yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Право->Содержание->1.3. СУБЪЕКТЫ И ОБЪЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА.

Международное право

1.3. СУБЪЕКТЫ И ОБЪЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА.

 

Под объектом права понимается то, на что направлено его действие, чем оно призвано регулировать, в обслуживании чего заключается его социальная функция. У МП таким объектом являются, как уже говорилось, международные, а точнее, межгосударственные отношения. От объекта МП следует отличать предмет международно-правового отношения, под которым понимается все то, по поводу чего стороны вступают в правоотношения. Таким предметом могут быть действия и воздержание от действий (договор о сотрудничестве или о ненападении), территория и т.д. В общем, такого рода “предметы” входят в понятие международного отношения, которое не может быть беспредметным.

              Объекту принадлежит определяющая роль относительно природы, содержания и механизма действия МП. В этом находит выражение общая закономерность соответствия управляющей системы системе управляемой. МП является элементом системы управления международными отношениями, которые выступают как система управляемая. Не общество создается правом, а общество создает право для обслуживания своих интересов. В этом смысл римской максимы ibi societas, ubi jus (где общество, там и право). Правда, встречается мнение, будто международные нормы образуют из государств международное сообщество. На самом деле международные отношения первичны, а право производно. Видный советский юрист Р.Л. Бобров видел объективную основу МП в сочетании “государственной разделенности общества и прогрессирующей потребности обособленно существующих единиц (государств) во взаимоотношениях”.

              Характер международных отношений зависит в первую очередь от природы субъектов. Международные отношения - это взаимодействие субъектов, направленное на удовлетворение их потребностей и обеспечение их интересов. В этом назначение и МП, которое реализуется путем правового регулирования взаимодействия государств.

              Значение и возможности МП определяются характером регулируемой системы. При одних и тех же субъектах может существенно меняться характер системы, а следовательно, и роль права. Именно так было, когда в период перестройки в СССР была выдвинута концепция нового политического мышления. Уровень развития и эффективность МП - важный показатель прочности и степени цивилизованности системы международных отношений. Интенсивное развитие МП в последние десятилетия - одно из свидетельств роста роли международных отношений в жизни человеческого общества и вместе с тем роста роли МП в обеспечении функционирования системы международных отношений.

              По мере роста роли и усложнения международных отношений возрастает также значение и усложняются функции МП. Система международных отношений приобрела глобальный характер, как и подлежащие решению в ее рамках проблемы: безопасность, экология, экономика, наука и техника, культура и т.д. В таких условиях наиболее рентабельным было бы управление системой как единым целым. Однако механизм глобального международно-правового регулирования находится на начальной стадии развития. Тем не менее основы его закладываются. Они видятся прежде всего в ООН и системе ее специализированных учреждений.

              В литературе весьма распространена точка зрения, согласно которой объектом МП является все то, по поводу чего субъекты вступают в правоотношения, а именно действия, материальные и нематериальные блага. В результате МП в целом оказывается безобъектным, поскольку объект имеется только у конкретного правоотношения.

              Действия субъектов, материальные и нематериальные блага отражают различные аспекты одного и того же явления - международных отношений, которые представляют взаимодействие субъектов по поводу определенных благ. Право может воздействовать на предметы материального мира только через отношения субъектов. Договор о территории не оказывает на нее никакого действия. Он устанавливает отношения государств по поводу данной территории. Будучи разновидностью социального управления, международно-правовое регулирование представляет собой управление общественными отношениями, а не вещами.

