ГоловнаЗворотній зв'язок

Маги фондового рынка

УСПЕХ— ОБЫЧНОЕ ДЕЛО

М

арк Минервини смотрит на мир свысока, но не по­тому, что считает себя умнее рынка: почтение к фондовому рынку и ощущение собственной уязвимости составляют суть его торговой философии. Однако из бе­седы с ним видно, что он уверен в своем превосходстве по сравнению с большинством коллег. Придется честно признать: если Марку удастся в ближайшие годы повто­рить результаты, достигнутые им за последние пять лет, это утверждение можно будет счесть вполне справедли­вым. Похоже, ему особенно приятно сознавать, что мно­гие ученые мужи, имеющие докторскую степень, до сих пор корпят над системами, не способными показать ре­зультат лучше среднерыночного, в то время как он, вы­скочка-самоучка (обычное среднее образование, ничего больше!), ушел далеко вперед.

После школы Минервини какое-то время был... ба­рабанщиком. Я так и не смог заставить Марка рассказать о его музыкальной карьере сколько-нибудь подробно. Я твердил, что описание «дорыночной» жизни трейдера оживляет интервью, но он старательно уклонялся от раз­говора о прошлом. Казалось, рядом с нами сидит неви­димый цензор и редактирует все его ответы. Он либо по­вторял ничего не значащие общие фразы, либо старался направить беседу в русло обсуждения рынка. Вот пример

МАРК МИНЕРВИНИ. УСПЕХ ОБЫЧНОЕ ДЕЛО_______________________ 231

нашего диалога. Вопрос: «Вы можете вспомнить хотя бы один интересный эпизод, связанный с опытом работы в музыкальной сфере?» Ответ: «В музыке меня привлека­ла возможность освобождения — тот же поиск свободы, который привел в конце концов на фондовый рынок...» После множества столь же плодотворных попыток выяс­нить, в чем заключалась его деятельность после школы, я по крохам собрал следующие факты: Марк играл в не­скольких группах, выпустил пластинку, снялся в клипе MTV, работал в студии, был владельцем студии звукоза­писи. Увы, ничего больше выяснить не удалось.

Минервини увлекся фондовым рынком в начале 1980-х, будучи еще подростком. Хобби переросло в се­рьезное увлечение, постепенно ставшее призванием. Марк продал студию и на вырученные деньги начал тор­говать. Первые сделки привели к полному краху — опыт, описанный им в интервью. Он понял, что основной ошибкой была готовность следовать советам других. С этого времени для Минервини начался период собствен­ных поисков, исследования и самообразования.

Проведя почти десять лет в неустанной аналити­ческой работе и накопив богатейший опыт торговли, Марк разработал собственную четкую методологию. В середине 1994-х годов, полагаясь на верность избранной стратегии, чьи достоинства наглядно демонстрировала стабильно растущая прибыль, Минервини объединил имеющиеся разрозненные счета в один — тот, о кото­ром впоследствии будет составлен столь впечатляющий отчет (до этого момента Минервини работал на не­скольких счетах, что помогало, в частности, сравнивать результаты различных подходов к инвестированию). Сегодня, через пять с половиной лет, прошедших с от­крытия счета, его прибыль без преувеличения можно назвать потрясающей. Среднегодовой прирост капита­ла с учетом реинвестиций торговых прибылей составил за этот период 220% — заметим, что в 1997 году Марк оказался победителем Инвестиционного Чемпионата

232________________________________________________ МАГИ ФОНДОВОГО РЫНКА

США, показав результат в 155% среднегодовых. Найдет­ся немало портфельных управляющих и трейдеров, для которых его худший результат, отмеченный за это вре­мя— 128%, — настоящий предел мечтаний. Впрочем, высокая прибыль — еще не все. Как ни странно, Минер-вини удалось заметно увеличить капитал, сохраняя риск на самом низком уровне: падение наблюдалось всего в одном квартале и составило лишь 1%.

В 2000 году Минервини стал основателем собствен­ного хедж-фонда — Quantech Fund LP. Одновременно он является председателем Quantech Research Group — аналитической компании, осуществляющей в интересах институциональных клиентов подбор акций в соответст­вии с разработанной Минервини методологией. Днем Минервини управляет капиталом инвесторов, ночью — сидит за экраном компьютера, изучая характеристики компаний и акций.

