ГоловнаЗворотній зв'язок

История искуств

Раннее  Возрождение.

 В  15  веке  искусство  Италии  заняло  господствующее  положение  в  художественной  жизни  Европы.  Основы  гуманистической  светской  (т. е.  не  церковной)  культуры  были  заложены  во  Флоренции,  оттеснившей  на  второй  план  Сиену  и  Пизу.  Флоренцию  того  времени  называли  «цветком  Италии,  соперницей  города  Рима,  от  которого  она  произошла  и  величию  которого  подражает».

В  архитектуре  тогда  произошёл  подлинный  переворот.  Во  Флоренции  развернулось  широкое  строительство,  на  глазах  меняющее  облик  города.

Уроженцем  Флоренции  был  Филиппо  Брунеллески  (1377—1446),  родоначальник  ренессансной  архитектуры  Италии,  один  из  создателей  научной  теории  перспективы  (возводил  постройки  на  основе  точных  математических  расчётов). 

Первый  памятник  нового  стиля  и  самое  раннее  произведение  Брунеллески  в  области  гражданского  строительства — дом  детского  приюта  (госпиталя)  Оспедале  дельи  Инноченти.   Невысокий,  двухэтажный  фасад  включает  в  себя  лоджию, расположенную  на  первом  этаже  и  ограниченную  рядом  колонок  с  перекинутыми  между  ними  арочками.    По  сторонам  арочек  помещены  круглые  медальоны — мотив,  получивший  широкое  применение  в  архитектуре  этого  времени.   Брунеллески  создал  новый  тип  архитектурного  сооружения  с  большим  количеством  мелких  помещений  общественного  или  жилого  порядка,  расположенных  по  периметру  квадратного  двора.

В  результате  конкурса  на проект  купола  собора  Санта-Мария  дель   Фьоре  Брунеллески  получил  первую  премию. Это  образец  блестящего  пластического  (пространственного)  и  инженерного  решения.  Брунеллески  предстояло  перекрыть  без  возведения  лесов  огромный  пролёт  купола  (диаметр  основания  42 м).  Зодчий  изобрёл необычайно  сложную  для  своего  времени  конструкцию:  лёгкий  пустотелый  купол  имел  двойную  оболочку  и  каркас  из  восьми  ребер,  который  опоясывали  кольца.  Грандиозный  купол,  покрытый  тёмно-красной  черепицей,  связанный крепкими  белыми  рёбрами  и  увенчанный  изящным  беломраморным  световым  фонарём,  торжественно  парит  как  величественный  образ  Флоренции.

Дворцы  в  Италии  называются  палаццо  (от  лат. Palatium;  отсюда  и  русское  слово  «палата»). Тип  богатого  городского палаццо  складывался  во  Флоренции  в  15 веке.  Его  особенностями  являются: чёткое  разделение  замкнутого  объёма  здания  на  три  этажа,  открытый  внутренний  двор  с  летними  поэтажными  аркадами,  применение  руста  (от  лат. Rusticus  «грубый»,  «неотёсанный»)  для  облицовки  фасада,  т. е.  камня  с  грубоколотой  или  выпуклой  лицевой  поверхностью,  а  также  сильно  вынесенный  декоративный  карниз.  Ритм  горизонтальных  поясов  и  редко  расставленных  больших  окон  на  фасаде  (ещё  сохраняющих  традиционное  готическое  деление  на  две  части  средней  колонкой),  поэтажное  уменьшение  (от  низа  к  верху)  выпуклости  руста    создают  впечатление  сдержанной  силы.  Подобен  парадному  залу  внутренний  двор  с  галереей  на  первом  этаже,  галереей  с  окнами — на  втором,  открытой  лоджией  с  колоннами — на  третьем. 

В  15 веке  итальянская  скульптура  переживала  расцвет.  Она  приобрела  самостоятельное,  независимое  от  архитектуры  значение,  в  ней  появились  новые  жанры.  В  практику  художественной  жизни  начинали  входить  заказы  богатых  купеческих  и  ремесленных  кругов  на  украшение  общественных  зданий. Донато  ди  Николо  ди  Бетто  Барди, которого  называли  Донателло  (около  1386—1466гг.),  родился  во  Флоренции  в  семье  чисальщика  шерсти. Он  был  прост  в  общении  и  в  жизни.  Рассказывали,  что  бескорыстный  Донателло  вешал  кошелёк  с  деньгами  у  двери  своей  мастерской  и  его  друзья  и  ученики  брали  из  кошелька  столько,  сколько  им  было  нужно.

С  одной  стороны,  Донателло  жаждал  в  искусстве  жизненной  правды.  С  другой,  он  придавал  своим  работам  черты  возвышенной  героики.  Из  работ  Донателло  особенно  известен  «Святой  Георгий»  (1416г.)— юноша-воин  со  щитом  в  руке.  У него  сосредоточенный,  глубокий  взгляд;  он  прочно  стоит  на  земле,  широко  расставив  ноги.  

