ГоловнаЗворотній зв'язок

Новые маги рынка

Денежные машины

CRT

ТОРГОВАЯ МАШИНА

"О ы, ребята, делаете деньги каждый день», — сказал >> -Оброкер операционного зала биржи Марку Ричи (Mark Ritchie), ссылаясь на CRT (Chicago Research and Trading). В голосе его звучала смесь зависти, отвращения и восхищения. У него на руках была длинная позиция, а рынок как раз ушел против него до нисходящего лими­та, как это бывает во время тех периодических болезнен­ных неудач, которых не может избежать ни один даже самый преуспевающий трейдер. Удивительно, однако, то, что этот расстроенный брокер преувеличивал лишь чуть-чуть. CRT, может быть, каждый день денег и не де­лала, но сводила с прибылью практически каждый ме­сяц, если не каждую неделю. Вдумайтесь в это!

История CRT — одна из самых невероятных в инвес­тиционном мире. Всего пятнадцать лет назад Джо Ричи (брат Марка), основатель и главная движущая сила фир­мы, был настолько беден, что ему пришлось попросить взаймы у брата его дешевый костюм для того, чтобы по­сетить Чикагскую торговую биржу. Сегодня Джо — гла­ва трейдинговой компании, в которой работают 800 слу­жащих, включая первичного дилера государственных ценных бумаг, и которая, по оценке, принесла торговой прибыли почти на один миллиард долларов. Суммар­ный торговый оборот фирмы за время ее существова-

CRT. ТОРГОВАЯ МАШИНА__________________________________________ 417

ния, по оценке Джо Ричи (Joe Ritchie), составил более 10 триллионов долларов (именно триллионов, т. е. цифр, используемых для описания суммарного государствен­ного долга США — речь здесь идет о действительно больших числах).

CRT не достигает каких-то отдельных сверхвысоких выигрышей. Она занимается извлечением скромной при­были из множества возможностей, постоянно возникаю­щих из-за незначительной неэффективности рынка. Мо­жет быть, опционы на одной бирже оценены чуть выше, чем эквивалентные опционы на другой бирже? Если так, CRT использует свои передовые возможности получения информации и исполнения ордеров для покупки дешево­го опциона и продажи дорогого. Может быть, опционы на данном рынке имеют лучший профиль риска/возна­граждения, чем базовый рынок? Или наоборот? Если су­ществует такое расхождение, CRT продает одну позицию и покупает другую. Существуют в буквальном смысле сотни, если не тысячи вариаций на эту тему.

CRT постоянно отслеживает приблизительно 75 раз­личных рынков, торгуемых на 19 биржах мира, ис­пользуя изощренные торговые модели, молниеносно сообщающие о том, какие финансовые инструменты от­носительно недооценены, а какие переоценены. Другие модели постоянно оценивают чистый риск всех позиций фирмы, ставя своей целью снижение общего риска на­столько, чтобы максимально возможно приблизить его к нулю. Используя эти небольшие возможности полу­чения прибыли и сводя чистый риск к минимуму, CRT ближе, чем какая-либо другая фирма, приблизилась к статусу успешной торговой машины.

Как же работает CRT? Компьютерная модель ежеднев­но рассчитывает оптимальные цены покупки и продажи по каждому опционному контракту для каждого рынка. Брокеры операционного зала получают таблицы с вы­численными ценами и затем имеют право заключать сделки по этим ценам. Методика вычислений учитыва-

418__________________________________________ ДЕНЕЖНЫЕ МАШИНЫ

ет не только принципы ценообразования опционных контрактов, но также и то, как опцион соотносится с об­щей позицией фирмы. Например, если покупка данно­го опциона помогает приблизить чистый риск фирмьд к нулю, то указанная цена покупки для этого опциона мо­жет быть смещена вверх по сравнению с теоретической справедливой ценой.

Трейдерам операционного зала помогает группа трейдеров, сидящих в офисе этажом выше. Эта группа использует компьютерные модели для того, чтобы сле­дить за влиянием на стоимость опционов колебаний цен и постоянно изменяющего портфеля фирмы. Офисные трейдеры передают трейдерам операционного зала пос­тоянный поток обновленной информации. Во время особенно волатильных торговых сессий курьеры могут передавать трейдерам операционного зала обновленные результаты вычислений до двадцати раз в день.