Мы встретились с Минервини в его офисе в центре Манхэттена. Беседа заняла два вечера. Минервини, по-видимому, чувствовал себя не лучшим образом: он при­знался, что у него жар. Наше свидание, впрочем, не было ни отменено, ни отсрочено: по словам Марка, попасть в число «Магов рынка» — одна из целей, которые он пос­тавил перед собой в жизни. Никакой вирус не может по­мешать ему подняться еще на одну ступень славы.

Когда я пришел, Минервини, сидя в рабочем кабине­те, разглядывал на экране компьютера график акции и одновременно говорил с брокером, размещая ордер на покупку. Повесив трубку, он обратился ко мне: «Наде­юсь, целиком мой ордер не исполнится».

Простите?

Сделка, исполненная по желаемой цене,—убыточное начинание. Рядовой инвестор ставит приказ на покупку по 27 и прыгает от радости, если приказ исполняется по 26 3/4. Знаете, что сделаю я в такой ситуации? Закрою по­зицию. Акции, готовые пойти вверх, как правило, очень

МАРК МИНЕРВИНИ. УСПЕХ ОБЫЧНОЕ ДЕЛО_______________________ 233

трудно купить — на них приходится поднимать цену. Если я ставлю приказ на покупку 10 000 акций по 27, а брокер с биржи перезванивает и говорит: «По 27 можно купить не больше трех тысяч. Рынок — по 27 V4. Что де­лать? » — я буду счастлив: время для покупки выбрано верно.

Вы только что разместили приказ на покупку. По­чему была выбрана именно эта акция?

Ответ во всех случаях один. Позиция может держать­ся открытой довольно долго, но покупаю я только тогда, когда считаю, что акция пойдет вверх в считанные часы, в худшем случае — дни.

Да, но как узнать, какую акцию ожидает эта судьба?

То есть, как узнать человеку, не обладающему сем­надцатилетним опытом работы на фондовом рынке? Для начала провести численный анализ, вычленив предварительно набор характеристик, свойственных акциям, пережившим в течение последних ста лет на­иболее заметный и быстрый подъем цен. За помощью советую обратиться к книге — она, наверное, уже вы­шла из печати — «Суперприбыльные акции» Ричарда Лава.

Что общего у всех акций, для которых характерен такой резкий рост цен?

Все они малоизвестны. Более 80% очень молоды — им меньше десяти лет. Я торгую многими недавно об­разованными компаниями, хотя и избегаю дешевых ак­ций. Акции, чья цена невелика, чаще всего дешевы не без причины. Обычно я покупаю акции, которые стоят $20 и дороже, акции с ценой ниже $12 я не приобретаю. Мой основной принцип: размещай портфель в лучшее из того, что предлагает рынок, а если ошибешься, очень быстро фиксируй убытки. Собственно говоря, эта фра­за — полное описание моей стратегии.

234________________________________________________ МАГИ ФОНДОВОГО РЫНКА

Что еще свойственно акциям, продемонстрировав­шим особенно впечатляющий рост цен?

Думаю, большинству это покажется странным, но они торгуются с отношениями цена/прибыль выше средних задолго до того, как становятся лидерами. Многие ин­весторы размещают капитал только в акции с низким соотношением цена/прибыль. К сожалению, отказаться от акции только по причине ее «непомерно высокого» коэффициента цена/прибыль — значит, лишить себя возможности торговать бумагами, цена на которые со­вершает самые выгодные движения.

Последовал продолжительный диалог, в ходе которого я пытался получить сведения об особенностях стратегии, принятой Минервини для селекции акций. Полученные мной ответы в лучшем случае бывали общими, в целом же— уклончивыми. Полагая, что большинство моих читателей не страдает бессонницей, я решил не поме­щать здесь запись всех бесконечно повторяющихся во­просов и однообразных ответов. Наконец, чувствуя, что разговор переходит в разряд шаблонных светских бесед, Марк, стараясь говорить убедительно, произнес:

Послушайте, я ничего не скрываю. Вокруг полно умников, изобретающих формулы, чтобы с их помо­щью опередить рынок. Только рынок — это не наука. Учебники помогут слегка увеличить вероятность, но тот, кто хочет преуспеть, должен овладеть искусством торговли.

Людям всегда интересно заглянуть в мой компьютер. Я думаю, что этим способом совершенно невозможно ничему научиться. Без стратегии нельзя, но стратегий тысячи. Есть трейдеры, которые руководствуются прин­ципами, прямо противоположными моим, и зарабаты­вают ровно столько же.

