ГоловнаЗворотній зв'язок

Мысли о религии

СТАТЬЯ XVIII.

Для чего Бог, скрываясь от одних, обнаруживает Себя другим

I.

Бог хотел искупить людей и дать возможность спасения ищущим Его. Но люди оказываются столь недостойными, что Бог, по справедливости, отказывает некоторым, вследствие их загрубелости, в том, что дарует, по незаслуженному ими милосердию, другим. Если бы Он пожелал побороть упорство самых загрубелых, Он мог бы сделать это, обнаружив Себя им так торжественно, что они не могли бы усомниться в истинности Его существа, . как явится Он в последний день при таком громе, молнии и разрушении природы, что мертвые воскреснут и самые слепые увидят Его.

Но не и таком виде пожелал Он совершить свое кроткое пришествие; так как множество людей оказались недостойными Его милосердия, то Он не хотел даровать им того блага, от которого они сами отказываются. Поэтому весьма справедливо, что Он явился не в полноте Своего божественного величия, что, несомненно, заставило бы уверовать в Него всех людей, однако, и не настолько таинственно, чтобы Его не могли узнать искренно Его ищущие. Он хотел дать таким людям полную возможность узнать Его и потому, желая быть явным для ищущих Его всем сердцем и скрытым от тех, которые всем сердцем своим бегут Его, Он умеряет возможность Его познания: ясно открывая Себя стремящимся к Нему и скрываясь от людей равнодушных.

II.

Достаточно имеется света для желающих только видеть и достаточно мрака для людей, желания которых направлены в другую сторону. Достаточно для просвещения избранных и довольно темноты, чтобы смирять их. Достаточно темноты для ослепления осуждаемых и довольно света, чтобы осудить их и сделать непрощаемыми.

Если бы мир существовал с целью поучать человека бытию Бога, то оно проявлялось бы всюду неопровержимым способом; но так как мир существует только чрез Иисуса Христа и для Него, а также для того, чтобы указывать людям на их испорченность и необходимость искупления, то все в мире и носит доказательство этих двух истин. Все, что проявляется в нем не означает ни полного отсутствия, ни явного присутствия Божества, но присутствие сокровенного Бога: все носит на себе такой признак.

Если бы никогда не было никаких обнаружений Бога, то это постоянное лишение было бы двусмысленно и одинаково могло относиться к небытию вообще Бога или к недостоинству людей познавать Его. Но то обстоятельство, что Он открывал Себя временами, хотя и не всегда, устраняет эту двусмысленность. Если же являлся хотя один раз, значит, Он всегда существует. Отсюда можно вывести только то заключение, что есть Бог, но люди Его не достойны.

III.

(Цель Бога скорее совершенствовать волю, чем ум. Но полная ясность послужила бы в пользу только уму и повредила бы воле). Если бы не существовало никакой тайны, человек не чувствовал бы своей испорченности. Если бы совсем не было света . человек не надеялся бы на уврачевание. Потому, не только справедливо, но и полезно для нас, что Бог отчасти

 

сокрыт от нас и отчасти только открыт нам, ибо одинаково опасно для человека знать Бога, не зная своего бедственного состояния, ни знать свою беспомощность, не ведая Бога.

IV.

Стало быть, верно, что все указывает человеку на его положение; но нужно хорошо понимать это, ибо не верно думать, что все обнаруживает Бога, и не верно, что Он сокрыт повсюду. Верно же взятое все вместе, т. е. что Он скрывается от испытующих Его и открывается ищущим Его; люди, все вместе, недостойны Бога, но могут Его удостоиться: не достойны вследствие своего повреждения и достойны по своей первоначальной природе.

V.

На земле нет ничего, что не свидетельствовало бы или о жалком положении человека, или о милосердии Бога; . или беспомощности человека без Бога, или о могуществе человека с Богом. Вся вселенная возвещает человеку пли о его поврежденности, или об его искуплении. Все возвещает ему его величие или ничтожество. Каков человек, предоставленный Богом самому себе, видно на язычниках; покровительство Божие обнаруживается в иудеях.

VI.

Избранным все служит к добру, даже самые неясности Писания; ибо они чтут их за его ясные стороны; наоборот, у других все обращается во зло, даже самые очевидности, так как они проклинают их за неясности, коих не понимают.