Когда трейдер операционного зала проводит опцион­ную сделку, он немедленно компенсирует вновь откры­тую позицию эквивалентной противоположной сделкой на соответствующем базовом рынке. Например, если трейдер продает колл-опционы по казначейским обли­гациям, он купит на эквивалентную сумму фьючерсы на казначейские облигации чтобы сбалансировать по­зицию. Это хеджирование осуществляется мгновенно. Как только трейдер операционного зала регистрирует опционную сделку, он подает сигнал арбитражному клерку, стоящему на верхней ступеньке ямы фьючерсов облигаций, находящейся в пятнадцати метрах. В тече­ние одной-двух секунд трейдер фьючерсами размещает компенсирующий ордер, и сделка готова.

Этот первоначальный хедж, размещаемый на базо­вом рынке, практически сводит на нет любой сколько-нибудь значительный краткосрочный риск по данной позиции. Однако если цены на рынке существенно из­менятся, позиция станет несбалансированной. Как толь­ко первоначальная сделка и компенсирующий ее хедж

CRT. ТОРГОВАЯ МАШИНА__________________________________________ 419

регистрируются, ответственность за управление пози­цией передается наверх менеджеру, управляющему по­зициями. Задача этого менеджера состоит в том, чтобы предельно уменьшать риск постоянно меняющегося портфеля фирмы. CRT настолько строго относится к уп­равлению риском, что даже имеет запасную группу уп­равления риском. Эта запасная группа служит гарантией того, что фирма всегда будет готова справиться даже с самыми чрезвычайными торговыми событиями (таки­ми, например, как крах фондового рынка в октябре 1987 года или огромные движения цен, вызванные началом войны в Персидском заливе).

Сложность отслеживания позиций, размещаемых со­тнями трейдеров, переоценки тысяч взаимоотношений между разнообразными рыночными инструментами, торгуемыми в самых разных частях света, и ежеминут­ного контроля за суммарным риском портфеля требует колоссальной компьютерной поддержки. В CRT почти целый этаж здания фирмы отведен под компьютеры, есть специальные отделы по разработке нового про­граммного обеспечения. Фирма имеет даже собственное подразделение по ремонту компьютерной техники.

Компьютерные программы CRT в высшей степени сложны. Прилагаются все усилия, чтобы перевести дан­ные в графическую форму отображения, так как чело­веческий ум воспринимает информацию значительно легче, если она подается в визуальной форме. Новое поколение программного обеспечения CRT, которое на­ходилось в завершающей стадии разработки, когда я по­сетил эту компанию, предлагает объемные образы. Эти компьютерные образы позволят трейдерам в реальном времени видеть позицию фирмы по опционному рынку, показывая на одной картине и диапазон цен исполнения, и диапазон дат истечения, причем для представления от­дельных позиций используются различные цвета.

Если оставить всю эту высокую технологию в сторо­не и спросить любого человека в CRT об источнике успе-

420___________________________________________________ ДЕНЕЖНЫЕ МАШИНЫ

ха фирмы, все будут говорить вам, что ключом является командная работа. Это может показаться несколько сен­тиментальным, но это, очевидно, абсолютно необходи­мый элемент философии CRT. Либо вы принимаете эту философию, либо вы находитесь не на своем месте. Эго­центричным независимым трейдерам, вне зависимости от того, насколько они талантливы, лучше сюда за рабо­той не обращаться.

Вот как один бывший трейдер CRT в операционном зале (который теперь занимается другой работой) опи­сывает преимущества командного подхода CRT в срав­нении с ситуацией, существующей в большинстве дру­гих фирм.

«Если вы уверены, что ваш начальник не будет вас ни в чем винить, жизнь становится гораздо легче. Работая в операционном зале, я часто видел крикливые стычки между людьми, пытающимися спихнуть ответствен­ность друг на друга. Брокер винит во всем клерка, клерк винит человека на другом конце телефонного провода, а тот, в свою очередь, обвиняет во всем клиента. Такого со мной не случалось никогда. Когда ко мне попадал ордер на пятьсот лотов, я знал, что сразу же могу сам принять ре­шение исполнить его, в то время как многие другие трей­деры фирм-конкурентов должны были сначала позвонить в офис и получить разрешение на любую сделку, объем ко­торой превышал пятьдесят лотов».

Вот слова другого трейдера CRT:

«У наших конкурентов есть трейдеры, которые в день истечения в качестве поощрения вручают клерку 100-долларовую купюру. Мне не нужно скармливать клерку 100 долларов. Я даю ему понять, что верю в него, и что компания его ценит. И если я внушу ему эти чувства, мой клерк обслужит меня лучше, чем другого брокера обслу­жит его клерк, получивший 100 долларов».