Важно создать собственный метод, а не перенять мой, придуманный для человека моего склада, моего темпе-

МАРК МИНЕРВИНИ. УСПЕХ ОБЫЧНОЕ ДЕЛО______________________ 235

рамента. Понять торговую философию, которая движет моими действиями, узнать методы, которые я исполь­зую для управления риском, ознакомиться с правилами, которые я для себя выработал, — это, может быть, и по­лезно. И вообще, по-моему, выбору акций люди склон­ны придавать слишком большое значение.

Что вы имеете в виду?

Я думаю, что трейдеры тратят слишком много вре­мени на поиск стратегии, которая позволит правильно открыть позицию, и забывают обращать внимание на управление риском. Возьмем две сотни акций, первых в рейтинге относительной силы (200 акций, чьи показа­тели в течение некоторого числа месяцев значительно опережают среднерыночные), и напишем их названия на мишени. Потом каждый день будем кидать по три дротика и покупать выпавшие акции, причем каждый раз, когда они пойдут вниз и упадут, скажем, на 10% от уровня покупки, станем быстро продавать. Могу поспорить, что стратегия окажется прибыльной, пос­кольку, во-первых, инвестиции совершаются в группу акций, среди которых, скорее всего, есть сильный по­тенциальный лидер, и, во-вторых, убытки быстро фик­сируются.

Насколько я понял, вы не предлагаете писать на мишени названия всех акций, кидать дротики, а затем фиксировать убытки на 10% — такая стратегия, с ва­шей точки зрения, не является прибыльной. Вы специ­ально уточняете, что список кандидатов должен быть ограничен некоторыми требованиями: в приведенном примере акции должны обладать высоким уровнем от­носительной силы.

Я слегка преувеличил, чтобы стала понятна мысль: вовремя зафиксируйте убытки — и победа на 90% ваша независимо от того, какова стратегия, определяющая выбор акций. Конечно, шансы повышаются, если чело-

236________________________________________________ МАГИ ФОНДОВОГО РЫНКА

век решает покупать акции, имеющие высокий потен­циал роста.

Иными словами, шансы на выигрыш увеличивают­ся при покупке более сильных акций.

В этом случае больше вероятность того, что вы купи­ли акцию, которая сильно вырастет. Правда, достаточно велика вероятность и того, что она сильно упадет. Но ка­кая вам разница, если убытки быстро фиксируются?

Получается, что вы, в целом, согласны с идеей важ­ности относительной силы: ваш метод — покупка ак­ций, чей рост превысил среднерыночный.

Или падение оказалось меньше, чем в среднем по рынку. Еще один способ использования принципа от­носительной силы — поиск акций, которые умеют де­ржаться на плаву во времена рыночной коррекции, а затем, когда рынок выходит из минимума, первыми от­растают. Эти акции и есть лидеры рынка.

Какой метод вы использовали, выбирая акции для длинных позиций, в самом начале своей карьеры на финансовом рынке?

(Весело смеется, вспоминая.) Какой там метод! Я был занят тем, что покупал дешевые акции, падавшие до но­вых минимумов. А еще прислушивался к советам бро­керов.

Расскажите, как это было.

Хуже всего пришлось в начале 1980-х, когда бро­кер уговорил меня купить акцию, которая торгова­лась ниже, чем по $20. Акция упала на 4-5 пунктов, и я заволновался. На что брокер заявил: не унывай, все в порядке. Он доказывал, что это — супернизкая цена за отличную акцию и что массовая продажа — лучшее время для покупки. Уверял, что компания разработала средство против СПИДа, которое вот-вот будет реко-

МАРК МИНЕРВИНИ. УСПЕХ ОБЫЧНОЕ ДЕЛО_______________________ 237

мендовано Министерством здравоохранения. Пред­ставляете: он убедил меня купить еще акций. Они продолжали идти вниз. Наконец я перестал покупать. Собственно говоря, покупать стало не на что. История кончилась тем, что акция опустилась ниже $1, а я по­терял все свои денежки.

Сколько вы потеряли на сделке, о которой рассказа­ли, и сколько теряли до этого случая?

В общей сложности убыток равнялся $30-40 тыс., причем половина пришлась на ту самую сделку. Мало того, часть пропавших денег была взята в долг.

А что ваше увлечение фондовым рынком? Оно не угасло после таких потрясений?

