социальное государство возлагает многочисленные социально-экономические обязанности не только на себя, но и на предпринимателей, муниципалитеты. В условиях социального государства вполне естественными выглядят меры по ограничению богатства, конфискационное обложение наследуемого имущества, высокие налоги, обеспечивающие ограничение богатства и его перераспределение.

Государство и муниципальные органы принимают на себя содержание многочисленных социальных служб — образования, коммунального обслуживания, дошкольного воспитания, культурных учреждений и проч.

Получая регулярную и обильную социальную помощь, общество начинает утрачивать энергию, основанную на частной инициативе. Граждане, привыкая к социальной помощи, предъявляют к государству повышенные экономические требования. Но возможности государства не беспредельны, особенно в периоды спада. Преодолевая экономические кризисы, общество в условиях позитивного государства ведет себя энергично, не обращается к государству с невыполнимыми запросами. Социальное государство, напротив, не может ожидать от своих граждан терпения, самостоятельности в удовлетворении своих нужд.

Расхождение между высоким уровнем ожиданий и ограниченными возможностями способно породить серьезные политические противоречия, ослабить устойчивость конституционного строя в социальном государстве.

 

 

 

7