              Серьезное практическое значение имеет вопрос о разграничении объектов международно-правового и национально-правового регулирования. В доктрине получило распространение мнение, согласно которому происходит расширение объекта международного регулирования за счет сужения сферы исключительно национального регулирования. Считают, что сфера действия МП более не ограничена отношениями между государствами; как и национальное право, оно должно непосредственно применяться к индивидам. Достаточно упоминания того или иного вопроса в международном документе, чтобы он перестал относиться к внутренней юрисдикции государства. Утверждают, что не объект регулирования, а источник права служит критерием различия внутренней и международной сферы. Надо сказать, что порой практика государств дает основания для подобного мнения. Иллюстрацией может служить совместная англо-китайская декларация о Гонконге 1984 г. Она определила, что после воссоединения Гонконга и Китаем социалистическая система не будет применяться в Специальном административном регионе Гонконг, капиталистическая система останется неизменной в течение 50 лет. Сознавая, что такого рода вопросы - это не совсем подходящий предмет для международно-правового соглашения, стороны оформили его не договором, а совместной декларацией, провозглашающей основы политики в отношении Гонконга. Думается, однако, что урегулирование проблемы Гонконга не столь уж экстраординарно. Оно представляет собой урегулирование межгосударственного спора и весьма близко такой форме правового урегулирования, как вольный город.

              Никто не станет отрицать, что международное сотрудничество играет растущую роль в решении широкого круга национальных проблем. Но это не делает соответствующие проблемы международными. Суверенное право государства решать их самостоятельно или в сотрудничестве охраняется МП. Последнее способно оказывать косвенное и при этом весьма значительное влияние на внутриобщественные отношения, но не может их непосредственно регулировать. Иными словами, они не могут быть объектом МП.

              Наряду с суверенными государствами все более активную роль в международных отношениях, урегулированных нормами права, играют и другие участники, которые в совокупности образуют понятие «субъекты МП». Понятие «субъект права» было выработано общей теорией права применительно к праву вообще. Несмотря на то, что МП – это особая система права, вместе с тем – это право, поэтому общетеоретические правовые положения к нему также применимы. Исходя из этого, можно дать следующее определение данного понятия. Субъекты МП – это участники международных отношений, урегулированных нормами МП, обладающие юридической независимостью и способностью самостоятельно осуществлять права и обязанности, установленные данными нормами.

              Ранее термин «субъекты МП» являлся достоянием преимущественно научной литературы по МП. В настоящее время это понятие все шире используется ив официальных международно-правовых актах – договорах и конвенциях. Так, ст. 3 Венской конвенции и праве международных договоров устанавливает: «Тот факт, что настоящая Конвенция не применяется к международным соглашениям, заключенным между государствами и другими субъектами МП или между такими другими субъектами МП, и к международным соглашениям не в письменной форме, не затрагивает: а) юридической силы таких соглашений…».

              В отличие от внутригосударственного права, для субъектов МП характерно органичное сочетание правоспособности и дееспособности, что вместе образует понятие «правосубъектность». Ограниченно дееспособных или недееспособных субъектов современное МП не знает.

              В МП принято различать первичные и производные (вторичные) субъекты. К первой группе относятся государства и народы, реализующие право на самоопределение (борющиеся за независимость). Их появление на международной арене – объективная реальность естественноисторического процесса развития. Это и объясняет их отнесение к группе первичных субъектов МП. Данные субъекты обладают всеми элементами международной правосубъектности.

              Производные же субъекты МП создаются на основе волеизъявления первичных. Объем прав и обязанностей производных субъектов зависит от целей и намерений их создателей, что, как правило, закрепляется в международном договоре, являющемся учредительным документом производного субъекта. К этой группе субъектов МП относятся межправительственные организации (ООН, ЮНЕСКО, НАТО и др.) и государственноподобные образования (ранее – это т.н. вольные города Венеция, Гамбург, Данциг и др.). В настоящее время лишь Ватикан может быть отнесен к государственноподобным образованиям.