Нет, но тот случай меня очень расстроил и разоча­ровал. Я в буквальном смысле слова обливался слезами. Главное, меня выводило из равновесия ощущение того, что я упустил свой шанс — весь начальный капитал про­пал, торговать было не на что. Но, несмотря на все пере­дряги, я не переставал верить в то, что каждый день не­сет множество великолепных торговых возможностей. Нужно было только научиться их узнавать. Я понял, что моя основная ошибка — желание взвалить ответствен­ность за принятие решения на постороннего человека. Я был уверен в том, что, работая самостоятельно, сумею не проиграть.

Откуда эта уверенность? Едва ли она родилась как следствие реального торгового опыта.

В этом весь я. Меня нелегко столкнуть в сторону. По­жалуй, самым существенным было то, что у меня уже развилась страсть к игре. Я думаю, что любой человек, будь у него достаточно времени и силы воли, сможет выигрывать на фондовом рынке, но чтобы стать вели­ким трейдером, к рынку надо относиться со страстью. Торговлю надо обожать. Майкл Джордан стал великим

238________________________________________________ МАГИ ФОНДОВОГО РЫНКА

баскетболистом не для того, чтобы рекламировать крос­совки. Ван Гог рисовал великие картины не потому, что мечтал продать их за $50 млн.

Ваша страстная любовь к рынку как-то связана с возможностью заработать на акциях много денег?

В первое время рынок мог нравиться мне из-за денег, но чем дальше, тем менее важным становился вопрос суммы заработка.

Что оказалось более важным?

Стремление победить. Важнее всего быть первым в избранной области. Моя цель — стать лучшим трейде­ром в мире. Лучшим не приходится заботиться о день­гах — они сами идут в руки.

Чему научила вас сделка, стоившая всего капитала?

Я понял, что другие не смогут работать вместо меня: надо действовать на свой страх и риск. Брокеру полага­ется только комиссия — ответственность достается мне самому. Собственно говоря, хотя тогда это не приходило мне в голову, потеря капитала — лучшее, что может слу­читься с начинающим трейдером.

Почему?

Потому, что вы начинаете уважать рынок. Куда лучше понять, что деньги имеют обыкновение исчезать, когда ка­питал не столь велик, чем постигать ту же истину позднее.

Получается, вы не сторонник «бумажной» торговли для начинающих?

Ни в коем случае. Я считаю, торговать не на реальных деньгах— значит, ничему не учиться. Если вы нови­чок — возьмите такую сумму денег, чтобы ее потеря, с од­ной стороны, не была катастрофой, с другой — оказалась чувствительной. Любая другая торговля — чистый само­обман. Хочу предупредить: человек, который от «бумаж-

МАРК МИНЕРВИНИ. УСПЕХ ОБЫЧНОЕ ДЕЛО_______________________ 239

ной» торговли переходит к реальной, начинает вести себя совершенно несвойственным ему прежде образом: он не научился владеть собственными эмоциями. Торговля на деньги и «моделирование» торговли — два разных состо­яния. Представьте, что вы тренировались боксировать на груше — и вдруг очутились на ринге перед профессио­нальным соперником. Что вы сделаете? Согнетесь, накро­ете голову руками и закричите: вы не привыкли к тому, что вас бьют. Самое главное в торговле — торговать.

Как первая неудача обернулась блестящим успехом?

Я стал зарабатывать, как только понял, что важно не количество прибыльных сделок, а соотношение средней прибыли в сделке к среднему убытку. В среднем я вы­игрываю в 50% случаев, но если позиция прибыльная, то я получаю на ней значительно больше, чем теряю на убыточной сделке.

Но мне интересно, как все началось. Как, несмотря на то, что весь капитал был потерян на сделке, заклю­ченной по совету брокера, удалось разработать собст­венную успешную методологию?

Работа двигалась медленно, поэтапно, потребовались годы, проведенные в накоплении аналитических мате­риалов и торгового опыта. Я прочел, по-моему, все, что когда-либо писали о рынках и удачливых трейдерах. Из сотен книг, которые я изучил, полезными оказались, на­верное, не больше десятка. И все-таки я считаю, что кни­га плохой быть не может. Даже если из целого тома вы запомнили одну фразу — книгу стоило читать. Бывает, что одна фраза переворачивает жизнь.

Тогда процитируйте фразу, которая перевернула вашу жизнь.

«Плоды успеха созревают, когда человек целеустрем­ленно и беззаветно взращивает свою удачу, дает расцве­сти собственной мысли и лелеет собственные планы».

240________________________________________________ МАГИ ФОНДОВОГО РЫНКА

Короче говоря, за свои результаты на 100% отвечаешь ты сам.

Откуда взята цитата?

«Как торговать акциями» Джесси Ливермора.