Философия командной работы распространяется также на компенсацию. Вот как описывает это один из служащих компании: «Джо по-настоящему хочет де-

CRT. ТОРГОВАЯ МАШИНА__________________________________________ 421

литься прибылью. Вместо того чтобы измышлять, как постараться не доплатить людям так, чтобы это сошло ему с рук, он больше беспокоится о том, как справедли­вее разделить прибыль».

В качестве предварительного знакомства с CRT Марк Ричи провел меня через главный торговый зал. Рабочие места казались очень привлекательными и удобными. Однако что-то было не так. Я вспомнил детские голово­ломки с надписью «Что неправильно на этой картинке?» Когда мы проходили мимо секретарей, Марку сказали, что его просят к телефону. Пока он разговаривал по те­лефону, до меня, наконец, дошло, что же было не так. В торговом зале было тихо! Я хочу сказать, что можно было подумать, будто мы находимся в большой юриди­ческой фирме. Здесь совершенно не было криков, беспо­рядка, суеты, волнения, стресса, радости, сквернословия и других самых разнообразных шумов и эмоций, кото­рыми обычно полон каждый торговый зал.

Помимо исключительной тишины, в которой плани­руются, отслеживаются и исполняются сделки, CRT не похожа на другие фирмы и во многих других отноше­ниях. Здесь нет костюмов и галстуков, если, конечно, вы сами не хотите носить такую одежду. В основном преоб­ладают джинсы и спортивные рубашки. В центре торго­вого зала расположен небольшой кафетерий, в котором могут питаться все сотрудники — а еда здесь домашнего приготовления, не то, что обычный ассортимент кафе. Здесь же, в торговом зале, есть зона отдыха. Опять же, очень не похоже на типичную трейдинговую фирму.

Следующие две главы содержат интервью с дву­мя из четырех основателей CRT: Марком Ричи и Джо Ричи. Марк фактически отошел от CRT много лет на­зад, предпочитая торговать на свой собственный счет, не обремененный дополнительными управленческими обязанностями. Однако участие Джо в работе CRT ос­тается значительным. Он по-прежнему является глав­ной творческой и руководящей силой фирмы, хотя его

422___________________________________________________ ДЕНЕЖНЫЕ МАШИНЫ

обязанности по повседневному управлению были пере­даны команде старших менеджеров. Хотя Марк больше не занимается делами CRT активно, его интервью идет первым, в соответствии с порядком, в котором были за­писаны эти беседы.

МАРКРИЧИ

БОГ НА БИРЖЕ

П

одзаголовок этой главы взят из автобиографии Марка Ричи, представляющей собой весьма не­обычную смесь духовных откровений, экзотического опыта и торговых историй. Это, конечно, не означает, что Ричи думает, будто он обладает каким-то божест­венным торговым мастерством. Напротив, заглавие это раскрывает убеждение Ричи в том, что Господь всегда присутствует в его жизни.

Трудно представить себе образование, более далекое от торговли — Марк Ричи учился в духовной семинарии (нет, молиться о торговой прибыли совершенно беспо­лезно). Во время учебы он едва сводил концы с концами, берясь за самую разнообразную подработку, такую как ра­бота тюремным надзирателем (в ночную смену) и водите­лем грузовика. В те дни он был так беден, что когда водил грузовик, иной раз не мог даже позволить себе заполнить бак. Марк сразу же пристрастился к торговле, когда вместе с братом Джо посетил Чикагскую торговую биржу.

Марк провел большую часть своей торговой карьеры в операционном зале Чикагской торговой биржи, специ­ализируясь на торговле соей (подробнее об этом в ин­тервью). Хотя в роли трейдера операционного зала ему всегда сопутствовал успех, примерно пять лет назад он решил попробовать торговать из офиса.

424___________________________________________________ ДЕНЕЖНЫЕ МАШИНЫ

Поняв, что такая торговля совершенно отличается от той торговли, к которой он привык, Марк Ричи посвя­тил себя изучению всевозможных торговых стратегий. В первый год пришлось довольно тяжело, потому что неопытность завела его в целый ряд тупиков. Несмот­ря на эти первоначальные трудности, торговля вне зала оказалась для него чрезвычайно успешной. Его торго­вый счет, начатый в 1987 году с 1 миллиона долларов, в течение последующих четырех лет регистрировал сред­негодовую прибыль в 50%.

