ГоловнаЗворотній зв'язок

Мысли о религии

Статья XVII.

Различные свидетельства об Иисусе Христе

I.

Не верить апостолам значит предполагать, что они или были обмануты сами, или обманывали других; но то и другое одинаково трудно. Ибо, в первом случае, невозможно обмануться настолько, чтобы считать человека воскресшим из мертвых; второе же предположение нелепо. Чтобы быть последовательным, пусть представят себе этих двенадцать человек, собравшимися после смерти Иисуса Христа вместе, для того чтобы сговориться уверять всех в Его воскресении. Но отсюда должна начаться для них борьба со всевозможными приманками, на которые так падко человеческое сердце . любовь к переменам, обещания наград и пр. Если бы хотя один из них, увлеченный подобными соблазнами, или, еще скорее, устрашенный темницею, пытками, смертью, отказался от своих слов, то погибель была бы для всех несомненна. Пусть же сообразят это.

Пока Иисус Христос был с ними, Он мог их поддерживать. Но потом, если Он не явился им, кто заставил их действовать?

II.

Текст Евангелия замечателен во многих отношениях и, между прочим, в том, что не содержит никаких выражений вражды к мучителям и врагам Иисуса Христа. В отличие от столь свойственной историкам наклонности поносить все враждебное, в Евангелии нет никаких упреков ни Иуде, ни Пилату, ни одному из иудеев.

Если это смирение евангелистов было притворное, как и другие прекрасные черты их писаний, и притворялись они только для того, чтобы выставить эти достоинства, то, не смея сами обратить на них внимание других, они не преминули бы приобрести друзей, которые бы взяли на себя указать эти черты в их пользу. Но, действуя вполне искренно, без всякого расчета, они не обратили ничьего внимания на это. И полагаю, многое тому подобное до сих пор осталось незамеченным в их писаниях, а это доказывает в апостолах отсутствие всякого умысла.

III.

Сначала Иисус Христос, затем апостолы и, наконец, первые святые творили много чудес; потому что, за несовершением еще всего предсказанного пророчествами и так как они сами были окончательным их исполнением, свидетельствовать могли только чудеса. Было предсказано, что Мессия обратит народы. Каким образом сбылось бы это пророчество без обращения народов? И как обратились бы народы к Мессии, если бы не видели этих последних осуществлений свидетельствующих о Нем пророчеств. Стало быть, до Его смерти, воскресения и до обращения Им народов, еще не все было совершено, а потому во все это время нужны были чудеса. Теперь же чудеса не нужны против иудеев, так как исполнившиеся пророчества . постоянное чудо.

IV.

Замечательно и достойно особого внимания, что еврейский народ, при всем своем несчастном положении, существует в продолжение стольких лет. Чтобы быть свидетелями Иисуса Христа, евреи должны существовать и, в то же время, бедствовать за то, что Его

 

распяли. Хотя постоянное бедствие исключает возможность продолжительной жизни, тем не менее, они, хотя и бедствуют, но существуют.

(Но не были ли они почти в таком же положении во время плена? Нет. Пленом скипетр не был отнят от Иуды окончательно, потому что возвращение их было обещано и предсказано). Когда Навуходоносор увел народ, то, чтобы они не подумали, что скипетр будет взят от Иуды, им заранее было предсказано, что пленение будет непродолжительное, и самостоятельность будет возвращена им. Они постоянно получали утешения от пророков и цари их продолжались. Но при вторичном разрушении храма обещания восстановить его не было, как не было ни пророков, ни царей, ни утешения, ни надежды, ибо скипетр навсегда был отнят у них.

Не значило быть в плену, когда существовала уверенность через семьдесят лет получить избавление. Но теперь у них нет никакой надежды.

Бог обещал им, что, хотя Он рассеет их по краям света, однако, если они будут верны закону, Он соберет их опять. Они очень верны ему, но остаются в угнетении. (Стало быть, Мессия явился, а закон, содержавший эти обещания, перестал существовать вследствие установления закона нового).