Чему еще научила вас эта книга?

В ней много великолепных мыслей. Основная идея: будьте гибкими; рынок никогда не ошибается. Кроме того, Ливермор пишет о важности терпения: это касает­ся не только ожидания момента открытия позиции, но и времени фиксации прибыли на выигрышной сделке. Еще одна истина, которую я с тех пор выучил назубок: стоит беречь не принципы, а прибыль.

Как изменилась ваша торговая философия под вли­янием книги Ливермора?

Потрясающе, до какой степени книга актуальна для се­годняшнего рынка. Она подвигла меня вернуться в про­шлое и заняться акциями начала 1900-х годов и даже бо­лее ранних периодов. Оказалось, что рынки, в сущности, не изменились. Я с изумлением обнаружил, что половина выводов Ливермора совпадает с моими собственными.

С какими именно?

Например, мы оба признаем важность управления риском.

Однако сам Ливермор в этой области не преуспел. (Ливермор выиграл и проиграл несколько состояний. Очередное поражение привело его к самоубийству.)

Он умел фиксировать убытки в ежедневной торговле. К сожалению, время от времени страсть к игре брала верх над разумом. Это очень типичный для трейдера случай.

Что, кроме книг, оказалось полезным при разработ­ке стратегии?

МАРК МИНЕРВИНИ. УСПЕХ ОБЫЧНОЕ ДЕЛО

Игра в покер. Я думаю, каждый желающий торговать на фондовом рынке должен обучиться покеру.

Объясните, пожалуйста, свою мысль.

Когда я впервые стал серьезно наблюдать за игроками в казино, я заметил, что средний выигрыш в сдаче равен примерно $50, но если меняешь три карты и сразу пасу­ешь, платишь всего 50 центов. С трудом верится, но это так: за $0,5 игрок получает возможность составить пред­ставление о том, насколько велика вероятность выигры­ша, в сотню раз превышающего эту сумму. Если я буду пятьдесят раз пасовать и один раз выиграю, прибыль все равно окажется в два раза больше убытка. По-моему, это потрясающая статистика. С нее для меня начался покер. Моя стратегия — доигрывать до конца только раздачи со сверхвероятной прибылью.

Разве не все поступают так же?

Нет. И знаете почему? Потому, что у людей не хва­тает дисциплины, и они увлекаются. Хитрость в том, чтобы вовремя остановиться. Большинство людей, даже те, кто знает, как достичь желаемого результата, ничего не получают, поскольку не следуют собственным прави­лам. Например, всем известно, как сбросить вес: не есть жирного и побольше двигаться. Почему тогда столько людей страдает ожирением (я имею в виду тех, у кого вес не связан с болезнью)? Потому, что они недисциплини­рованны.

Я полагаю, аналогия с фондовым рынком следую­щая: заключая сделку, вы короткое время, рискуя ма­лыми деньгами, наблюдаете, насколько она выгодна. Если ожидания не оправдываются, убыток оказывает­ся небольшим; если дела идут хорошо, существует воз­можность большого выигрыша.

Точно. У меня есть присказка: «Заблуждаться допу­стимо, недопустимо — пребывать в заблуждении». Че-

242________________________________________________ МАГИ ФОНДОВОГО РЫНКА

ловек заблуждается невольно, но он волен признавать свои ошибки или долго упорствовать в своем заблуж­дении. Чтобы хорошо играть — это касается всех видов игр, — надо быть ловким, что-то уметь, но кроме того, управлять риском. Это правило одинаково верно и в по­кере, и в инвестировании. В обоих случаях важно знать, как ограничить убыток. Хорошие трейдеры думают о том, как меньше потерять, и не заботятся о том, сколько выиграть.

Нельзя побить того, кто умеет защищаться. В футболе я всегда ставлю на команду с сильной защитой, а не на ту, где сильно нападение. Если сделка не срабатывает в корот­кий промежуток времени, я фиксирую маленький убыток, таких проб я могу позволить себе сколько угодно.

А что, если сделка не прошла пять раз? Вы запуска­ете ее в шестой?

Да, если она соответствует .имеющимся критериям. Здесь снова помогает покер. Предыдущие раздачи не имеют значения. Вероятность следует определять только исходя из текущей раздачи. Только эта информация ре­левантна для принятия решения. Совершенно неважно, что произошло в прошлой раздаче: кто в ней выиграл, кто проиграл. Так что я с легкостью повторяю одну и ту же сделку по многу раз.