Интересы Ричи простираются значительно дальше мира торговли. В последние годы он активно участву­ет в филантропической деятельности с целью оказания помощи примитивному племени, живущему в бассейне Амазонки. Его участие не ограничивается только лишь денежными пожертвованиями. Он также несколько раз подолгу жил среди людей этого племени. Ричи недавно завершил рукопись под названием «Жертва иллюзии» (Victim of Delusion), в которую вошел ряд рассказов, опи­сывающих жизнь с точки зрения индейцев.

Мой первый контакт с Марком Ричи состоялся, ког­да он прислал мне свою книгу «Бог на бирже» (God in the Pits) с дарственной надписью, в которой содержался приятный отзыв о моей первой книге. Я ответил пись­мом, и так завязалась наша переписка. Однако катали­затором для нашей первой встречи послужила моя ра­бота над данной книгой интервью. Я нашел Марка Ричи очень приятным, скромным и искренним человеком. Интервью были проведены в течение нескольких встреч в офисе CRT.

— Думаю, вы идеально подходите, чтобы адресо­вать вам этот вопрос, ибо в жизни своей вы совмести­ли биржевую торговлю (значительная часть которой прошла в операционном зале биржи) с явно глубоким чувством этики. В последние время об этике брокеров операционных залов бирж писалось и говорилось не-

МАРК РИЧИ. БОГ НА БИРЖЕ________________________________________ 425

мало, особенно в связи с недавним проведением ФБР секретной операции на Чикагской фьючерсной бирже. О чем здесь идет речь? О небольших чужеродных эле­ментах, которые существуют в любой отрасли, или же искушение большими денежными суммами привело к более серьезной проблеме бесчестности? Не будем, ра­зумеется, называть никакие имена.

— Если бы я и упомянул какие-то имена, я знаю, что вы не стали бы их публиковать. Да и как бы вы могли это сделать? (Смеется.) Нелегкое вы устроили мне начало...

Ситуация радикально меняется от рынка к рынку. Каждый рынок практически представляет собой само­стоятельную культуру. Рынок имеет свою собственную индивидуальность. Когда-то я проводил 90% своего вре­мени на бирже, торгуя соевой мукой, и трейдеры там — одни из милейших и честнейших людей, которых я знал в своей жизни. В некотором смысле вы должны быть ужасно честным, чтобы работать в этом бизнесе, где ог­ромные сделки проводятся по кивку головой. При всем этом, однако, существуют гигантские возможности для обмана. Однако не думаю, что в этом бизнесе происхо­дит больше обмана, чем, скажем, среди водопроводчи­ков или юристов.

—  Вот это реклама! Она напоминает мне вывеску, которую я увидел как-то в одном сельском магазине. На ней стояли простые слова: «Честный юрист».

—  (Со смехом.) Должно быть, они сделали всего одну, да и ту до сих пор продают. Место жуликам найдется в любой отрасли. Вспомните о наших шутках в адрес бес­ честных политиков. Думаю, что в нашем бизнесе, веро­ ятно, такая же доля бесчестных людей, как и в любом другом. Разница, однако, в том, как вознаграждается бесчестное поведение. На биржах есть люди, которые исполняют ордера бесплатно, просто ради возможнос­ ти провернуть побольше сделок. Мне говорили, что есть брокеры, которые даже платят за исполнение ордеров.

426___________________________________________________ ДЕНЕЖНЫЕ МАШИНЫ

Брокер, рассказавший мне об этом, сказал, что конф­ликт интересов между торговлей на свой собственный счет и исполнением ордеров клиентов настолько велик, что он смог спать по ночам спокойно только после того, как вообще отказался принимать какие-либо клиент­ские ордера.

—  Что вы думаете о подставной операции ФБР? Действительно ли она вскрыла реальную проблему, или дело было слишком раздуто?

— Думаю, что все честные люди в этом бизнесе были благодарны за то, что что-то, наконец, было сделано. На протяжении многих лет я говорил, что если мы сами не очистим наш бизнес, кто-то сделает это за нас, и резуль­ тат нам не понравится. Вместо скальпеля они, вероятно, используют бензопилу.

—  Давайте сменим тему. Какой, по вашей оценке, процент людей, приходящих в операционный зал биржи сделать состояние, действительно добивается успеха?

— Ну, не знаю. Могу только попробовать угадать. Скажем, примерно у 10% дела идут хорошо, а у 1% — очень хорошо. Но это лишь грубая оценка. Я готов со­ гласиться с любыми другими процентами.

— Это относительно невысокая доля успеха. Что, по вашему мнению, является главной причиной того, что многие люди терпят неудачу?