VII.

Если бы Иисус Христос пришел только во освящение людей, то все Писание и все события клонились бы к этому, и легко было бы обратить неверных. Если бы Иисус Христос явился только для того чтобы ослепить, то все Его действия были бы неясны, и мы не имели бы никакого средства убедить неверующих. Но так как Он пришел как освящение и камень преткновения и соблазна, по словам пророка Исаии (8:14), то уверить, неверующих мы не можем, и они не могут убедить нас, однако, тем самым мы их убеждаем, утверждая, что из всех Его действий нельзя вывести решения, исключительного в пользу той или другой стороны.

Иисус Христос пришел ослепить зрящих и дать зрение слепым; исцелить больных и послать смерть здоровым; призвать к покаянию и оправдать грешников, и праведных оставит в грехах их; обогатить неимущих и оставить ни с чем богатых.

Что говорят о Иисусе Христе пророки? Что Он явно будет Богом? Нет. Но они говорят, что «Он в действительности Бог сокровенный; что Его не узнают, будут думать, что это совсем не Он, что Он будет камнем преткновения, о который споткнутся многие и т. д.

Бог, чтобы сделать Мессию узнаваемьм для добрых и неузнаваемым для злых, так и предсказал о Нем устами пророков. Если бы образ явления Мессии был предсказан ясно, то в нем не было бы ничего непонятного даже для злых. Если бы время было предсказано туманно, то была бы неясность даже для добрых; ибо доброта сердца их не подсказала бы им, например, что D означает шестьсот лет. Но время явления было предсказано ясно, способ же . только символически, иносказательно.

Вследствие этого, злые, принимая обещанные блага за материальные, заблуждаются, несмотря на то, что время предсказано ясно; добрые же не заблуждаются, ибо понимание обещанных благ зависит от наклонностей сердца, которое называет благом то, что любит; но понимание обещанного времени совсем не зависит от сердца; таким образом, предсказание, ясное в отношении времени и темное в отношении благ, обманывает только злых.

 

VIII.

Каким должен был быть Мессия, когда ради Него скипетр непрерывно имел оставаться у Иуды, а по Его пришествии имел отойти от Иуды?

Чтобы заставить их видеть, не видя и понимать, не разумея, это было лучшее средство.

Вместо того, чтобы жаловаться на сокровенность Бога, вы должны благодарить Его, что Он так ясно обнаружил Себя, и еще должны быть благодарны Ему, что Он не открыл Себя ни мудрецам, ни высокомерным, недостойным знать столь святого Бога.

IX.

Родословная Иисуса Христа перемешана в Ветхом Завете со столькими другими, не идущими к делу, что выделить ее невозможно. Иное дело, если бы Моисей исчислял только предков Иисуса Христа. Однако, при ближайшем рассмотрении, родословную Иисуса Христа не трудно отличить от других, с ней смешанных, благодаря жизнеописаниям Фамари, Руфи и пр.

Все кажущиеся слабыми стороны приобретают положительную силу в глазах посвященного и верующего. Так, например, обе родословные, у евангелистов Матфея и Луки; . что может быть очевиднее, что они написаны без всякого предварительного уговора.

X.

Пусть же не упрекают нас в недостатке ясности, ибо мы сами признаем, что неясность существует. Но пусть признают истинность нашей религии в самой неясности ее, в силу недостаточного нашего знакомства с нею и нашего равнодушия к ее изучению.

Если бы существовала только одна религия, то Бог был бы слишком явен, как и в том случае, если бы мученики были среди последователей только нашей религии.

Чтобы оставить злых при их заблуждении, Иисус Христос не говорил ни что Он не происходит из Назарета, ни что Он не сын Иосифа.

XI.

Как Иисус Христос жил не узнанным среди людей, так и правда Его пребывает без внешних отличительных признаков среди обыденных истин, так и евхаристия среди обыкновенных хлебов.

Если милосердие Божие, будучи даже прикровенным, наставляет нас на путь спасения, то какого же света должны мы ждать от Него, когда Он вполне обнаружится?

Ничего мы не поймем в делах Божиих, если не поставим себе за правило, что Он желал ослепить одних и просветить других.

 

 

 

 

19