V.

Если бы иудеи были обращены Иисусом Христом, то у нас были бы только сомнительные свидетели, будь же они истреблены окончательно, мы совсем не имели бы свидетелей.

Иудеи отвергают Его, во не все. Святые Его принимают, чувственные . нет. И это не только ни умаляет Его славы, но, напротив, довершает ее. Причина их неверия, и притом единственная, высказанная в их писаниях, в Талмуде и у раввинов, та, что Иисус Христос не покорил народы вооруженною рукою: Препояшь Себя по бедру мечом Твоим, Сильный (44:4), только и могут сказать они. Иисус Христос был убит, говорят они, изнемог, не покорил язычников Своею силою, Он не дал нам добычи с них, Он совсем не дает богатств. . Только то? Этим именно Он и дорог мне. Я бы совсем не хотел того, которого они себе представляют.

VI.

Как сладко очами веры видеть, как Дарий и Клир, Александр, римляне, Помпей и Ирод, сами того не осознавая, действуют во славу Евангелия.

VII.

Религия язычников никакого основания не имеет. Мусульманская вера основывается на Коране и Магомете. Но этот пророк, долженствовавший быть последнею надеждою мира . был ли он предсказан? И какие особые признаки имеет он, которые бы отличали его от всякого человека, пожелавшего выдавать себя за пророка? Какие чудеса, по его словам, совершил он сам? Какую открыл он тайну, какой научил нравственности, какое указал блаженство?

Магомет не имеет свидетельств о себе. Зато должны быть очень сильны его умственные доводы, раз они основаны только на своем собственном авторитете. Что же говорит он? . Что ему нужно верить.

VIII.

Два человека рассказывают друг другу нелепые истории, но в словах одного заключается двоякий смысл, а речь другого имеет лишь прямой смысл; человек, посторонний, не непосвященный в тайну, слышит разговор и составляет о словах обоих одинаковое понятие.

 

Но если, затем, в конце беседы один начинает высказывать божественные истины, другой же продолжает говорить пошлости, то слушающий будет такого мнения, что в словах одного заключается таинственный и глубокий смысл, в словах же другого этого смысла нет, так как первый достаточно показал, что он не может говорить бессмыслицу, но может быть таинственным, а другой обнаружил свою неспособность к глубокомыслию и уменье говорить только пошлые вещи.

IX.

О Магомете нужно судить не по тому, что есть в нем темного и может считаться имеющим таинственный смысл, но по тому, что в нем есть ясного, по его раю и прочему. В этом, именно, его смешная сторона и потому-то несправедливо принимать темное в нем за тайны, раз явное его смешно. Иное . относительно Библии. Пусть в ней есть темные места, как и у Магомета, но зато в ней есть и места замечательно ясные, есть определенные и сбывшиеся пророчества. Поэтому здесь не может быть сравнения. Не следует смешивать и сравнивать вещи, имеющие сходство только в темных частях своих, но совершенно различные в частях освященных; ибо по явному можно судить и о тайном.

Коран называет св. Матфея добродетельным человеком. Следовательно, Магомет был ложный пророк, так как или называет хороших людей злыми, или не верит им в том, что они сказали о Иисусе Христе.

X.

Всякий человек может сделать то, что сделал Магомет, потому что он совсем не творил чудес и не был предсказан. Но никто не может сделать того, что совершил Иисус Христос.

Магомет утвердил свою религию на избиении других, Иисус Христос, отдав на избиение Своих; Магомет запрещал читать; апостолы, напротив, читать приказывали. Наконец, самое резкое различие: Магомет искал успехов человеческих, тогда как Иисус старался страдать и умереть по-человечески. Вместо того чтобы заключить, что если имел успех Магомет, то Иисус Христос мог иметь его и подавно . следует сказать: так как Магомет имел успех, то Иисус Христос должен был погибнуть.

 

 

 

 

18