ГоловнаЗворотній зв'язок
Главная->Біржа та інвестиції->Содержание->ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Маги фондового рынка

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

И

нтервью, собранные в этой книге, были записаны в середине 1999 года — начале 2000 года, то есть в период, непосредственно предшествовавший крупней­шему максимуму фондового рынка (отмеченному в марте 2000 года). За время, прошедшее с той поры, S&P 500 снизился почти наполовину, a Nasdaq потерял почти три четверти своей стоимости (данные на конец сентя­бря 2002 года).

И конечно, дойдя до конца интервью, читатель не­пременно воскликнет: «А что произошло с героями дальше?» Законный вопрос.

Отвечая на него, в новом дополненном издании в конце каждой главы я поместил краткие обзоры дея­тельности трейдеров на текущем продолжительном медвежьем рынке, а также небольшие интервью, взятые у моих собеседников в самое последнее время.

БЛАГОДАРНОСТЬ

С

 большинством трейдеров, чьи интервью представ­лены в этом издании, мы встретились благодаря содействию и рекомендации общих знакомых, однако, занимаясь поиском персонажей для книги, я не раз об­ращался и к компьютерным базам данных. Заметную помощь в этой связи мне оказали:

Barclay MAP for Windows. Ежемесячно обновляемая компьютерная программа позволяет провести поиск в удивительно обширной базе данных о менеджерах хедж-фондов. Программа отличается особой чувствительнос­тью и дает инвестору возможность осуществить выбор исходя одновременно из многих критериев. (Barclay Tra­ding Group [641] 472-3456; www.barclaygrp.com.)

Van Hedge Fund Advisors International Inc. (VAN). Консультационная служба хедж-фондов, являющая­ся составителем собственного индекса хедж-фондов и владельцем одной из наиболее полных баз данных о хедж-фондах. Компания предоставила результаты ком­пьютерного исследования, проведенного с учетом вы­двинутых мной чрезвычайно жестких критериев отбо­ра. ([615] 661 —4748;www.hedgefund.com.)

The СТА Report. Ежеквартальный компендиум ре­зультатов работы СТА (Commodity Trading Advisor — термин для обозначения профессиональных трейдеров, управляющих клиентскими портфелями фьючерсов),

12_________________________________________________ МАГИ ФОНДОВОГО РЫНКА

снабженный разумно и без излишней сложности состав­ленными таблицами и графиками, демонстрирующими деятельность каждого из трейдеров, включает ежеме­сячно обновляемый web-сайт. Как явствует из названия, информация касается менеджеров, специализирующих­ся на фьючерсной торговле; лишь незначительна часть управляющих занята деривативами акций. (International Traders Research, Inc. 18581 459 — 0818; www.managedfu-tures.com.)

The U.S. Offshore Funds Directory. Ежегодно публи­куемый обзор годовых прибылей более 700 оффшор­ных хедж-фондов. Имеются отсылки к сайтам, где мож­но получить текущую информацию. ([212] 371 — 5935 www.hedgefundnews.com.)

Начав подбирать собеседников для этого тома, я прежде всего обратился за помощью к Дугу Макпису. Этот че­ловек знаменит потрясающим умением отдавать собст­венные фонды и фонды клиентов в управление лучшим трейдерам США. Я чрезвычайно благодарен ему за ве­ликодушие, с которым Дуг поделился имеющимися в его распоряжении сведениями. Не стоит забывать, что с точки зрения его собственных интересов такая откры­тость была явно невыгодна: известность, которую при­несет трейдерам публикация, привлечет к ним новых инвесторов и, возможно, осложнит сотрудничество с самим Макписом.

Том Демарк, известный технический аналитик, чьи индикаторы составляют основу многих ведущих аме­риканских торговых систем, потратил немало усилий, помогая мне в поиске кандидатур для интервью. Напом­ню, что Том является техническим аналитиком, в разное время сотрудничавшим с большинством героев преды­дущих четырех выпусков «Магов рынка».

Марти Шварц и Линда Рашке — две бывших героини «Магов» («бывших», поскольку интервью с ними были помещены в прошлых книгах, а не потому, что их ре-

БЛАГОДАРНОСТЬ___________________________________________________ 13

зультаты ухудшились) — также активно помогали мне искать новые таланты на фондовом рынке.