В прошлый раз, если оказывалось, что позиция убы­точная,^ выходил из игры. Забывал о ней и переключал­ся на поиск новых акций. Потом я стал замечать: часто бывает, что я отказался от акции, а она через несколь­ко месяцев выросла вдвое, а то и втрое. И каждый раз я думал: «Господи, да ведь она была в моем портфеле!» В конце концов я понял, что нужно учиться возвращать­ся к позиции, даже если она сразу не принесла прибыль.

Думаю, трейдеру психологически трудно по более высокой цене открыть позицию, от которой он в свое время отказался.

МАРК МИНЕРВИНИ. УСПЕХ ОБЫЧНОЕ ДЕЛО______________________ 243

Да; мало того: она снова может оказаться убыточной. Легко ли открыть ее в третий раз? Я привык пробовать ровно столько, сколько необходимо для того, чтобы по­лучить прибыль. Иногда, если позицию приходится за­крывать несколько раз, это верный знак того, что веро­ятность выигрыша высока.

Можете привести конкретный пример?

Скажем, я получаю сигнал от своей торговой систе­мы и покупаю, но рынок падает, и позицию приходится закрыть. Затем акция меняет тренд на противополож­ный, и цена закрытия равна дневному максимуму. Такое поведение акции — указание на то, что рынок испытал сильную встряску, слабые участники вышли из игры и акция готова расти. Позиция, открытая в этот момент, является прибыльной с большей степенью вероятности, чем позиция, открытая в прошлый раз.

В этом случае вы открываете позицию по цене за­крытия или на следующем открытии торгов?

Когда как. Открытие позиции невозможно без соб­людения ряда условий.

Что это за «ряд условий»?

Первое условие связано с долгосрочным трендом цены. Кроме того, существуют подтверждающие усло­вия, связанные с общим экономическим состоянием компании, — в некоторых случаях их соблюдение ока­зывается необязательным. И, наконец, момент открытия позиции определяется исходя из текущего тренда цены.

По-видимому, движение цены, служащее подтверж­дением открытия позиции, является краткосрочным в отличие от долгосрочного движения цены, рассматри­ваемого при выборе потенциальных кандидатов для длинной позиции.

Это верно.

244________________________________________________ МАГИ ФОНДОВОГО РЫНКА

Иными словами, комбинация условий, соблюдение которых необходимо для совершения сделки, — это сэндвич из цен.

Вот именно — сэндвич из цен.

Услышав это последнее замечание, сотрудник Минерви-ни, слушавший нашу беседу, громко хихикает. По-ви­димому, термин кажется ему точным, хотя в литературе он до сих пор не встречался.

Какие еще события можно считать поворотными пунктами на пути от провала к успеху?

После того, как я несколько лет проработал, проверяя на практике свою стратегию, я решил провести анализ совершенных сделок. Особенно интересно было узнать, что произошло с акциями после того, как позиции были закрыты. Когда акция упала и я ее продал, куда пошла цена: еще ниже? Отскочила? Поднялась ли цена после того, как я зафиксировал прибыль? Это исследование дало мне массу полезнейшей информации. Важным открытием оказался следующий факт: оказалось, что я слишком долго цеплялся за позиции, приносящие убы­ток. Просмотрев результаты, я попробовал представить, что было бы, фиксируй я убыток на 10%. Цифры поис­тине изумляли: выходило, что следование такому про­стому правилу позволяло увеличить прибыль на 70%!

Да, но разве, ограничивая убыток, вы не отбрасы­вали те акции, которые, упав более чем на 10%, затем снова отскочили?

Вы совершенно правы, именно этому было посвя­щено мое второе исследование. Я выяснил, что описан­ный вами феномен очень мало значим. Ограничение убытков десятью процентами означало потерю всего нескольких выигрышных акций. Я обнаружил, что выигрышная акция, как правило, так сильно не пада­ет. Стало понятно, что держать позицию с возможным

МАРК МИНЕРВИНИ. УСПЕХ ОБЫЧНОЕ ДЕЛО______________________ 245

большим риском не только бессмысленно, но и вредно для капитала в целом.

Я пришел к убеждению, что, удерживая убыточную позицию в течение долгого промежутка времени, я пре­пятствую прибыльному размещению капитала. Влияние существования позиции как таковой оказалось не менее губительным, чем воздействие самих потерь, поскольку удерживание такой позиции не оставляло возможности совершить прибыльные инвестиции в другие акции. Если рассматривать ситуацию с такой точки зрения, выгода от ограничения убытков оказывалась поистине астрономической.