—  Многие из людей, занимающихся этим бизне­ сом и подающих себя как преуспевающих деятелей, на самом деле неудачники. Я конкретно знаю одного человека, который по сей день пишет статьи в финан­ совые издания и часто цитируется в прессе. Однако он практически ничего не понимает в успешной торговле. Как-то раз я держал позицию по волатильному спрэду процентных ставок. Сделка шла против меня, и я вол-

МАРК РИЧИ. БОГ НА БИРЖЕ________________________________________ «7

новался за эту позицию. Так вот, этот самый трейдер держал такую же позицию и, похоже, ужасно беспоко­ился. «Как вы думаете, моя позиция не слишком вели­ка?» — спросил он меня. Я спросил у него, каков раз­мер его счета и сколько контрактов он купил. «У меня на счету 25 тыс. долларов, — сказал он, — и я не могу позволить себе потерять их, а на руках у меня позиция в пятьдесят контрактов». Я разинул рот от удивления. У меня на счету был примерно миллион долларов, а позиция была лишь вдвое больше, чем у него. Но и в этой ситуации я не находил себе покоя. «Слишком велика? Правильнее было бы сказать, что ваша пози­ция катастрофически велика», — ответил я. Тогда он закрывает половину своей позиции и говорит: «Но те­перь-то у меня все в порядке?» «Нет, у вас не все в по­рядке, — сказал я. — Вы еще даже не начали исправлять ситуацию». Говорить с таким человеком бесполезно. Я, помнится, сказал людям, исполнявшим его ордера, что он — ходячая бомба с часовым механизмом.

—  В конце концов, он, вероятно, вылетел в трубу?

— Совершенно верно, и остался должен клиринговой фирме огромную сумму, которую ему пришлось потом отрабатывать.

—  Как вы определяете, что позиция стала слишком велика?

— Когда я замечаю, что продолжаю вечером перед сном думать о позиции. В таких случаях я начинаю лик­ видацию на следующее утро. Возможно, не стоило этого говорить, потому что меня могут неправильно понять. Как вы знаете, человек я верующий. Если я вижу, что начинаю молиться об успехе позиции, я ликвидирую ее немедленно. Это верный признак катастрофы. Бог — не рыночный манипулятор. Я знал как-то одного трейде­ ра, который так думал. Он разорился — я имею в виду трейдера.

428___________________________________________________ ДЕНЕЖНЫЕ МАШИНЫ

Полагаю, что нежелание открывать чрезмерные позиции или медлить с фиксацией убытков является одним из ингредиентов вашего успеха как трейдера.

— Совершенно верно. Величина убытков и прибылей является исключительно вопросом размера позиции. Контроль за размером позиции неотделим от успеха. Из всех качеств, необходимых для успешного ведения тор­ говли, этот фактор является наиболее недооцененным.

Упомянув размер позиции, вы также неизбежно затра­гиваете тему жадности. Почему трейдер, о котором я толь­ко что рассказал, держал огромную позицию, опираясь лишь на 25 тыс. долларов, которые он не мог позволить себе потерять? Я не хотел бы судить поверхностно. Чтобы найти ответы на эти вопросы, человек должен заглянуть внутрь себя. Но я считаю, что было бы глупо недооцени­вать такой человеческий порок, как жадность. Преуспева­ющий трейдер должен уметь сдерживать свою жадность. Если вы слишком радуетесь прибыли и впадаете в уныние от убытков, ваше место в Лас-Вегасе, а не на рынках.

— Какие другие качества, по вашему мнению, важ­ ны для преуспевания в роли трейдера?

—  Вы должны уметь ясно мыслить и решительно действовать на паническом рынке. Рынки, срывающие­ ся с цепи, и есть те, которые представляют наилучшие возможности. Традиционно, когда рынок сходит с ума, даже трейдеры-ветераны стремятся оставаться в сторо­ не. Это и есть ваша возможность сделать деньги. Посло­ вица гласит: «Если вы можете сохранить рассудок, когда другие теряют голову, вы сможете сделать состояние».

— Я слышал другой вариант этой пословицы: «Если вы можете сохранить рассудок, когда другие теряют го­ лову, значит, вы еще не знаете тех новостей, которые известны другим».

—  (Смеется.) Верно. Есть такой риск. Может быть, вы прозевали важную новость. Но чаще всего такие си-

МАРК РИНИ. БОГ НА БИРЖЕ________________________________________ 429

туации дают вам шанс заработать. Представьте, напри­мер, что контракт продается значительно дешевле его справедливой стоимости. Было бы правильным немед­ленно купить его. Но обычно мы теряем возможности в этом бизнесе, говоря: «Это слишком хорошо, чтобы быть правдой», — и ничего не делаем. Слишком часто мы думаем, что все остальные знают что-то, чего мы не знаем. Это серьезная ошибка.

