ГоловнаЗворотній зв'язок

Мысли о религии

Статья XIII.

О евреях

I.

Когда, по сотворении мира, по ниспослании всемирного потопа, Богу не предстояло более ни разрушать мира, ни восстановлять его, ниже проявлять Себя подобными великими знамениями, Он начал созидать на земле народ с нарочною целью продлить его существование до той поры, когда Мессия создаст Духом Своим новый народ.

II.

Желая показать, что Он может создать народ, святой невидимой святостью, и исполнить его вечной славы, Бог создал вещи видимые; явив Свое милосердие в благах видимой природы, Он хотел показать, что может дать и блага в невидимом. Так Он спас этот народ от потопа, возродил его от Авраама, освободил из рук врагов и дал ему покой. Конечно, все это совершено Богом не для того только, чтобы ввести Свой народ в землю обетованную.

III.

Кроме того, в создании еврейского народа и в стольких явленных ему чудесах Бог хотел показать, что, желая лишить его благ плотских и преходящих, Он лишает их таковых не вследствие Своей немощи.

В евреях укоренилась мысль, что Бог любит их отца, Авраама, его плоть и происходящих от этой плоти; ради этого Он размножил их и отличил от всех других народов, не позволяя им смешиваться с ними; когда они стали бедствовать в Египте, Он вывел их оттуда, обнаружив при этом великие знамения Своего к ним благоволения: питал их манною в пустыне, привел в землю обильную, дал им царей и великолепно построенный храм, где они, принося в жертву животных, могли бы получать очищение пролитием их крови; наконец, имел послать им Мессию, чтобы сделать их властителями всего мира, и предсказал время Его пришествия.

Евреи привыкли к великим и поразительным событиям, так что чудесный переход их через Чермное море и введение их в Ханаанскую землю считались ими как бы образцами будущих действий их Мессии, которые будут еще поразительнее и совершенно затмят собою чудеса Моисея.

Когда они уже состарились в этих плотских заблуждениях, явился в предсказанное время Иисус Христос, но не в ожидавшейся ими славе, так что они и не подумали, что это действительно Он. После его смерти, святой Павел стал проповедовать людям, что все предсказанное исполнилось символически; что царство Божие явилось не в плоти, а в духе; что враги людей не вавилоняне, а их собственные страсти; что Бог благоволит не к храмам, воздвигнутым рукою человека, а к его чистому и смиренному сердцу; что обрезание тела бесполезно, а важно обрезание сердца; что Моисей не дал им хлеба небесного и т. д. (См. Ин. 6:32; Гал. 4:24; 1 Кор. 3:16; 10:2-6, 11; 2 Кор. 3:6; Рим. 2:28, 29; Евр. 9:24. . прим. пер.).

Но, не желая открывать этих тайн народу, их недостойному, и желая в то же время предсказать им, чтобы дать возможность верить им, Бог время совершения их предрек ясно и несколько раз ясно выражал и самые тайны, но большей частью прообразами, с тою целью, чтобы любившие самые прообразы остались при таковых, а любившие прообразуемое увидели его. (От этого произошло то, что при появлении Мессии народы разделились:

 

объяснявшие пророчества духовно приняли Его, а понимавшие их буквально отвергли Его, чтобы послужить Ему же свидетелями).

IV.

Плотские иудеи не понимали ни величия, ни уничижения предсказанного в их пророчествах Мессии. Они не узнали Его в Его величии, о котором написано: Мессия будет Господом Давида, хотя и сын его. Он был раньше Авраама, и тот видел Его (Автор имел при этом в виду следующие тексты Евангелия: Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой; и увидел и возрадовался... Прежде нежели был Авраам, Я есмь (Ин. 8:56, 58). Они не поверили ни Его славе, ни Его вечности. Одинаково не признали Его ни в унижении, ни в смерти. Мессия, сказали они, останется вечно, а этот говорит, что умрет. Так они не признали Его ни вечным, ни смертным; но искали в Нем только земного величия.

Евреи так любили прообразы и так уверенно ожидали их, что, когда в предсказанное время и обещанным путем действительность явилась, они не признали ее.

V.