              Что касается четырех названных видов субъектов МП, то их правосубъектность является общепризнанной. Вместе с тем среди юристов ведутся дискуссии о международной правосубъектности индивидов (физических лиц) и международных неправительственных организаций (МНПО). Долгое время в советской правовой литературе доминировало мнение о том, что индивиды, как и МНПО, являются субъектами внутригосударственного права соответствующей страны и обладать международной правосубъектностью не могут. Однако все большее распространение приобретает иная точка зрения. В соответствии с ней существуют определенные международные соглашения, например, в области защиты прав человека и гуманитарного права, наделяющие индивидов правами самостоятельно обращаться в органы ООН или региональные организации с целью защиты нарушенных прав (Факультативный протокол к Пакту о гражданских и политических правах 1966 г., Европейская конвенция по защите прав человека и основных свобод 1950 г.) либо налагающие ответственность непосредственно на физических лиц за международные преступления (Устав Международного военного трибунала 1945 г.). Иными словами, индивиды становятся участниками международных отношений, урегулированных нормами права, т.е. субъектами МП. Это же относится и к МНПО, причем международная правосубъектность как индивидов, так и МНПО, ограничена правоприменительной сферой. Правотворчески функциями на международной арене обладают лишь общепризнанные субъекты МП.

              Среди первичных и производных субъектов МП наиболее весомую роль в международных отношениях играют государства. Во-первых, потому, что в силу присущего им суверенитета над ними нет никакой-либо организации политической власти, и они на равных юридических основаниях вступают во взаимоотношения друг с другом. Именно государства в подавляющем большинстве случаев являются и создателями, и гарантами норм МП, регулирующих эти отношения. Во-вторых, государства обладают универсальной правоспособностью, не имеющей ограничений по предмету правового регулирования и времени, что отличает государства от других субъектов МП.

              Государства как субъекты МП могут быть по форме своего устройства простыми (унитарными) или сложными (союзными).

              Унитарные государства (Украина, Албания, Венгрия, Италия) участвуют в международных отношениях как единое политико-правовое образование. Права и обязанности субъекта МП реализуются высшими органами законодательной, исполнительной и судебной власти унитарного государства. Проблем с международной правосубъектностью административно-территориальных единиц унитарных государств, как правило, не возникает, поскольку они ею не обладают.

              В настоящее время к сложным государствам относятся федерации, т.е. государственные образования, состоящие из республик, штатов, земель, кантонов и других по наименованию единиц, обладающих определенной самостоятельностью. Это выражается в наличии собственных законодательных, исполнительных и судебных органов власти субъектов федерации, обладающих компетенцией в пределах, определенных федеративной конституцией. Международная правосубъектность самих федеративных государств проблем не вызывает. Вопрос же международной правосубъектности субъектов федерации более сложный. Так, по Конституции 1977 г. Союза ССР – крупного федеративного государства – провозглашалось, что как федерация в целом, так и союзные республики в частности де-юре являются суверенными социалистическими образованиями (ст.73). В силу этого международной правосубъектностью обладают как федерация, так и союзные республики (ст. ст. 73 и 80). Однако де-факто вплоть до конца 80-х годов реальной международной правосубъектностью обладал лишь СССР в целом. И лишь на последнем этапе существования СССР союзные республики стали самостоятельно реализовывать права, закрепленные в ст.80 Конституции 1977 г. (заключать международные договоры, устанавливать дипломатические и консульские отношения и т.д.), что в конечном счете явилось одной из объективных причин распада СССР.

              Штаты же США и земли ФРГ не признаются субъектами МП в соответствии с конституциями этих государств. Так, раздел 10 ст.1 Конституции США устанавливает:”Ни один шата не может без согласия Конгресса… входить в соглашения или заключать договоры с другим штатом или с иностранным государством..”.

              Статья 32 Основного Закона ФРГ гласит: “(1) Ведение сношений с иностранными государствами принадлежит Федерации.

              (3) В той мере, в какой земли обладают законодательной компетенцией, они могут с согласия Федерального правительства заключать договоры с иностранными государствами”. Последнее положение касается в основном социально-экономических вопросов.

              Для большинства существующих федераций характерно аналогичное правовое положение субъектов федеративных государств. Они могут заключать международные соглашения по определнному кругу вопросов с согласия самой федерации (Австралия, Австрия, Канада, Россия и др.), причем субъектом МП признается федерация в целом.