Судя по вашим прошлым высказываниям, риск, ко­торый вы принимаете, как правило, составляет мень­ше максимально дозволенного, то есть 10%, о которых шла речь в проведенном исследовании. Как определя­ется уровень, где вы размещаете стоп-лосс?

Для каждой сделки он свой. Для долгосрочных сде­лок стоп-лосс размещается дальше от цены входа, чем для краткосрочных. Более широким будет размещение стоп-сигнала и в том случае, когда, по моему мнению, рынок находится на ранних стадиях бычьего тренда, и наоборот: более близкий стоп соответствует зрелой ста­дии, предвещающей начало коррекции. Основной прин­цип установки уровня стоп-сигнала — его соответствие предполагаемой прибыли.

Какой еще торговый опыт оказался существенным для становления вашей карьеры?

Я научился не ограничивать искусственным образом потенциал выигрыша. К лету 1995-го выяснилось, что с начала года капитал увеличился на 100% — таким обра­зом, я достиг поставленной на год цели. Я стал серьезно подумывать о том, чтобы до зимы больше не торговать. Но один друг сказал мне: «Слушай, почему ты решил, что не сделаешь 200%?» Эта мысль занимала меня пару

246________________________________________________ МАГИ ФОНДОВОГО РЫНКА

дней. К концу того года прирост капитала составил

407%.

Я знаю, что вы проводите фундаментальный ана­лиз деятельности компаний и в то же время пользуе­тесь техническим анализом. Чему вы отдаете предпоч­тение?

Грубо говоря, соотношение двух видов анализа равно 50/50. Есть, правда, одно важное отличие, определяющее значимость движения цены в сравнении со значимос­тью фундаментальных показателей. Я никогда не от­крою позицию, исходя из экономических предпосылок, не подтвержденных движением цены. В то же время моя стратегия предусматривает покупку компании с отри­цательными, на первый взгляд, фундаментальными по­казателями, в случае, если по признаку относительного роста цены она попадает в первые 2% рынка.

Почему?

Потому что движение цены может оповещать о на­личии потенциальных, но пока неизвестных участникам рынка изменений в экономическом состоянии компа­нии. Сочетание мощного ценового движения и слабого экономического состояния характерно для компаний, недавно сменивших сферу деятельности или для компа­ний, использующих новые технологии, положительный потенциал которых в настоящий момент не оценен.

Сколько графиков вы просматриваете за день?

Время от времени я просматриваю на компьютере около десяти тысяч компаний, выбираю примерно во­семьсот и изучаю их более тщательно. Каждый вечер эти восемьсот бегло анализируются. После довольно по­верхностного изучения графиков выделяются 30-40 ак­ций, представляющих особый интерес. Эти акции ана­лизируются очень подробно: рассматривается как цена, так и экономическое состояние компаний (нередко оно

МАРК МИНЕРВИНИ. УСПЕХ ОБЫЧНОЕ ДЕЛО______________________ 247

уже бывает известно из материалов исследований, про­веденных в прошлые дни), затем составляется список из нескольких акций, по которым завтра может быть от­крыта позиция.

Какой временной промежуток охватывается изуча­емыми графиками?

Может пригодиться любой график — от десятиднев­ного до внутридневного; обязательно рассматривают­ся графики, охватывающие период длиной в пять лет, один год и один день.

Какие графические фигуры могут послужить сиг­налом к открытию позиции?

Я не работаю с традиционными графическими фигу­рами. По-моему, от них мало проку.

Тогда что именно в графиках вас интересует?

Многие фигуры, которые я наблюдал и в пользе кото­рых убедился, являются сложными вариациями тради­ционных графических фигур. У меня есть список фигур, обнаруженных и названных мной самим. Это фигуры, которые повторяются из раза в раз. Они существовали уже в 1800-х годах и будут существовать вечно. Глядя на график и видя такую фигуру, я не представляю себе, как остальные могут ее не замечать. Но они не замечают — я сам, помнится, не обращал на них никакого внимания.

Сколько фигур в вашем списке?

Около двадцати.

Вы могли бы описать одну из них?

Нет, не стоит.

Как были обнаружены эти фигуры?

Я начал изучать традиционные графические фигуры и пришел к выводу, что иногда они работают велико-

248________________________________________________ МАГИ ФОНДОВОГО РЫНКА

лепно, а иногда не работают вовсе. Я потратил массу времени, пытаясь понять, в каких случаях фигуры ока­зываются действенными.