Те, кому вера дается трудно, стараются оправдаться неверием иудеев. Если это было так ясно, почему же они не уверовали? говорят такие люди, внутренне желая, чтобы те поверили и не подали бы примера к их собственному неверию. Но этот самый отказ иудеев уверовать служит основанием нашей веры. Мы были бы менее склонны к ней, будь евреи одного с нами мнения: тогда у нас был бы лишний предлог не верить. Достойно удивления, что иудеи созданы большими любителями предреченных событий и такими противниками их осуществления (и что притом самое противление это было предсказано).

VI.

Чтобы дать людям средство уверовать в Мессию, необходимо было предпослать Ему пророчества, которые возвещались бы людьми, свободными от всякого подозрения, известными во всей стране за самых верных, прилежных и ревностных.

С такою целью Бог избрал этот чувственный народ, которому и вверил хранение пророчеств, изображавших Мессию освободителем и раздаятелем земных благ, любимых этим народом. Вследствие этого евреи горячо возлюбили свои пророчества, обещавшие им Мессию, уверяя все народы, что Он действительно явится и именно в том виде, как это сказано в их книгах, которые они готовы были открыть для всякого. Однако, когда Мессия действительно явился, но в унижении и бедности, они, разочарованные в своих ожиданиях, сделались Его злейшими врагами. Таким образом, народ, который меньше всего на свете можно заподозрить и расположении к нам (христианам), . благодаря несравненной ревности и приверженности к своему закону и пророчествам, сослужил нам добрую службу, сохранив их неприкосновенными.

VII.

Отвергли и распяли Иисуса Христа, послужившего им соблазном, те самые люди, которые были и остаются хранителями книг, свидетельствовавших о Нем, предсказывавших, что Он будет отвергнут и сделается камнем преткновения. Самым отречением своим от Него они доказали Его истинность. Эта последняя одинаковым образом подтверждается как принявшими Его правыми иудеями, так и неправыми, отрекшимися от Него, ибо то и другое было предсказано.

Потому-то духовный смысл пророчеств, противный этому народу, был скрыт под любезным ему смыслом плотским. Будь явен духовный смысл пророчеств, евреи неспособны были бы любить их; а вследствие этого у них не достало бы усердия сохранить свои книги и

 

свои обряды. Но если б они дорожили этими духовными обетованиями и сохранили их неповрежденными до пришествия Мессии, то свидетельство их не имело бы силы, так как они сами были бы Его сторонниками. Этим и объясняется прикровенность внутреннего смысла. С другой стороны, будь этот смысл скрыт до совершенной невозможности его обнаружить, он не мог бы служить доказательством в пользу Мессии. Что же было сделано? Внутренний смысл был прикрыт внешним во многих местах пророческих писаний, а ясно открыт лишь в некоторых. При этом, однако, предсказания, относительно времени и состояния мира, были ясны как солнце. Духовный смысл так очевиден в некоторых местах, что не видеть его можно было только при том ослеплении, которое является следствием полного порабощения духа телу.

Таково было промышление Божие. Духовный смысл прикрыт другим во многих местах писаний и раскрыт в нескольких, но так, по крайней мере, что места, где он скрыт, могут быть объяснены двояко, т. е. из них может быть извлечен и материальный, и духовный смысл: тогда как, где он раскрыт, двоякого объяснения быть не может . там смысл только духовный.

Таким образом ввести в заблуждение это не могло, будь иудеи народом, менее преданным земному.

Ибо, если блага обещаны были в изобилии, что мешало им различить между ними блага истинные, как не их любовь к плоти, заставившая их видеть земное на месте духовного? Полагавшие же свое благо только в Боге исключительно к Богу и относили его. Воля человеческая действует под влиянием двух побуждений: корыстолюбия и любви. Это не значит, что корысть не совместима с верою в Бога и любовь к ближнему исключает привязанность к благам земным; но корысть, пользуясь дарами от Бога, служит миру; а любовь, напротив, (пользуется миром и угождает Богу).

Наше отношение к вещам определяется конечной целью. Все, что мешает нам достигнуть ее, мы называем враждебным. Отсюда твари, хотя и добрые, . враги праведных, коль скоро отвращают их от Бога, и Бог сам является, таким образом, врагом тех, коих алчным стремлениям Он препятствует.