Перечислю еще нескольких человек, чье содейст­вие сделало возможным проведение напечатанных здесь интервью: Сол Уоксман и Джордж Ван, Боб Мор­рис, Энди Гуд, Тони Симирусти, Лоран Флекенстайн и Джейсон Перл.

Окончив книгу, я, как правило, пребываю в полном неведении относительно того, насколько она удалась. Оценить собственное произведение — задача, всегда представлявшаяся мне непосильной. Между тем всем известно, как важно уметь критически взглянуть на из­ложенный материал. Моя жена Джо Энн взяла на себя обязанность просматривать каждую главу немедленно после ее написания. Дело двигалось невероятно споро — замечу, что виной тому был не интерес Джо Энн к теме (мало что способно увлечь ее меньше, чем финансовые рынки), а, скорее, покорность примерной жены, уступа­ющей непрерывному нытью мужа: «Ты прочла? Проч­ти, пожалуйста! Ну прочти!» Джо Энн стала честным (иногда чересчур честным!) критиком, чьи замечания и предложения целиком учтены в окончательном вариан­те. Смею уверить читателя, обнаружившего литератур­ные недостатки в предлагаемом его вниманию томе: без Джо Энн книга была бы много, много хуже.

ПРОЛОГ, ДАЛЕКИЙ ОТ ФИНАНСОВОГО РЫНКА

М

ужчины живут под знаком Марса, потому что в свое время прозевали рейс на Венеру. Назначая время отъезда из дома в аэропорт, мы с женой стоим на крайних позициях: я — как можно позже, чтобы не ску­чать; она — как можно раньше, чтобы успеть вырваться из дорожной пробки, сменить лопнувшую шину, отсто­ять в очереди в дьюти-фри и плотно пообедать.

Я много лет выскакивал из дома в последнюю секунду и ни разу не опоздал на самолет. Года полтора тому назад мы переехали в Martha's Vineyard, путь до зала ожидания оттуда просчитывается до минуты: во-первых, шоссе всегда свободно, во-вторых, сам аэропорт — крошечное здание, похожее на те, что сняты в старинном сериале «Крылья», даже меньше (во всяком случае, таким он был в то время, когда я начинал писать этот текст, сейчас от­крылся новый аэропорт).

Через каких-то пару месяцев после переезда нам с Джо Энн — моей женой — предстояло улетать в Бос­тон. Я был настолько уверен в точности своих подсчетов (дорога должна была занять около пятнадцати минут), что выехал из дома всего за полчаса до отлета самолета. План с самого начала дал небольшую трещину: по узко­му однополосному шоссе на минимальной скорости та­щился новичок, за которым некоторое время пришлось ползти и нам; я стал подумывать, не стоило ли выбрать­ся из дому чуть-чуть пораньше.

ПРОЛОГ, ДАЛЕКИЙ ОТ ФИНАНСОВОГО РЫНКА_________________ 15

«Мы успеваем, — заверил я жену. — Тютелька в тю­тельку». Она, похоже, сомневалась. «Извечный женский скептицизм», — подумал я тогда. У входа в аэропорт мы были за десять минут до вылета. Паркинг располагался в двух шагах от терминала, и все же, доставая багаж, я велел Джо Энн пойти предупредить, что мы приехали.

Через минуту, подойдя к дверям, я обнаружил стоя­щую на улице расстроенную Джо Энн. Не понимая, что она делает здесь, я спросил: «Как ты сюда попала?»

«Самолет улетел!» — заявила она тоном, в котором «ах, до чего обидно» смешалось с «я же говорила!».

«Что значит — улетел? — сказал я, глядя на часы, хотя точно знал, сколько было времени. — Сейчас без восьми десять».

Я отправился к терминалу, кипя от злости на само­лет, который посмел взлететь без нас раньше, чем было означено в расписании. «В чем дело?» — с порога заявил я женщине за стойкой, приготовившись сыграть роль взбешенного клиента.

Она была сама любезность. «У нас принято отправ­ляться, как только пассажиры займут свои места. Вы не предупредили, что опаздываете, и мы решили, что вас с женой не будет. Вам надо было позвонить, тогда мы за­держали бы вылет до вашего приезда». Да-да, не сомне­вайтесь, они бы терпеливо ждали и полчаса, и час — так уж принято в Martha's Vineyard. Разумеется, после такого объяснения винить мне оставалось лишь самого себя.

