ГоловнаЗворотній зв'язок
Главная->Право->Содержание->КОНСТИТУЦИЯ И РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОЯ ГЕРМАНСКОЙ ИМПЕРИИ.

История государства и права зарубежных стран

КОНСТИТУЦИЯ И РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОЯ ГЕРМАНСКОЙ ИМПЕРИИ.

Конституция Германии 1871 г. Согласно новой германской конституции, в состав новообразованной империи вошли 22 монархии (среди них Пруссия, Бавария и Саксония) и несколько вольных городов, включая Гамбург. Конституция наделила эти государства незначительной самостоятельностью, постепенно сокращавшейся.

Главой империи был прусский король, что отвечало реальному соотношению сил во вновь образованном государстве. Конституция дозволяла ему непосредственное руководство министрами империи и, конечно, самой Пруссии.

По конституции, Союзному совету вручалась законодательная власть - наряду и вместе с рейхстагом - и значительная исполнительная власть (ст. 6). Бундесрат располагал своим аппаратом - комиссиями, специализированными по различным областям общественной и государственной жизни.

Реакционная и абсолютистская по своему духу и заложенным в нее идеям, конституция 1871 г. была полна юридических нелепостей и несообразностей. Так, император был связан контрассигнатурой канцлера, которого он же был волен назначать и смещать по своему усмотрению. Конституция ограничивала власть императора Союзным советом, но как прусский король он мог приказать своим представителям в бундесрате провалить любой неугодный ему закон, касающийся конституции, финансов и военного дела.

Можно сказать, что объединение Германии, будучи событием чисто политическим (государственным), придало немецкой экономике столь значительный импульс, что Германия в короткий срок стала самой мощной европейской державой.

Быстрый рост численности рабочего класса выдвигал его как новую политическую силу, организационным центром которой стала социал-демократическая партия. Отклонив революционный путь захвата власти, социал-демократы, как зафиксировано в их Готской программе, принятой на съезде в г. Готе в 1875 году, ставили своей задачей борьбу за парламент, а в самом парламенте - за законы, улучшающие положение рабочего класса, борьбу за новое социальное законодательство.

Крупные неудачи на фронтах весной и осенью 1918 г. создали в Германии революционную ситуацию. Октябрьская революция 1917 г. в России усилила и без того накаленную социальными и политическими страстями ситуацию, сложившуюся в виду очевидного военного поражения Германии, под влиянием революции в России в немецких городах, в армии и на флоте стали возникать Советы рабочих, солдатских и матросских депутатов.

Революция началась восстанием военных моряков в Киле в начале ноября 1918 г. Крупнейшие города Германии - Гамбург, Лейпциг, Мюнхен, Бремен - присоединились к восставшим. Повсеместно возникавшие Советы рабочих и солдатских депутатов брали власть в свои руки. Наконец, 9 ноября 1918г. революция победила в Берлине.

Конституция 1919 г. превратила Германию в буржуазную парламентскую республику во главе с президентом. Высшим законодательным органом Германской империи (это название было сохранено) объявлялся рейхстаг, избираемый один раз в четыре года на основе всеобщего избирательного права (ст. 22, 23).

Конституция вводила пропорциональную систему выборов. Вся Германия была поделена на 35 избирательных округов. Каждая партия, принимавшая участие в выборах, выступала со своим списком кандидатов Депутатские места распределялись соответственно числу голосов, поданных за тот или иной список: больше голосов - больше мест.

Парламент состоял из двух палат: рейхстага (нижняя палата) и рейхсрата (верхняя палата). Рейхсрат (имперский совет) состоял из представителей 18 земель (15 республик и трех вольных городов, пользовавшихся автономией), на которые делилась Германия. Пруссия имела в рейхсрате 26 голосок, Бавария - 10, Саксония - 7, Баден -- 3 и т.д.

При несогласии палат решение спорного вопроса принадлежало президенту республики («империи»). Он либо присоединялся к рейхсрату (и этим решался спор), либо поручал решение референдуму (ст. 68).