Сколько раз вы слышали, как кто-нибудь отклады­вал идею, которая вам очень нравилась, говоря: «Если это такая хорошая идея, почему тогда никто больше ею не занимается?» Это боевой клич посредственности. За­думайтесь об этом на минуту. Любая инвестиционная возможность, которую разрабатывают все остальные, является по определению плохой идеей. Я всегда реко­мендовал бы делать что-то прямо противоположное. Причина, по которой на рынках возникает неправильное ценообразование, заключается в том, что все поступают неправильно. Хороший трейдер всегда придерживается своих собственных идей и закрывает свои уши, чтобы не слышать воплей толпы, кричащей: «Почему этого не делают все остальные?» Он поведет сделку против толпы на том уровне риска, который может себе позволить, а затем выйдет из рынка, если окажется неправ.

Нужно иметь мужество, чтобы двигаться против толпы, самому принимать решение по своей позиции и исполнять его. Я понял это по-настоящему на собс­твенном опыте, когда брал уроки полетов на самолете. Теорию я усвоил, но опыт имел очень небольшой. Я заходил на свою то ли вторую, то ли третью посадку. Когда до земли оставалось всего метров десять, поры­вы ветра над полем стали бросать самолет из стороны в сторону. Я с большим трудом справился с самолетом, совершив, вероятно, худшую посадку в истории ави­ации. Когда я, наконец, остановил машину, то издал неловкий смешок от осознания того, насколько ужас­ной была моя посадка, думая, что же скажет по этому

430___________________________________________________ ДЕНЕЖНЫЕ МАШИНЫ

поводу инструктор. «Что ж, это было весьма впечатля­юще», — сказал он. Я рассмеялся, немного расслабив­шись, и спросил: «А что было такого впечатляющего? Я думал, посадка была ужасной». Он ответил: «Мне никогда не доводилось видеть, чтобы такое сделал но­вичок. Любой другой новичок на вашем месте снял бы руки со штурвала, отказался от управления и предоста­вил мне сажать самолет. А вы не бросили и выполняли программу до конца, пока посадка не была завершена». Он остановился на момент и добавил: «Но вы правы, посадка была ужасной. Просто ужасной». Позднее я все это обдумал и понял, что это и есть та черта, которую необходимо иметь, чтобы торговать.

—  Ив чем же состоит эта черта?

—  В способности претворять свои идеи в жизнь, не­ смотря на неблагоприятные условия. На рынке вы всег­ да работаете в неблагоприятных условиях.

—  Таким образом, необходимым элементом харак­ тера преуспевающего трейдера является умение ду­ мать ясно и сохранять мужество, когда остальные пре­ даются панике?

—  Жизненно необходимым.

—  Является ли такое умение врожденным? Пола­ гаю, что оно у вас либо есть, либо его нет. Вы не мо­ жете просто научиться вести себя таким образом, не правда ли?

—  Не думаю, что качество это — врожденное. Вы можете подготовиться к ситуации, составив план игры. Был у меня когда-то тренер, который, когда я выходил на площадку, кричал, бывало: «Есть идея? Что собира­ ешься делать?» Инвестирование во многом то же самое. Вы должны знать, что собираетесь делать, когда рынок пойдет против вас. Вообще говоря, человеку свойствен­ но колебаться.

МАРК РИЧИ. БОГ НА БИРЖЕ                                                                    431

—  Что вы делаете для такой подготовки?

— Я выполняю некий умственный процесс. Я решаю, что буду делать, когда произойдет событие X, Y, Z. Если X, Y или Z застигают вас врасплох, вы становитесь час­ тью толпы.

—  Ваша книга «Бог на бирже» носила исключитель­ но личный характер. Вы никогда не жалели о том, что проявили на ее страницах такую откровенность?

— Помню, один рецензент назвал мою книгу «пос­ тыдно личной». Конечно, я немного пожалел о том, что так выставил себя напоказ. В течение первых нескольких месяцев после выхода книги в свет я с трудом мог смот­ реть другим людям в глаза, если они говорили, что чита­ ли ее, потому что думал, что они знают обо мне больше, чем нужно.

—  Означает ли это, что вы изменили свое мнение? Сделали бы вы то же самое еще раз?

