ГоловнаЗворотній зв'язок

Мысли о религии

СТАТЬЯ XX.

Истинное, благотворное познание Бога достижимо только через Иисуса Христа

I.

Удивляюсь смелости, с которой эти лица берутся говорить о Боге с нечестивыми. Первым делом они стараются доказать Божество делами природы.

Я не удивлялся бы такому приему, если бы они говорили к верующим, ибо имеющие живую сердечную веру, конечно, ни на минуту не сомневаются, что все существующее есть дело Бога, которому они поклоняются. Иное дело, когда приходится оживить этот свет в людях, отрешенных от веры и благодати и, несмотря на все усилия своего ума, вместо света, находящих только мрак и пустоту. Говорить таким людям, будто стоит только рассмотреть малейшую из окружающих их вещей, чтобы ясно обнаружить в ней присутствие Бога, и, в доказательство этого великого в важного предмета, описывать, им пути луны и планет и тем считать дело убеждения сделанным, . значит давать им повод думать, что доказательства нашей религии весьма слабы. По убеждению и по опыту, я нахожу, что это, напротив, вернейшее средство породить, в них презрение к религии.

Не так говорит об этом Писание, которому лучше известны дела Божии. Оно, напротив, утверждает, что Бог сокрыт и с тех пор, как природа повреждена. Он оставил людей в ослеплении, от которого исцелиться они могут только чрез Иисуса Христа, и без Него невозможно никакое общение с Богом: Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть (Мф. 11:27).

Вот что ставит нам на вид Писание, многократно повторяющее, что ищущие Бога найдут Его, . но совсем не при помощи дневного света, так как ищущие света среди белого дня, или . воды в море, найдут то и другое; нет, очевидность присутствия Божия в природе не такова. Писание говорит нам в другом месте: истинно Ты Бог сокровенный (Ис. 45:15).

II.

Иисус Христос есть средоточие всего. Кто знает Его, тому ясны причины и значение всех вещей.

Заблуждающиеся заблуждаются только вследствие того, что не видят одной из этих истин. Конечно, можно знать Бога, не сознавая своей немощи, и сознавать свою немощь без Бога, но нельзя познать Иисуса Христа, не зная одновременно и Бога, и своей немощи.

Вот почему я не намерен доказывать здесь доводами естественного разума ни существования Бога, ни св. Троицы, ни бессмертия души, и ничего подобного. Я делаю это не только потому, что чувствовал бы себя недостаточно сильным находить в природе доказательства для убеждения загрубелых безбожников, но потому еще, что без Иисуса Христа это познание бесполезно и бесплодно. Если бы кто-нибудь пришел к убеждению, что отношения чисел суть истины нематериальные, вечные и зависят от первоначальной истины, в которой они существуют и которую называют Бог, я, не счел бы этого человека значительно подвинувшимся на пути к своему спасению.

III.

Замечательная вещь, что ни один из канонических авторов не пользовался природой для доказательства Бога: Давид, Соломон и т. д. . все стремятся возбудить веру в Бога, но

 

никогда вы не встретите у них подобного выражения: пустоты не существует, значит, есть Бог. А эти люди были помудрее тех, которые теперь обязательно прибегают к подобной аргументации.

IV.

Если вы соглашаетесь, что доказывать существование Бога рассмотрением природы значит обнаружить слабость аргумента, то не презирайте Писания; если же, напротив, считаете признаком силы, что оно познало противоречия в природе человека, то за это вы должны уважать Писание.

V.

Ничего нельзя познать, без дел Божиих, если не принять за правило, что Бог хотел ослепить одних и просветить других.

VI.

Метафизические доказательства Бога так запутаны и так далеки от человеческих мыслей, что производят впечатление очень слабое: а если 6ы и принесли пользу некоторым, то разве только в ту минуту, когда эти доказательства у них перед глазами; но час спустя, они уже начинают бояться . не обманулись ли. Quod curiositate cognoverint superbia amiserunt («Найденное ими, при помощи пытливого разума, они утратили вследствие гордости». Вероятно, на память цитировано Паскалем из блаж. Августина. . прим. Э. Гавэ).

(Впрочем, такого рода доказательства могут привести нас только к спекулятивному понятию о Боге, а понимать Его только таким образом не значит понимать Его).

VII.

Бог христиан не есть только Бог геометрических истин и стихийного порядка; таков Бог язычников и эпикурейцев. Это не только Бог, промышляющий о жизни и земных благах людей с целью дать ряд счастливых лет жизни поклоняющимся Ему: то Бог иудеев. Но Бог Авраама, Бог Исаака, Бог Иакова, Бог христиан, есть Бог любви и утешения; это Бог наполняющий верные Ему души и сердца, внедряющий в них ощущение их беспомощности и Своего бесконечного милосердия, соединяющийся с ними в глубине души их, наполняющий ее кротостью, радованием, упованием, любовью, делающий их неспособными стремиться к чему-либо иному, кроме Его Самого.

Бог христиан есть Бог, дающий душе чувствовать, что он ее единственное благо, что весь ее покой в Нем и единственная радость ее в любви к Нему; это Бог, внушающий душе в то же время ненависть к препятствиям, которые ее задерживают в стремлении любить Его всеми силами. Самолюбие и чувственность, составляющие эти препятствия, невыносимы для души, и Бог дает ей чувствовать, что себялюбие глубоко коренится в ней и что Он один может исцелить ее.

(Вот каково познание Бога в христианском смысле. Но чтобы так знать Его, необходимо знать в то же время свою греховность, свое недостоинство и необходимость иметь посредника, чтобы приблизиться к Богу и соединиться с Ним. Никак нельзя обособлять эти два знания, ибо в противном случае они не только бесполезны, но и вредны). Познание Бога без сознания вашей немощи производит гордость. Сознание же нашей немощи без сознания Иисуса Христа ведет к отчаянию. Но познание Иисуса Христа ограждает нас и от гордости и от отчаяния, ибо в Нем мы обретаем, как сознание своей немощности, так и единственный путь к ее уврачеванию.

Мы можем познавать Бога, не зная своего жалкого состояния, или знать последнее, не ведая Бога; или . ведать Бога и нашу немощь, не зная средства избавиться от обуревающих

 

нас зол. Но мы не можем знать Иисуса Христа, не зная одновременно и Бога, и нашей греховной немощи, а вместе и средства против последней; ибо Иисус Христос не есть просто Бог, но Бог, восстановляющий нас из нашей немощи.

Таким образом, все, ищущие Бога помимо Иисуса Христа и останавливающиеся на природе, или не находят никакого света, который бы мог удовлетворить их, или кончают тем, что изобретают средство познавать, Бога и служить Ему без посредника и таким путем доходят или до атеизма, или до деизма, . двух вещей, почти одинаково противных христианской религии.

Следовательно, все наши стремления должны быть направлены к познанию Иисуса Христа, потому что только чрез Него мы можем получить уверенность, что знаем Бога так, как знать Его нам полезно.

Он есть истинный Бог людей, т.е. немощных и грешных. Он есть предмет и средоточие всего: кто не знает Его, не знает ничего ни в порядке мира, ни в се6е самом. Ибо, помимо Иисуса Христа, нам недоступно не только познание Бога, но и самих себя.

Без Иисуса Христа человек предоставлен пороку и своей немощи; с Иисусом же Христом человек освобождается: от того и другого. В нем вся наша добродетель и все наше блаженство; вне Его лишь порок, бедствие, заблуждение, мрак, отчаяние, и, кроме мрака и беспорядка, мы не видим ничего ни в природе Бога, ни в нашей собственной.

 

 

 

 

21