Федеративность Германии была по большей части строго дозированной. Все действительно важные вопросы - внешние сношения, армия и флот, монетное дело и таможни, связь, транспорт, гражданское и эмиграция и т.д. - находились в ведении империи. Но каждая из земель имела свою конституцию, составленную в согласии с имперской, свой законодательный орган - ландтаг и собственное правительство. В таких вопросах, как уголовное и гражданское законодательство, ландтаги могли конкурировать с рейхстагом, при том, однако, что право империи имело во всех подобных случаях решающий перевес над партикулярным правом земель.

Особенное внимание Веймарская конституция уделяла президенту республики. Президент набирался всеобщим голосованием (ст. 41). Его власть во многом походила на монархическую. При несогласии палат решение вопроса передавалось на усмотрение президента. Он мог противопоставить свою власть рейхстагу и в таком вопросе, как назначение того или иного лица на должность канцлера. Этим правом воспользовался в 1933 г. президент Гинденбург, назначая канцлером Гитлера.

Президенту разрешалось распускать рейхстаг, если он находил это нужным, и назначать новые выборы. Командование вооруженными силами, назначение на высшие военные и гражданские должности точно так же находились в компетенции президента.

Особые полномочия давала президенту ст. 48: она разрешала введение чрезвычайного положения в любой момент, который президент сочтет «опасным для существующего порядка». При этом за чрезвычайным положением могли последовать применение вооруженной силы и приостановка гражданских свобод, декретированных конституций.

Наконец, в непременной компетенции президента находилось и назначение правительства - и его главы, и всех министров. Правительство оставалось ответственным перед рейхстагом, но, как показал опыт предвоенных лет, могло существовать при опоре на президента, игнорируя рейхстаг. Конституция подчеркивала особое положение главы правительства - канцлера республики, которому поручалось «формулирование основных принципов политики» руководимого им правительства. Сквозь новое, республиканское обличье проступали знакомые имперские черты.

Декретировав существование выборных органов государственной власти, Конституция постановляла, что «чиновники назначаются пожизненно», если, разумеется, они служат достаточно безупречно.

Революционная обстановка, еще сохранившаяся в побежденной Германии, предвыборные обещания буржуазных и особенно социал-демократических партий, равно как и политика социальных уступок трудящимся, начатая еще Бисмарком, привели к тому, что в Веймарскую конституцию были внесены немаловажные нормы, касающиеся отношений между правящими классами, с одной стороны, и трудящимися—с другой. Конституция провозглашала и узаконивала свободу слова, печати, ассоциаций и т.д. Но и в данном случае законодатель проявил явную осторожность. Отделив школу от церкви, Конституция предусматривала обязательное религиозное воспитание детей, «нравственное попечение о душе», т.е. противодействие атеизму было государственной политикой.

Особое значение имела ст. 165 Конституции, предписывавшая создание рабочих советов на предприятиях и в округах. «Рабочие и служащие, - говорилось в Конституции, - призваны на равных правах совместно с предпринимателями участвовать в установлении размеров заработной платы и условий труда, а также и в общем хозяйственном развитии... организации предпринимателей и рабочих и их соглашения пользуются признанием (закона)». Защита социальных и хозяйственных интересов рабочих и служащих возлагалась на их представительные органы - рабочие советы предприятий, окружные рабочие советы и, наконец, имперский рабочий совет. При этом каждый законопроект социального и хозяйственного значения, вносимый в рейхстаг, правительство представляло на заключение имперского экономического совета. Более того, совет сам мог вносить в парламент подобные законопроекты. Наконец, указывалось в Конституции, рабочим и экономическим советам в известных отраслях могут быть предоставлены контрольные и административные полномочия.

Не преувеличивая значения этих новых по своему происхождению и значению конституционных норм (их появление - заслуга социал-демократов), можно сказать, что они свидетельствовали о наступлении новой правотворческой эпохи в области социальных отношений.

Конституция объявляла частную собственность социальной обязанностью и поэтому обеспеченной должной защитой. Принудительное отчуждение собственности могло производиться только «для блага общества, на законном основании и за соответствующее вознаграждение» (ст. 153).

 

88