— Да, сделал бы. Я надеялся, что моя книга заставит людей пристально и честно взглянуть на себя — на их отношения с другими людьми и их отношения с Бо­ гом. Как я мог ожидать, что люди честно попытаются ответить на эти вопросы, если сам не был готов сделать то же самое? Я уверен, что, прочитав эту книгу, многие люди испытывали, вероятно, чувство разочарования, встречаясь со мной, потому что при личном общении я не могу быть таким честным, каким попытался пред­ стать в книге.

 

—    Как вы впервые оказались вовлечены в этот бизнес?

—   В начале 1970-х годов мой брат Джо работал в Лос-Анджелесе у одного дилера, занимавшегося сереб­ ряными монетами. Он приехал в Чикаго, чтобы изучить возможность извлечения арбитражной прибыли между чикагским и нью-йоркским рынками серебра.

432___________________________________________________ ДЕНЕЖНЫЕ МАШИНЫ

(Серебро торгуется и в Нью-Йорке, и в Чикаго. Те­оретически цена в обоих местах должна быть одина­ковой. Однако время от времени большие колебания спроса и предложения на одном из этих рынков могут приводить к временному расхождению цен. Арбитра-жеры стремятся зарабатывать на этом расхождении, покупая серебро на более дешевом рынке и одновре­менно продавая такое же количество на более дорогом рынке. Благодаря деятельности арбитражеров, цены на обоих рынках никогда не расходятся слишком далеко. В принципе, арбитражеры стараются снимать неболь­шую, практически лишенную риска прибыль, действуя очень быстро, чтобы успеть воспользоваться неэффек­тивностью рынка.)

Джо попросил меня составить ему компанию во вре­мя посещения Чикагской торговой биржи. Кроме того, ему нужно было занять костюм. В то время у меня было два костюма. Один был довольно поношенный, а дру­гой мне удалось купить на распродаже за 60 долларов. Поскольку говорить предстояло Джо, я отдал ему свой хороший костюм.

Прибыв на биржу, мы поинтересовались в офисе президента о возможности приобретения членских и торговых прав. Увидев нас, один из распорядителей бир­жи медленно и пристально обвел нас взглядом и сказал: «Вы, ребята, не туда попали».

—  И что, на этом разговор закончился?

— Нет, но вся беседа была очень напряженной, чего, впрочем, после такого вступительного замечания впол­ не можно было ожидать. Джо осведомился у него о воз­ можности получения членства, и представитель биржи просто не мог стереть самодовольную ухмылку со свое­ го лица. «Вам известны финансовые требования к члену клиринговой палаты?» — высокомерно спросил он.

—  А вы знали их?

МАРК РИЧИ. БОГ НА БИРЖЕ________________________________________ 433

—  Нет, конечно, нет. (Смеется.) Мы не имели ни малейшего представления! Мы и близко не могли себе представить. Весь разговор был какой-то несерьезный, и я был рад, что говорил не я, а Джо.

После такого неблагоприятного начала мы пробра­лись на галерею для посетителей. До меня доходили слухи о том, что операционный зал биржи представляет собой совершенно дикое место. Мы постояли и посмот­рели немного. Хотя все там бегали и было много шума, картина не казалась такой дикой или волнующей, как мы ожидали. Вдруг мы услышали специфический оглу­шительный гонг, и зал взорвался, превратившись в чис­тое столпотворение. Очевидно, сначала мы наблюдали рынок накануне открытия. А теперь началась особенно напряженная торговая сессия. Толпа в ямах волнами пе­ремещалась снизу вверх и сверху вниз. Рты у нас откры­лись от удивления. В тот-то момент мы с Джо и решили, что это место — как раз для нас. Все это выглядело как настоящий аттракцион.

Была ли у вас в то время другая работа?

— Собственно говоря, я посещал семинарию, изучая там философию религий. А в ночную смену, с полуночи до восьми утра, я работал в местной тюрьме надзирате­ лем. Мне почти удавалось покрывать аренду жилья и стоимость обучения.

А вы окончили семинарию?

— Да, после того, как занялся бизнесом. Мне потре­ бовалось семь лет, чтобы завершить образование и по­ лучить диплом.

Вы планировали как-то использовать свое рели­ гиозное образование?

— Я не собирался стать священником, хотя возмож­ ность такая была. Я пошел в семинарию главным об­ разом для того, чтобы получить ответы на некоторые

434___________________________________________________ ДЕНЕЖНЫЕ МАШИНЫ

личные духовные вопросы, которые меня беспокоили. Каких-то конкретных планов у меня не было.

—  У вас не было конкретных планов относительно того, как зарабатывать себе на жизнь?

