ГоловнаЗворотній зв'язок
Главная->Право->Содержание->ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ ГЕРМАНИИ ПОСЛЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ.

История государства и права зарубежных стран

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ ГЕРМАНИИ ПОСЛЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ.

К началу XIX в. Германия все еще оставалась, хотя и номинально, «Священной Римской империей германской нации», числившей в своем составе более 300 государств. Все эти государства считались находящимися в подчинении императора и имперского сейма, но на практике обладали полной независимостью.

После революции в Германии были проведены первые демократические выборы. Выборы дали прусскому правительству ожидаемый результат: из 350 депутатов 250 были чиновниками. Выработанная в 1850 г. новая конституция оказалась, как и ожидалось, конституцией торжествующей контрреволюции. Уступки, сделанные буржуазии, были ничтожными, О «простом народе» не шло и речи.

Конституция 1850 г. создавала две палаты с законодательной властью. Нижняя палата была выборной (именно о ней и говорилось выше), верхняя составлялась - по королевскому указу - из принцев крови, князей и других назначенных короной пэров (ст. 62—78).

Сначала верхняя палата, названная палатой господ, была наполовину выборной, наполовину назначенной. В 1852 г. король задумал превратить ее в полностью назначаемую. По требованию короля министр Отто фон Бисмарк отстаивал этот план перед палатами и добился их согласия. Много позже он понял, что был неправ. Палата, справедливо замечал Бисмарк в своих мемуарах, в составе которой есть какое-то число выборных членов, имеет в глазах народа гораздо больший престиж, нежели палата, целиком назначенная, а престиж очень важен, если палата хочет играть отведенную ей роль исполнителя оборонительных задач (в своей конкуренции с нижней палатой). Когда палата становится простым орудием королевской политики и даже просто исполнителем королевских приказов - это свидетельствует о дефекте конституции. Иногда необходимо, продолжает свои размышления Бисмарк, чтобы ничтожная и безопасная палата демонстрировала некоторую видимость независимости в своих суждениях: правительству порой на руку побуждать верхнюю палату к некоторой оппозиции, чтобы была не очень заметной ее действительная роль «дублера правительственной власти». Отнюдь не устаревшие истины.

Законодательная власть палат парализовалась правом абсолютного вето короля (ст. 62). По его мнению, сущность конституции 1850 г. состояла не в том, чтобы в данный момент или когда-либо в дальнейшем создать новую правительственную систему, а в том, чтобы благодаря трем вето - обеих палат и решающему королевскому - помешать «произвольным изменениям существующего положениям.

Прусская конституция не была лишена таких «украшений», какими стали к середине XIX в. свобода собраний и союзов, свобода слова и неприкосновенность личности. Но свобода собраний, например, ограничивалась одним важным условием, касавшимся лишь «низших слоев общества»: собрания разрешалось проводить только в помещении - под крышей (ст. 29). Недостает денег на то, чтобы арендовать помещение, нет и права на собрания.

 

87