Поэтому, если слово враг зависит от конечной цели, то праведные понимали под этим словом свои страсти, а суетные подразумевали под ними вавилонян; оттого-то выражение враги и было неясно только суетным. Исаия говорит по этому поводу: Завяжи свидетельство и запечатай откровение при учениках Моих (Ис. 8:16), и что Иисус Христос будет камнем преткновения (Ис. 8:14). Но блажен кто не соблазнится о Мне (Мф. 11:6). Также ясно говорит об этом и Осия: Кто мудр, чтобы разуметь это? Кто разумен, чтобы познать это, ибо правы пути Господни, и праведники ходят по ним, а беззаконные падут на них (Ос. 14:10).

Хотя этот Завет имел свойство, просвещая одних, ослеплять других, но самым ослепляемыми он удостоверил истину которую должны были уразуметь другие; потому что получаемые от Бога видимые блага были так велики и так божественны, что могли служить несомненным указанием, что Он в состоянии дать им невидимые блага и Мессию.

VIII.

Время первого явления Мессии было предвозвещено, о времени же второго никаких указаний не имеется, потому что первое должно было совершиться в тишине; второе же во славе и при такой обстановке, что даже враги Мессии не могут не узнать Его. Но так как первое явление Его должно было быть лишь малозаметным, и узнано только испытавшими Писание, то, что могли сделать иудеи, Его враги? Принять Его, значило бы доказать Его истинность, ибо это было бы естественным поступком со стороны хранителей обетования о Мессии; отречение было бы таким же сильным свидетельством о Нем.

 

IX.

Иудеи видели чудеса и исполнение пророчеств; учение же закона их было любить и поклоняться лишь единому Богу, и это учение было постоянно, так что имело все признаки истинной религии, какою на самом деле и было оно. Но необходимо отличать учение иудеев от учения их закона. Учение иудеев, хотя и опиралось на чудеса, пророчества и непрерывность существования, не было, однако истинным, ибо чуждалось другой основы . поклоняться и любить только Бога.

Итак, иудейскую религию, как она передана в священных книгах, следует отличать от таковой в передаче народа. Ее учение о нравственности и блаженстве смешно в передаче народа, но несравненно в писаном законе. Основание религии положено достойным удивления образом: это самая древняя и самая достоверная книга в мире; в то время, когда Магомет, чтобы сохранить свою книгу, запрещает читать ее, Моисей с той же целью повелевает всем читать свою (Втор. 31:11).

X.

Обрядовая сторона иудейской религии была основана на уподоблении истине о Мессии, и эта последняя была признана иудейской религией, служившей ей прообразом.

В евреях истина была лишь прообразована; в небесах же она раскрыта. В Церкви она находится в прикровенном состоянии и познается чрез отношение к прообразуемому. Прообраз соответствует истине, а истина познается по прообразу.

XI.

Кто будет судить о еврейской религии по ее грубым представителям, тот плохо узнает ее. Она ясно изображена в священных книгах и в передаче пророков, которые достаточно показали, что понимали, закон не буквально. Так и наша религия, божественная в Евангелии, апостолах и предании, смешна в устах ее дурных истолкователей (Здесь, как и в следующем параграфе, автор подразумевает иезуитов, допускавших, что для примирения с Богом достаточно одного внешнего покаяния без действительного и искреннего желания человека очистить себя исповеданием грехов.

 

XII.

(Иудеи были двух разрядов: одни имевшие лишь языческие наклонности, другие . наклонности только христианские). По понятиям первых, Мессия должен быть великим земным царем. В глазах чувственных христиан Иисус Христос пришел для того, чтобы снять с нас обязанность любить Бога и дать нам таинства, которые все делают помимо нас. Ни то, ни другое понятие не согласно ни с христианской, ни с еврейской религией. Истинные иудеи, как и истинные христиане, приняли Мессию, как научающего их любить Бога и посредством этой любви побеждать своих врагов.

XIII.

Завеса, закрывающая книги Писания для иудеев, закрывает их и для плохих христиан, а равно для всех, недостаточно презирающих самих себя. Но как легко становится понимать св. книги и познать Иисуса Христа, когда действительно презираешь себя!

 

XIV.

Чувственные иудеи занимают средину между христианами и язычниками. Язычники совсем не знают Бога и любят только землю. Евреи знают истинного Бога и любят только землю. Христиане знают истинного Бога и совсем не любят землю. Евреи и язычники любят одни и те же блага. Евреи и христиане ведают одного и того же Бога.

XV.