А теперь перенесемся еще на полгода вперед. Рабо­та над книгой уже начата. Мне предстоит отбыть в пер­вый из множества хитроумно подобранных авиарейсов: за четыре дня я должен посетить четыре штата, чтобы взять шесть интервью. Одна ошибка приведет к разрыву тщательно слаженной цепи: короче говоря, опаздывать на самолет нельзя ни в коем случае.

Наученный печальным опытом, на этот раз я выезжаю в аэропорт с огромным запасом времени. По дороге Джо Энн — сегодня она просто меня подвозит — замечает на

16_________________________________________________ МАГИ ФОНДОВОГО РЫНКА

моем голубом свитере засохшую грязь. Она советует по­просить у служащих в аэропорту специальную клейкую ленту для удаления пятен. Мы приезжаем за полчаса до отлета. Я целую Джо Энн и иду в зал ожидания. Изучаю табло и соображаю, что еще успеваю заняться пятном. Иду к служащей и получаю клейкую ленту.

В небольшом зале ожидания около десяти человек. Через несколько минут объявляют мой рейс: «На борт приглашается секция один, места с первого по восьмое». Я поднимаюсь, достаю красный пластиковый посадоч­ный талон и обнаруживаю на нем номер 11. «Стран­но, — размышляю я, — зачем посадку пассажиров в один маленький салон делить на две секции». Сажусь снова и погружаюсь в процесс чистки.

Какое-то время я старательно клею ленту на свитер, потом вдруг вспоминаю, где нахожусь. Первую груп­пу пассажиров пригласили, должно быть, минут пять или десять назад. Я оглядываюсь и с ужасом понимаю, что остался в зале один. Я вскакиваю, выбегаю на лет­ное поле и замечаю самолет с работающими винтами. «Подождите!» — громко кричу я и, размахивая руками, бегу вперед. Вся моя тщательно спланированная поезд­ка — долгожданные четыре дня, четыре штата и шесть интервью — поставлены сейчас на карту.

У трапа меня перехватывает стюард. Я показываю ему свой огромный красный талон. «Вы никуда не лети­те», — твердо объявляет он. Поначалу я думаю, что все-таки опоздал: в самолет никого не пускают. Но он добав­ляет: «Вашу секцию объявят через пять минут», — и я понимаю, что в Martha's Vineyard под «секциями» пони­мают разные самолеты!

Я возвращаюсь в зал ожидания и забиваюсь в самое дальнее кресло. Паника уступает место крайнему сму­щению: каким идиотом я, должно быть, выглядел, ког­да с криками пробегал по летному полю. Насколько я помню, последний раз я чувствовал себя так же неловко, когда на вопрос, заданный малознакомой родственнице,

ПРОЛОГ, ДАЛЕКИЙ ОТ ФИНАНСОВОГО РЫНКА________________________ 17

когда у нее «ожидается прибавление», получил ответ, что ребенок родился два месяца назад — по-видимому, она просто не успела сбросить вес.

«И что из этого следует? — скажете вы. — Довольно забавно, не спорим, но при чем здесь торговля или ин­вестирование?» Мораль такова: увлекшись чисткой сви­тера, вы можете пропустить самолет. Иными словами, человек, с головой погрузившийся в детали, подчас не имеет представления о целом. Примеров такой рыноч­ной близорукости не счесть. Вот лишь некоторые:

•       трейдер проводит самое подробное исследование, пытаясь выявить наиболее многообещающие но­ вые технологические компании, однако полнос­ тью игнорирует тот факт, что отмеченный в сек­ торе за последние полгода 70-процентный рост делает инвестирование в технологии чрезвычайно рискованным предприятием;

•       трейдер вникает во все детали финансовых отче­ тов компании, но не замечает, что высокие при­ были были получены за счет выпуска единствен­ ного вида продукции, чьи успешные продажи в будущем поставлены под сомнение появлением на рынке конкурирующих товаров;

•       трейдер тратит время и силы на выбор времени для открытия позиций и не пытается ответить на важнейший вопрос: как и когда позиция должна быть закрыта? как контролировать риск?

Все перечисленные случаи служат подтверждением давно известной истины: не закапывайтесь в мелочах. Сосре­доточьте внимание на рынке в целом, на секторе: их со­стояние не менее важно, чем поведение отдельной акции. Количественные характеристики не должны заслонять информацию о качестве. Не ограничивайтесь разработ­кой стратегии открытия позиций, составьте полный план работы: пусть он определяет все аспекты торговли.

 

3