ГоловнаЗворотній зв'язок
Главная->Віра та релігія->Содержание->Итоги. Общее развитие догматики на Востоке до Св. Иоанна Дамаскина (включительно).

История Христианской Церкви

Итоги. Общее развитие догматики на Востоке до Св. Иоанна Дамаскина (включительно).

        Чрезвычайно разнообразной, необычайно интенсивной и многоплодной деятельности Церкви в период Вселенских Со­боров подвел итоги, в половине VIII века, св. Иоанн Дамаскин. Догматика Дамаскина — это как бы последнее заветное слово золотого богословского периода всем последующим догмати­кам, которые могли в ней находить для себя живой пример и урок того, как и в каком духе нужно им самим продолжать вести дело своего научного исследования и уяснения догматов так, чтобы соблюсти благо веры и в то же время удовлетворять современным требованиям науки. Но Восток, в силу случай­ных исторических обстоятельств и вследствие упадка просве­щения в Греции, в развитии догматических вопросов далее не пошел. Отказавшись от живого развития догматических истин, Восток почил на механической верности древнему отеческому периоду и на мертвенном хранении полученного от них наслед­ства. В одной из Восточных Церквей, именно Русской, еще с XVII-го века начали пробуждаться догматические интересы, которые с течением времени развивались и крепли. В течение XIX-го века была переведена и изучена древнеотеческая письменность. На ряду с этим, было обращено внимание и на за­падную богословскую науку. И вот под влиянием этого изуче­ния, а также собственного творчества, со второй половины XIX-го века и начала ХХ-го столетия начали появляться в России солидные богословские монографии, а иногда даже целые системы, обращавшие на себя внимание даже западных ученых. Но эта деятельность была прервана с крушением Русского государства и Церкви в 1917 г.

        Догматическому труду Иоанна Дамаскина предшествовали такие систематические опыты:

        I. “Строматы” Климента Александрийского (†217 г.) далеко еще не представляют системы: здесь догматические вопросы не выделены из исторических, нравственных, фило­софских; между отдельными частями нет внутренней связи и последовательности; при этом философскому элементу дается перевес над богословским в ущерб вере.

        II. Несравненно выше стоит “о началах” (περι αρχων) Оригена (†251 г.), — сочинение, проникнутое одною целью — в возможно-полном и связном виде представить существенное и основное в учении христианском и все это философски осмы­слить. Излагая в 12-ти книгах преимущественно догматические истины, в 3-ей книге Ориген переходит к моральным поло­жениям; в 4-ой книге идет речь о Священном Писании, как источнике тех и других истин. Недостаток сочинения — увле­чение в некоторых случаях философскими мыслями, вслед­ствие чего некоторые положения Оригена не могут быть при­няты с церковной точки зрения.

        III. “Катехизические поучения” св. Кирилла Иерусалим­ского раскрывают догматическое учение по членам символа веры; “таиноводственные” — учение о таинствах, главным образом — крещении, миропомазании, Евхаристии. Принципы выдвигаемые св. Кириллом — Священное Писание, Священное Предание и вселенское учение Церкви — совершенно правиль­ны. Но у Кирилла нет полноты христианского учения, раз­граничения догматических истин от моральных, канонических, литургических. В общем поучения св. Кирилла носят пропо­веднический, нравоучительный характер, а не систематический.

        IV. Св. Григорий Нисский в своем “великом огласительном слове” обстоятельно, научно и глубокомысленно раскры­вает некоторые догматы, которые были предметом богослов­ского внимания в его время — именно о Пресвятой Троице, воплощении, крещении, Евхаристии и последней судьбе че­ловека.

        V. Блаженный Феодорит посвящает 23 главы в своем со­чинении “Против ересей,” в 5-ой книге изложению догмати­ческого учения; однако, хотя он пишет ясно, но излагает не полно и без точного разграничения истин.

        VI. Монах Викентий Леринский в своем “Conmiunitorium” (Наставление) дает важные теоретические руководственные предпосылки, при изложении догматов.

        VII. Блаженный Августин написал: 1) Enchiridion ad Lau-rentium (Руководство для Лаврентия), отличающееся более ка­техизическим характером, чем научно-систематическим. 2) De doctrina Christiana (0 христианском учении), сочинение, имеющее герменевтическую цель, а не раскрытие догматов веры. 3) De civitate Dei (0 граде Божием), преследующее цель не догмати­ческую, а философско-историческую.