              Другой формой объединения государств является конфедерация, т.е. союз суверенных государств, объединяющихся для достижения определнных целей. Зафиксированных в соглашении о создании конфедерации. Как правило, конфедерации – это неустойчивые образования, которые со временем распадаются на самостоятельные государства. На определенном этапе своего развития развития конфедерациями были Германия, США, Швейцария. Субъектами МП выступают как суверенные государства – члены конфедерации, так и могут быть конфедерации в целом, если последнее закреплено в учредительном соглашении.

              Под признанием в МП понимается акт уже существующего государства, в котором оно выражает свою волю установить определенные отношения с новым государством как субъектом МП.

              В МП существуют три формы признания: de jure, de facto и ad hoc. Различия между ними заключаются в объеме юридических последствий признания.

              Все формы признания являются официальными и влекут за собой определенные правовые последствия во взаимоотношениях признаваемой и признающей сторон. Признание de jure – это полное и окончательное признание. При этой форме признания государств или правительств с ними устанавливаются дипломатические, консульские, торгово-экономические и другие официальные отношения, т.е. наступает весь комплекс юридических последствий. Данная форма признания не может отзываться назад в случае ухудшения отношений между государствами, что свидетельствует о ее окончательном характере. После признания de jure, как правило, стороны начинают активное сотрудничество в политической сфере, заключая двусторонние международные договоры.

              При признании de facto чаще всего стороны устанавливают консульские отношения и развивают торгово-экономическое сотрудничество. Данная форма признания является переходной к признанию de jure, поэтому ее часто называют «полупризнанием». Признание de factoможет быть отозвано признающей стороной. Обычно данная форма признания применяется к новому правительству, когда нет полной уверенности у признающей стороны в его стабильности.

              В связи с тем, что жизнь вообще и международная жизнь в частности сложны и не всегда предсказуемы, иногда возникают ситуации, когда с новым непризнанным государством приходится контактировать по экономическим, спортивным или иным вопросам. Такие разовые отношения при официальном непризнании называют признанием ad hoc, или разовым признанием. Часто такие разовые контакты по конкретному вопросу сопровождаются заявлением того или иного государства о том, что данные отношения с новым государством не означают его признания.

              В уставных документах международных организаций, в т.ч. и ООН, не содержатся положения о признании новых государств как необходимое условие их принятия в организацию. Новые правительства также не нуждаются в признании при учреждении своего представительства при международных организациях. При этом следует подчеркнуть, что принятие в международную организацию нового государства не означает автоматического признания его со стороны государств–членов данной организации, поскольку институт признания и институт членства в международных организациях являются самостоятельными институтами МП.

              В науке МП существуют две теории признания: конститутивная и декларативная. Первая теория была сформулирована в декларации министра иностранных дел Эквадора Тобара в 1907 г. Позже она получила одобрение президента США Вильсона, поэтому в некоторых источниках она именуется доктриной Тобара-Вильсона. В данной теории решающее значение придается акту признания в процессе конституирования нового государства как субъекта МП, отсюда и название теории. В соответствии с этой теорией, если есть акт признания – есть и новый субъект МП, нет акта признания – нет и нового субъекта МП.

              Ответной реакцией на данную концепцию явилась декларативная теория признания, в которой утверждается, что международное признание не создает нового субъекта МП. Акт признания является декларацией, констатирующей факт появления нового субъекта МП, с которым уже существующие государства желают установить дипломатические и иные отношения. Другими словами, государство становится субъектом МП в силу своего существования, и наличие акта признания (или его отсутствие) не влияет на его международную правосубъектность.

              Конститутивная теория признания вряд ли может быть признана адекватно отражающей положение вещей на международной арене, поскольку новое государство становится субъектом МП не в силу акта признания со стороны уже существующих государств, а по причине своего существования. В связи с этим декларативная теория признания в целом правильно отражает ситуацию с международным признанием. Однако ее слабым местом является придание акту признания значения декларации, информационного бюллетеня и не более. Хотя на самом деле акт признания очень важный политико-правовой акт, позволяющий государству реализовывать потенциально присущие ему права как субъекту МП посредством установления стабильных отношений с уже существующими государствами. Именно поэтому новые государства стремятся быть признанными как можно большим числом государств и в кратчайшие сроки.

 

 

 

4