Это, очевидно, народ созданный нарочно быть свидетелем Мессии (Ср. Ис. 43: 10; 44: 8. . прим. пер.). Он хранит книги, любит их, но совершенно их не понимает. Заранее предсказано, что судьбы Божии вверены им, но в книге запечатанной (Ис. 29:11).

Пока для поддержания закона являлись пророки, народ оказывал к нему пренебрежение. Когда же пророков не стало, их заменила ревность народа.

XVI.

Так как время сотворения мира все более и более отдалялось, Бог дал миру современного бытописателя и стражем писания поставил целый народ, для того чтобы это повествование было самым достоверным во всем мире, и чтобы все люди могли получить столь необходимое сведение, которого помимо этого источника получить нельзя.

XVII.

Моисей был, несомненно, человек и способный, и умный; поэтому, если бы в своем бытописании он руководствовался собственным умом, то ясно не высказал бы ничего такого, что противоречило бы рассудку.

Так самые, по-видимому, слабые стороны делаются сильными. Например, обе родословные . евангелистов Матфея и Луки . не ясно ли свидетельствуют, что между двумя авторами никакого предварительного соглашения не было?

Почему, например, Моисей изображает жизнь первых человеков продолжительной и выводит так мало поколений? Потому что события затемняются не от продолжительности жизни людей, а от множества сменившихся поколений.

Истина изменяется только по мере смены людей. Между тем два самые достопамятные события, сотворение мира и потоп, он ставит так близко одно к другому, что современники того и другого почти соприкасаются по малому числу отделяющих их друг от друга поколений. Так что в тоже время, когда он описывал их, воспоминание о них должно было быть еще вполне живо в уме всех евреев.

Сим, знавший Ламеха, современника Адама, по крайней мере, видел Авраама; Авраам видел Иакова, видевшего в свою очередь тех, которые видели Моисея. Стало быть, сотворение мира и потоп . события истинные. Так заключают люди сведущие.

Продолжительность жизни патриархов не только не вредила сохранению в памяти минувших событий, а, напротив, способствовала этому. Если нередко человек бывает плохо посвящен в историю своих предков, то это происходит оттого, что он совсем не жил с ними, а когда достиг разумного возраста, тех уже не было в живых. Когда люди вообще жили подолгу, и дети долгое время видели своих отцов, последние, в течение продолжительного времени, могли сообщать детям о прошлом. А о чем же было родителям беседовать со своими детьми, как не об истории своих предков . в то время, когда вся история только в том и заключалась, когда не существовало ни наук, ни искусств, составляющих теперь в значительной мере предмет обыкновенных житейских разговоров. Да и вообще заметна в древних народах особая забота о сохранении своих родословных.

 

XVIII.

Чем более я исследую историю еврейского народа, тем более истин я открываю в ней. Передо мною их прошедшая и последующая жизнь. Вот у них нет более ни идолов, ни царей; явилась, как и было предсказано, синагога и ее жалкие приверженцы . наши враги и в тоже время замечательные свидетели истины пророчеств, где предсказаны их жизнь и самое ослепление. Такая связь предшествующего с последовавшим мне кажется изумительной; я не могу не признать этой религии за вполне божественную по ее значению, продолжительности, истории; по нравственным сторонам, по ее действиям, наконец, . по страшному ослеплению иудеев, как предречено: И будеши осязаяй в полудни (Втор. 28:29). Дадут книгу человеку, ведущему писание, и речет: не могу прочести (Ис. 29:11, 12). Я поднимаю руки к моему Искупителю, который, согласно повторявшимся в течение четырех тысяч лет пророчествам, пришел пострадать и умереть за меня на земле именно в то время и при тех обстоятельствах, как было предсказано; по Его милосердию я мирно жду смерти в надежде навеки соединиться с Ним; и живу пока с радостью, пользуясь ли благами, которые Ему благоугодно ниспослать мне, перенося ли скорби и болезни, посылаемые Им для моего же счастья и переносить которые Он научил меня Своим примером.

Поэтому я отвергаю все другие религии. А в этой религии нахожу ответ на все возражения. Верно, что столь чистый Бог может открывать Себя только чистому сердцу.

Я нахожу на самом деле, что как только человечество помнит себя, ему постоянно объявлялось об его всеобщей испорченности и об имеющем явиться Искупителе; свидетель же этой истины не один человек, но целый народ, нарочно для того созданный и провозвещавший ее в течение четырех тысяч лет.

 

 

 

 

 

14