        VIII. Затем, должны быть упомянуты труды Геннадия Массалийского (†495 г). “De dogmatibus ecclesiasticis,” от VI-го века Фульгенция, епископа Руспенского “De fide seu de regula verae fidei,” Юнилия Африканского — “De partibus divinae legis”; от VII-ro века — Исидора Севильского — “Libri senten-tiarum” (книги мнений), по Августину, и Леонтия Кипрского “Loci communes” (общие места).

        Иоанн Дамаскин родился в конце VII-ro или начале VIII-го века и умер точно неизвестно когда, — по одним в 749 г., по другим — в 754 г., по третьим — в 777 г. Он был сыном (христианского) чиновника при дворе калифа Абдел-Малека — Сергия, а дед его назывался Мансур. Повидимому, и сам Иоанн состоял на службе калифа. Своим ученым образо­ванием он обязан западному (сицилийскому) монаху Косме. Свою светскую жизнь и чиновничью карьеру он переменил на жизнь ученого монаха в монастыре св. Саввы во Иерусалиме. Отсюда он поражал письменно, а потом, во время своих путе­шествий, приведших его в Константинополь, и лично врагов иконопочитания.

        Кроме знаменитых трех слов в защиту икон, Иоанну Дамаскину принадлежат полемические сочинения против манихеев, сарацин, яковитов (монофизитов) и несториан, догмати­ческие трактаты, гомелии и похвальные слова.

        Главным сочинением Иоанна Дамаскина считается “Источник знания” — “Πηγη γνωσενς” Это догматическая схема или даже система, составленная по отцам Церкви и имевшая определяющее значение для последующего развития восточ­ной догматики. Это сочинение разделяется на три части: 1) Κεφαλαια φιλοσοφικα, 2) Περι αιρεσεων, 3) Εκδοσις ακριβης ορθοδοξου πιστεως.

        Первая часть философско-диалектическая — дает логи­ческие дефиниции, которые должны послужить догматике, — языческие достижения, которые должны послужить абсолют­ной христианской истине, как невольники царю. Аристотель, Порфирий призываются послужить Христовой истине. Вторая часть содержит историю еретиков на основании греческих ересеологов. Эти две части служат как бы философской и исторической пропедевтикой к 3-ей части. Эта последная часть распадается (Последнее деление принадлежит не самому Иоанну, а сделано в века схоластики) на 4 книги и 100 глав и представляет собою изложение церковного учения веры, по свидетельству выдаю­щихся отцов — особенно Восточной Церкви, Греческой, а от­части и Латинских. По своей схеме она ближе всего к бого­словскому “compendium” у Феодорита в его 5-ой книге против ересей. Первая книга трактует о Боге и Его свойствах, как и о троичности; вторая книга — о творении природы и чело­века и о грехопадении последнего; 3-ья книга — о воплоще­нии и спасении. 4-ая, наконец, учит о благодати и благодат­ных средствах. В общем это остроумный, ясный и ученый труд, как монументальное, заключительное сочинение всего патриотического периода. Несколько подробнее:

        В 1-ой книге (I-XIV гл.) говорится о Боге, Его непости­жимости, бытии, единстве, троичности лиц в Боге, Его свой­ствах. О Святом Духе (1, VII гл.) сказано: “Должно же, чтобы Слово имело и Духа... Узнав о Духе Божием, сопут­ствующем Слову и показывающем Его деятельность, не по­нимаем Его, как не имеющего личного бытия дыхание... Но понимаем Его, как силу самостоятельную, которая сама по себе созерцается в особой ипостаси, и исходящую от Отца и почивающую в Слове и являющуюся выразительницей Его, и как такую, которая не может быть отделена от Бога, в кото­ром она есть, и от Слова, которому она сопутствует, и как такую, которая не изливается так, чтобы перестать существо­вать.” — (1, VIII гл).: “Веруем и в Духа Святого, Господа Животворящего, от Отца исходящего и в Сыне почивающего. От Отца исходящего и чрез Сына раздаваемого и восприни­маемого всею тварью. О Духе же Святом говорим, что Он от Отца и называется Духом Отца. Но не говорим, что Дух от Сына; Духом же Сына Его называем: “аще же кто Духа Христова не имать, говорит божественный апостол, сей несть Егов.” И исповедуем, что Он чрез Сына открылся и раздается нам: “ибо дуну, говорит, и глагола Своим ученикам: приимите Дух Свят, подобно тому, как из солнца и солнечный луч и свет, ибо само оно есть источник солнечного луча и света; и чрез солнечный луч нам сообщается, и этот есть освещающий нас и воспринимаемый нами.”

 

 

 

128