—  Нет, для этого я был слишком идеалистичен. Дело было в конце 1960-х и начале 1970-х годов. Тогда мы ду­ мали, что если вести себя правильно, то все остальное получится само собой. Помните, это была позиция, ко­ торую общество считало такой наивной.

—  Как вы впервые попали в операционный зал биржи?

—  Примерно через шесть месяцев после нашего по­ сещения биржи компания Джо дала ему денег, чтобы он мог начать работать в операционном зале биржи, занимаясь арбитражем серебра. Еще через несколько месяцев я получил работу от той же компании в виде должности дежурного на телефоне в операционном зале. На этой работе я пробыл более года. Затем вола- тильность на рынке серебра резко упала по сравнению с лихорадочными уровнями периода 1973-74 годов, и возможности для арбитража истощились. Вернее, воз­ можности еще были, но стали слишком малы для того, чтобы оправдать существование предприятия, которое платило клиринговые сборы. Так или иначе, компания меня уволила.

—  Попытались ли вы остаться в этом бизнесе?

—  Я нашел работу в компании, которая продавала публике опционы на фьючерсы.

—  Поправьте меня, если я не прав, но насколько я помню, дело происходило задолго до появления тор­ говли опционами на биржах, и компании, продавав­ шие опционы в то время, брали с публики невероятно большие премии («премия» — это цена опциона).

МАРК РИЧИ. БОГ НА БИРЖЕ________________________________________ 435

—  Непомерные цены. Грабительские уровни. Нацен­ ка у них составляла приблизительно 100%. Они покупа­ ли опцион по 2 тыс. долларов и продавали по 4 тыс.

—  У вас не было мысли отказаться от этой работы, зная о том, что там происходит?

—  Я не имел ни малейшего представления о том, что там происходит.

—  Вам предложили работу?

-Да.

—  Что произошло потом?

—  Я проработал там примерно день и понял, что все это предприятие было по существу занято навязывани­ ем продаж. У них были списки возможных инвесторов, и они обзванивали этих людей, стараясь убедить их ку­ пить опционы.

—  Иными словами, эта контора вела не совсем чес­ тный бизнес?

—  Совершенно верно. (Смеется.) Я попал в так на­ зываемую «бойлерную» (см. словарь в конце книги). Мне пришлось познакомиться с теневой стороной это­ го бизнеса.

После приема на работу меня направили на подго­товку, целью которой было обучение нас продаже оп­ционов. Поскольку в то время в США опционами еще не торговали, опционы покупались в Лондоне и затем продавались публике с высокой наценкой. Для нас были написаны сценарии, объяснявшие, как продавать. На­пример, вы звонили кому-нибудь и говорили: «Здравс­твуйте, мистер такой-то! Как нам известно, вы является преуспевающим инвестором, и поэтому мы выбрали ваше имя. Вы, очевидно, человек умный и сможете оце­нить предлагаемую вам возможность». Таким вот обра­зом нужно было обрабатывать человека.

436___________________________________________________ ДЕНЕЖНЫЕ МАШИНЫ

Поскольку у меня менталитет трейдера, я стал ду­мать, что если собираюсь продавать кому-то что-то, то должен знать историю фирмы.

— Вы спросили об этом инструктора?

—  Конечно. Он ответил: «Мы делаем деньги для наших клиентов». Тогда я спросил его: «Сколько? Что именно я должен говорить людям, которым звоню? На прибыль какого размера они могут рассчитывать?» Он уставился на меня, как если бы я задал какой-то непри­ стойный вопрос, и с подозрительным видом сказал: «А зачем тебе вообще все это знать?»

—   Иными словами, его позицией было: да какая разница?

—  Конечно, именно такой позиции он и придер­ живался. «Твоя цель подписать того парня,» — ска­ зал он.

—   Ну и что же вы были должны говорить людям, когда они спрашивали вас о том, сколько смогут зара­ ботать на своей инвестиции?

—  Ну, что-то вроде: «Вы заработаете кучу денег! Ваша ставка удвоится!». Иногда клиентам предлагались скидки, в которых опцион стоимостью 4 тыс. долларов продавался за 3 тыс. Подозреваю, что это были все те же опционы, купленные фирмой по 2 тыс. долларов, но ко­ торые уже приближались к истечению и вот-вот должны были обесцениться. Владельцы фирмы просто хотели от них избавиться. Поэтому они обзванивали всех своих людей и говорили им, что по данному опциону есть спе­ циальное предложение.

— Как вы должны были отвечать на вопрос п

 

16