Моя постоянная цель — понять, как рынок обманы­вает или сбивает с пути большинство инвесторов. Как только рядовые инвесторы толпой устремляются в не­верном направлении, наступает момент, который я на­зываю «точкой отправления» — это самое подходящее время для открытия позиции. Так называемый «лож­ный» сигнал, в действительности, может являться зна­ком начала более сложной фигуры, куда более действен­ной, чем традиционные.

Например?

Представим себе, что акция пробивает торговый диа­пазон при высоком обороте. Фигура выглядит замеча­тельно. Люди начинают покупать, а затем акция резко падает. В таком сценарии первоначальный пробой боль­шинством аналитиков будет рассматриваться как лож­ный технический сигнал. Между тем, этот пробой может говорить о начале формирования сложнейшей фигуры, чьи сигналы заслуживают больше доверия, чем сигналы самого пробоя.

Вы можете подробнее рассказать о такой «сложной фигуре»?

Не хотелось бы. Это не Бог весть какая тайна, и я не боюсь ею делиться. Даже если бы описание всех фигур появилось на первых страницах Wall Street Journal, я ду­маю, 99% трейдеров не сумели бы ими воспользоваться или воспользовались бы не так, как это делаю я.

Тогда почему бы не поделиться своими открытиями?

Потому что не в них суть. Для того, чтобы торговать успешно, главное — уметь контролировать убытки и иметь четкий план. Кроме того, человек, который же­лает преуспеть на фондовом рынке, обязан разработать

МАРК МИНЕРВИНИ. УСПЕХ ОБЫЧНОЕ ДЕЛО________________ 249

метод, отвечающий его личным потребностям и свой­ствам. Я придумал стратегию для себя, но нет никакой гарантии того, что она пригодится другим.

Я уверен в искренности Минервини, однако одной из причин его нежелания раскрывать секреты своих дости­жений в области технического анализа является, скорее всего, неосознанный страх: знание всеми участниками рынка выявленных им фигур, весьма вероятно, способ­но отрицательно повлиять на их эффективность. Все мои попытки получить от него более подробную ин­формацию о графических методах, с помощью которых он анализирует рынок, потерпели крах. Он не захотел, чтобы на пленку были записаны даже названия фигур: их список был прочитан не раньше, чем я выключил магнитофон.

По-видимому, эти графические фигуры, образуе­мые ценой, являются спусковыми крючками, приво­дящими в действие сделку. Вы используете их также для закрытия позиции?

Да.

Те же фигуры?

И да, и нет. Одни и те же фигуры по-разному ин­терпретируются в зависимости от того, в какой момент наблюдаются. Скажем, фигура, наблюдаемая на завер­шающей стадии бычьего рынка, может иметь значение прямо противоположное тому, что приписывается ей в период, когда бычий рынок переживает расцвет. Не­льзя интерпретировать фигуру вслепую, не помещая ее в контекст более широкой картины движения цен.

Вы сказали, что не используете сигналы традицион­ных графических фигур. Значит ли это, что вам пред­ставляется неважным пробой ценового диапазона и достижение нового максимума?

250________________________________________________ МАГИ ФОНДОВОГО РЫНКА

Достижение ценой нового максимума для меня, как правило, бычий сигнал, поскольку в этот момент рынок избавляется от всех покупателей, прежде потерпевших убыток и желающих закрыться в ноль. После достиже­ния нового максимума цена часто быстро идет вверх: к этому времени на сцене остаются только удачливые ин­весторы: все неудачники вышли из игры.

Но разве после пробоя к новому максимуму акция не возвращается чаще всего в прежний ценовой диа­пазон?

Такого не случается, если вы покупаете акцию, до­стигшую нового максимума, после того, как на бычьем рынке прошла первая коррекция. В этом случае, дойдя до нового максимума, акция, как ракета, летит вверх. Менее искушенные трейдеры надеются купить ее на от­кате, но он никогда не происходит.

Когда пробой цены вверх является ложным сигна­лом к открытию длинной позиции?

На поздних стадиях бычьего рынка, после того, как акция уже сильно поднялась. Как видите, графические фигуры полезны только в том случае, если соотносить их с общим состоянием рынка; в противном случае в них смысла не больше, чем в дротиках.

Какой совет вы дадите новичку, чья цель — добить­ся успеха на фондовом рынке?

Первое и главное: не забывайте, что ошибки неиз­бежны. Важно, чтобы они не приводили к катастрофам, а это возможно только тогда, когда убытки будут

 

9