ГоловнаЗворотній зв'язок
Главная->Віра та релігія->Содержание->Церковное Законодательство.

История Христианской Церкви

Церковное Законодательство.

 

О Соборах Поместных и Вселенских.

Еще в первые три века Христианская Церковь свои общие нужды касательно догматических вопросов и канонического устройства обсуждала на соборах епископов. Напомним о со­борах против монтанистов, относительно празднования Пасхи, о падших в Карфагене, в Риме по различным случаям, в Антиохии по поводу лжеучения Павла Самосатского и других. Но тогда было время в общем непрекращающихся гонений на Церковь, и епископы были затруднены и в своих передвиже­ниях и собраниях. Теперь, с IV-го века этих препятствий не существовало, и соборная форма решения различных церков­ных вопросов достигает полного своего развития.

Соборы данного периода были очень разнообразны, в за­висимости от поводов или причин созыва, места, времени, со стороны своих полномочий и тому подобное.

Правила апостольские, постановления Поместных и Все­ленских Соборов предписывают созвание соборов два раза в год: один собор через три месяца после Пасхи, а другой — в половине октября (Апостол, пр. 37 (38); Ник. пр. 5; Констант, пр. 2; Халкид. 19; Трулл. 8; 2 Ник. 6; Лаод. 40; Карфаг. 18, 73). Указана и задача этих соборов: “да рассуждают они (епископы) друг с другом о догматах благо­честия и да разрешают случающиеся прекословия.” Здесь идет речь о соборах периодических, так сказать закономерных, нормальных. Но была нужда и в соборах другого рода — чрезвычайных, например, по случаю избрания епископа, освя­щения новой церкви и тому подобное. Тут имеются в виду соборы областные созываемые митрополитами, так сказать По­местные Соборы. Но были и Соборы Вселенские (συνοδος οικουμενικη) созывавшиеся большею частью по догматическим вопросам, но на них также делались и канонические постановления относи­тельно благоустройства Церкви. Как соборы захватывавшие нужды, потребности и интересы всей Церкви, они уже созы­вались не митрополитами и патриархами, но императорами. Историк Сократ в своей “Церковной Истории” (Смотри предисловие к 5-ой книге “αι μεγισται συνοδοιντη αυτων γνωμη γεγονασι τε και γιγονται”) вырази­тельно говорит: “с тех пор, как императоры сделались хрис­тианами, от них начали зависить дела церковные и по воле их бывали и бывают великие соборы.”

 

Между соборами нашего периода прежде всего нужно упомянуть об Эльвирском Соборе в Испании, состоявшем из 19-ти епископов и 24-х пресвитеров с диаконами; были на нем и миряне. О времени Собора много спорят, полагая его в 300-324 г., но по предположению таких солидных канонистов, как Гальс, Гефеле, Лаухерт и другие, Собор имел место в 306 г. Диоклетиан и Максимин Геркул отказались от власти в мае 305 г., и Испания перешла в неограниченную власть мягкого Констанция. Чрез это открылась возможность для епископских Соборов на Западе. Задачи Собора состояли в том чтобы с одной стороны обсудить, как поступать с падшими (lapsi), а с другой — изыскать средства против упадка нравов. Во время соборных рассуждении епископы и пресвитеры сидели, а диа­коны и миряне стояли. Решения или определения делали толь­ко епископы; почему синодальные акты и говорят: “episcopi universi dixerunt.” На нем было постановлено 81 канон. Это пер­вый Собор, от которого сохранились каноны. Самый знамени­тый из всех канонов Эльвирского Собора — 33-й, которым узаконяется безбрачие духовных лиц или целибат: “De epis-copis et ministris ut ab uxoribus dbstineant.” Эта аскетическая идея имела для себя в IV-ом веке очень благоприятную атмосферу и чрезвычайно много приверженцев. Только вследствие преко­словия епископа Пафнутия не было постановлено канона об обязательности безбрачия и восточного духовенства на Все­ленском Никейском Соборе. Но с брачным восточным духовен­ством многие не хотели примириться. Целый Гангрский Собор, в начале второй половины IV-го века, собирался против Евстафия и его единомышленников, которые вообще были против брака. Есть правила постановления и других Соборов, которые имеют в виду лиц, считавших бездейственными таинства, при­нимаемые из рук или совершаемые женатыми священника­ми (Гангрский, пр. 4; ср. апостол, пр. 5, 51 и 21). По поводу раскола донатистов, был Собор в Арле (в Галлии), в 314 г. и осудил донатистов. Были еще Соборы по тому же делу в Риме и Медиолане в 316 г. После смерти Максимина Дайя, летом 313 г., христиане почувствовали себя на Востоке свободными: были основываемы новые Церкви, и христиане собирались на Соборы (Евсевий. Церковная История X, 3). Одним их таких был Анкирский в 314 г. Он решал злободневный вопрос о падших (lapsi). Собор постановил всего 25 канонов. Собор Неокесарийский, в 314-324 г., позже Анкирского, но ранее Никейского, постановил 15 правил, большинство которых направлено про­тив блудных поступков духовных лиц и мирян. Есть каноны и о падших.

