ГоловнаЗворотній зв'язок
Главная->Право->Содержание->Центральные органы государственного управления

История государства и права зарубежных стран

Центральные органы государственного управления

 представляли собой ряд различных учреждений, созданных в разные периоды.

Государственный совет. В его состав входили представители высшей придворной аристократии и «дворянства мантии», Государственный совет фактически превратился в высший совещательный орган при короле. Его дополняли специальные советы: совет финансов, совет депеш (сообщения с мест) и т.д.

Функционировали и другие органы: тайный совет, ведению которого подлежал, в частности, кассационный пересмотр некоторой категории дел, аппарат канцлера — почетного представителя короля, председательствовавшего в его отсутствие в советах. Часть этих органов действовала более или менее постоянно (совет депеш, совет финансов), но другие функционировали от случая к случаю или не созывались вообще. Тем не менее, должностные лица этих учреждений продолжали числиться на государственной службе и получали огромное жалованье. Таким путем монархия «подкармливала» и привлекала на свою сторону алчную и своевольную знать.

Органы, созданные во время абсолютизма, возглавляли Генеральный контролер финансов и четыре государственных секретаря по военным, иностранным, морским делам и делам двора.

В компетенцию Генерального контролера финансов, по сути первого министра, входило множество вопросов. Он осуществлял руководство сбором и распределением денежных и иных материальных ресурсов королевства, проверял деятельность должностных лиц на местах. В его ведении находились промышленность, торговля, финансы, государственные работы (строительство портов, крепостей, дорог и т.д.), пути сообщения.

Аппарат Генерального контролера и государственных секретарей напоминал министерскую (ведомственную) систему управления. Но полного, четкого разграничения по отраслям управления еще не было,

В ведении каждого секретаря находилось определенное число губернаторств, хотя главные задачи, стоявшие перед ними, были весьма далеки от проблем местного управления.

Формально Генеральный контролер и государственные секретари были подведомственны определенным королевским советам. Но в действительности они подчинялись только королю.

Король решал важнейшие вопросы внутренней и внешней политики в узком кругу лиц, пользующихся его особым доверием. Среди них Генеральный контроль и государственные секретари занимали одно из первых мест. Эти совещания стали называться Малым королевским советом.

Местные органы государственного управления. В рассматриваемый период территория королевства была разделена на женералитэ, губернаторства, диоцезы, бальяжи, интендантства, соответствовавшие территориальным подразделениям финансового, военного, церковного, судебного и административного ведомств. Границы этих территориальных единиц часто не совладали.

Провинциальные штаты, там, где они сохранились, созывались только с разрешения короля и проводили свои заседания под контролем интенданта или лица, им уполномоченного. Правомочия провинциальных штатов сводились главным образом к раскладке налогов и сборам единовременных «добровольных» пожертвований короне.

Важное место в механизме абсолютизма во Франции заняла полиция. Наделенная широкими правомочиями, она стала вездесущей. Произвол и коррупция были обычной нормой поведения ее чинов. Была установлена цензура книг, просмотр частной корреспонденции.

Суд. Одновременно функционировало несколько судебных систем. Были суды королевские, сеньориальные, городские, церковные. Суды нередко дублировали друг друга, усиливая этим волокиту. Бесконечно тянулись споры о подсудности.

В рассматриваемое время продолжалось усиление королевских судов. В соответствии с Орлеанским ордонансом (1560) и Мулинским ордонансом (1566) им стало подсудно большинство уголовных и гражданских дел. Эдикт 1788 г. оставил сеньориальным судам в области уголовного судопроизводства лишь функции органов предварительного дознания.

Особую значимость имели военные суды. Были суды морские и таможенные.

Вершиной всего этого судебного комплекса был король, который мог принять к своему личному рассмотрению или поручить своему заверенному лицу любое дело любого суда.

Неопределенность компетенции, наделение судебными функциями административных органов, многозвенность юстиции создавали благоприятную почву для царивших в судах произвола и волокиты. Тон в этом задавали правительство и сам король.

Начиная с правления Ришелье в постоянную практику вошло бессрочное тюремное заточение по приказу короля. Короли выдавали своим приближенным бланки приказов, где не были указаны имена, Обладатель такого документа мог вписать фамилию неугодного ему лица и упрятать его в тюрьму. Бланки приказов очень часто оказывались в руках фаворитов и фавориток короля, которые, используя их, сводили счеты с неугодными им лицами. Практика применения таких приказов («летр де каше») приняла массовый характер. Во времена Ришелье их было использовано более 50 тысяч.

 

 

50