В  1430 году  Донателло  создал  «Давида» — первую  обнаженную  статую  в  итальянской  скульптуре  Возрождения.  Статуя  предназначалась  для  фонтана  во  внутреннем  дворе  палаццо  Медичи.  Библейский  пастух,  победитель  великана  Голиафа, — один  из  излюбленных  образов Ренессанса.  Изображая  его  юношеское  тело, Донателло,  несомненно,  исходил  из  античных  образов,  но  переработал  их  в  духе  своего  времени.  Задумчивый  и  спокойный  Давид  в  пастушьей  шляпе,  затеняющей  его  лицо,  попирает  ногой  голову  Голиафа  и  словно  не  сознает  еще  совершённого  им  подвига. 

Огромная  роль,  которую  в  архитектуре  раннего  Возрождения  сыграл  Брунеллески,  а  в  скульптуре—Донателло,  в  живописи  принадлежала  Мазаччо. Брунеллески  и  Донателло  переживали  творческий  расцвет,  когда  родился  Мазаччо.  Мазаччо  умер  молодым,  не  дожив  до  27  лет,  и  всё  же  успел  сделать  в  живописи  столько  нового,  сколько  иному  мастеру  не  удавалось  за  всю  жизнь.

Классическим  образцом  алтарной  композиции  стала  его  «Троица». На  росписи  представлены  распятие,  фигуры  Марии  и  Иоанна  Крестителя.  Их  осеняет  образ  Бога-Отца.  На  переднем  плане  фрески  запечатлены  коленопреклоненные  заказчики,  как  бы  находящиеся  в  самом  помещении  церкви.  Расположенное  в  нижней  части  фрески  изображение  саркофага,  на  котором  лежит  скелет  Адама,  прародителя  человечества,  также  словно  выходит  в  пространство  храма.  Надпись  над  саркофагом  содержит  традиционное  средневековое  изречение:  «Я  был  таким  когда-то,  как  вы,  и  вы  будете  такими,  как  я». 

Особое  место  в  живописи  раннего  Возрождения  принадлежит  Сандро  Боттичелли,  современнику  Леонардо  да  Винчи  и  молодого  Микеланджело.  В  искусстве  Боттичелли  в  отличие  от большинства  мастеров  раннего  Возрождения  преобладало  личное  переживание  мастера.  Исключительно  чуткий  и  искренний,  художник  прошёл  сложный  и  трагический  путь  творческих  исканий—от  поэтического  восприятия  мира  в  юности  до  болезненного  пессимизма  в  зрелом  возрасте.

Его  знаменитые  картины  зрелого  периода  «Весна»  (около 1477—1478гг.)   и  «Рождение  Венеры»  (1483—1484 гг.)  навеяны  стихами  выдающегося  гуманиста  Анджело  Полициано,  придворного  поэта  Медичи.  Аллегорическая  картина  «Весна»,  написанная  для  украшения  виллы  Медичи,  принадлежит  к  числу  наиболее  сложных  произведений  Боттичелли.

На  фоне  темной  зелени  фантастического  сада  выступают  изящными  силуэтами  гибкие  стройные  фигуры.  Цветущий  луг  под  их  ногами  напоминает  яркий  ковёр.  В  глубине  композиции  Венера  в  нарядном  платье  стоит в  меланхолической  задумчивости.  Её  окружает  обязательная  свита:  амур  с  луком  парит  над  ее  головой,  три  юные  грации  ведут  хоровод,  из  рощи  бежит  нимфа,  преследуемая  фавном. На  переднем  плане  Весна,  или  богиня  Флора,  в  венке  и  затканном  цветами платье  шествует  стремительно  и  так  легко,  что  еле  касается  босыми  ногами  земли.  В  левом  углу — фигура  юноши,  которого  обычно  называют  Меркурием.  Ритм  струящихся  линий  объединяет  композицию  в  единое  целое,  создает  утонченную  цветовую  гармонию.  Художник  применил  архаичный  для  своего  времени  приём — тончайшую  штриховку  золотом  некоторых  деталей,  среди  них — цветы,  плоды,  лучи,  венцы,  рисунок  тканей.  

Более  непосредственно  воспринимается  картина  «Рождение  Венеры». Это  одно  из  самых  пленительных  созданий  мировой  живописи.  Картина  изображает  Венеру,  богиню  любви  и  красоты,  плывущую  на  большой  раковине.  «Лодку»  подгоняют  к  берегу  летящие,  сплетенные  в  объятиях  бог  и  богиня  ветра.  На  берегу  Венеру  поджидает  нимфа,  которая  спкшит  накинуть  на  ее  плечи  светло-малиновое  покрывало,  затканное  цветами.  Мастер  золотит  развеваемые  ветром  волосы  Венеры,  и  это  придает  ее  женственному  облику  что-то  неземное.

Образы  женщин,  девушек  и  детей,  принадлежащих  кисти  Боттичелли,  узнаются  сразу.  Их  отличает  не  классическая  правильность  черт,  не  миловидность,  а  обаяние  безгрешной  чистоты, беззащитности,  невысказанной  грусти.   Образ  Венеры — высшее  воплощение  этого  идеала.  Через  четыре  столетия  люди  всматриваются  в  ее  ясные  черты  и  находят  в  них  нечто  волнующее  и  притягательное.

 

20