Первый Никейский Вселенский Собор 325 г. постановил 20 канонов. Они касаются разнообразных предметов. Важней­шие между ними каноны 6-7 относительно уже исторически сложившихся преимуществ митрополитов — Александрийского, Римского, Антиохийского и Иерусалимского. После Никейского Собора имел большое значение в жизни Церкви Собор Антиохийский 341 г., так называемый “εν καινοις,” т.е. “на об­новлениях,” при освящении храма. На нем составлено 25 ка­нонов, которые были потом в высоком уважении на Востоке и на Западе и назывались впоследствии “канонами св. отец.” Этот Собор не был арианским, а собранием евсевианских епис­копов. Первый канон свидетельствует об его связи с Никейским Собором: он начинается словами — “Все, дерзающие нару­шить определение св. и великого Собора в Никее... о святом празднике спасительныя Пасхи” ... Каноны 4 и 12-ый на­правлены против святого Афанасия...

За Антиохийским скоро последовал Сардикийский Собор, 343-344 г., составивший 20 канонов, большинство из которых говорит против перехода епископов с одной кафедры на дру­гую и против клириков, покидавших свои церкви. Собор созван был двумя императорами и по желанию папы Юлия для пре­кращения споров об Афанасии, Павле, Маркелле и других, и для утверждения истинного Христова учения. Собор разре­шает лицам недовольным решением их дела на областных Соборах апеллировать к Римскому епископу (прав. 3, 4, 5 и 9а). Время Лаодикийского Собора не установлено; он был после 345 г. и не позже 381 г.; но когда именно, сказать нет возможности. На нем постановлено 60 правил, касающихся церковного благоустройства. 1-ый Константинопольский Собор 381 г. или II-ой Вселенский составил 7 правил; их них первое догматическое, третье — первая попытка к возвышению Кон­стантинопольского епископа. Как бы на основании этого пра­вила в Царьграде был созван Поместный Собор в 394 г. В порядке же административного устройства Константинополь входил в Ираклийский диоцез, и естественно, право созывать Соборы в нем принадлежало лишь митрополиту Гераклийскому. Собор по поводу дела Воспорского епископа Агапия решил, что епископ должен быть судим Собором епископов, а не двумя епископами. На III-ем Вселенском Соборе в Ефесе, 431 г. было постановлено 8 канонов; на 4-ом Халкидонском 451 г. — 30 ка­нонов, на Трулльском — 102 канона, на VII-ом Вселенском Со­боре 787 г. — 22 канона, на второ-первом Константинополь­ском 361...

На Западе составлялись правила на Соборах Африкан­ских: а) Карфагенский Собор 345-348 г.; б) Карфагенский Собор 387-396 г.; в) Испанских, в Сарагоссе в 380 г., в Толедо в 400 г.; г) Галльских — Соборы 374, 394 и 401 годов.

 

 

90