ГоловнаЗворотній зв'язок

Новые маги рынка

Перспективы торговли

НЕСЧАСТНЫЕ СЛУЧАИ В ТОРГОВЛЕ

В

ыступая с серией лекций после завершения Market Wizards, предшественницы этой книги, я часто стал­кивался с рядом повторяющихся вопросов. Одним из нередко встречавшихся вопросов был такой: «Улучши­лась ли значительно ваша собственная торговля после того, как вы закончили интервьюировать лучших в мире трейдеров?» И хотя я действительно имел возможность значительно улучшить свою торговлю, ответ мой был несколько обескураживающим. «Ну, — отвечал я, — не знаю. Видите ли, сейчас я не торгую».

Хотя для автора книги Market Wizards отсутствие торговли может показаться несколько еретическим, для моего бездействия была вполне разумная причина. Од­ним из главных правил торговли является (или должно быть): не торгуйте, когда вы не можете позволить себе проиграть. Лучший способ наверняка обеспечить себе проигрыш — это торговать на деньги, которые не мо­жете позволить себе потерять. Если ваш торговый ка­питал слишком важен для вас, вы обречены на целый ряд фатальных ошибок. Вы неизбежно пропустите ряд наилучших торговых возможностей, потому что часто они бывают самыми рискованными. Вы будете преждев­ременно закрывать замечательные позиции при первом же признаке обратного движения цены и после этого видеть, как рынок идет в предсказанном вами направ­лении. Вы будете слишком рано фиксировать прибыль,

НЕСЧАСТНЫЕ СЛУЧАИ В ТОРГОВЛЕ

потому что будете бояться, что рынок отнимет ее у вас. Парадоксально, но чрезмерная озабоченность возмож­ностью потерять деньги может даже заставить вас де­ржаться за проигрышные сделки, ибо страх порождает нерешительность — так же, как олень замирает в лучах фар автомобиля. Короче говоря, торговля на «последние деньги» приведет к целому ряду отрицательных эмоций, которые ухудшат процесс принятия решений и в конеч­ном счете гарантируют провал.

Завершение книги Market Wizards совпало со строи­тельством моего дома. Возможно, где-то за пределами нашей великой страны можно найти человека, который действительно построил дом за те деньги, на которые он первоначально рассчитывал. Но я в этом сомневаюсь. За­нимаясь финансированием строительства дома, вы заме­чаете, что все время повторяете казалось бы безобидную фразу: «О, это всего лишь еще 2000 долларов». Но эти 2000 долларов все добавляются и добавляются, не говоря уже о более крупных суммах. Одним из выбранных нами излишеств был крытый плавательный бассейн, и, чтобы расплатиться за него, я ликвидировал свой фьючерсный счет — в самом прямом смысле этого слова. Моим самым искренним намерением было не возобновлять торговлю до тех пор, пока я не почувствую, что у меня есть доста­точный рисковый капитал, а бесконечный поток улучше­ний дома отодвигал эту дату все дальше и дальше в буду­щее. Кроме того, на мне висело довольно изматывающее дело — занятие серьезной ежедневной работой и одно­временное написание книги. Торговля требует энергии, а я чувствовал, что мне нужно время, чтобы восстанавли­ваться без каких-либо дополнительных нагрузок. Короче говоря, торговать я не хотел.

Такова была ситуация, когда однажды, просматривая после обеда графики, я пришел к твердому убеждению, что британский фунт вот-вот обрушится. В предыду­щие две недели фунт двигался прямо вниз без малейше­го намека на техническое восстановление. После этого

И__________________________________________________ ПЕРСПЕКТИВЫ ТОРГОВЛИ

резкого падения на прошлой неделе на графике фунта образовалась узкая боковая фигура. По своему опыту я знаю, что появление такой фигуры часто приводит к последующему снижению цены. Рынки часто делают то, что противоречит планам большинства трейдеров. В данной ситуации многие трейдеры, имевшие длинные позиции, поняли, что они были неправы, и согласились на ликвидацию плохой позиции — не сразу, конечно, но на первом же отскоке. Другие трейдеры, ждавшие, чтобы открыть короткую позицию, поняли, что поезд, возможно, ушел без них. Они также ждали любого не­значительного восстановления как возможности про­дать. Простая истина состоит в том, что большинство трейдеров не выносят даже мысли о продаже вблизи недавнего минимума, особенно вскоре после резкого па­дения. В результате, когда все хотят продавать на первом же подъеме, рынок так никогда и не растет.

В любом случае, едва взглянув на график, я почувс­твовал убеждение, что это была одна из тех ситуаций, в которых рынок так и не сможет поднять головы. И хотя мое сильное убеждение побуждало меня открыть корот­кую позицию, я также полагал, что время для возобнов­ления моей торговли неподходящее. Я взглянул на часы. До закрытия оставалось ровно 10 минут. Я заколебался. Тем временем рынок закрылся.

Тем же вечером перед уходом с работы я почувство­вал, что сделал ошибку. Раз уж я был так уверен, что рынок идет вниз, рассуждал я, мне следовало открыть короткую позицию, даже если я и не хотел торговать. Поэтому я позвонил брокеру, круглосуточно работаю­щему на рынке форекс, и разместил ордер на открытие короткой позиции по британскому фунту на ночном рынке. На следующее утро, когда я пришел, фунт уже успел упасть на открытии на 200 пунктов. Я перечислил небольшую сумму на свой счет и разместил стоп-ордер для того, чтобы ликвидировать сделку, если рынок вер­нется к уровню моего вхождения. Я решил, что торгую

НЕСЧАСТНЫЕ СЛУЧАИ В ТОРГОВЛЕ_________________________ И

лишь на деньги самого рынка, и поскольку я планировал прекратить торговлю при возвращении на уровень без­убыточности, я не нарушал особенно своих убеждений в том, что нельзя торговать, не имея достаточного капита­ла. Так я снова оказался втянутым в торговлю, несмотря на свое нежелание.

Эта конкретная сделка дает хорошую иллюстрацию одного из тех принципов, которые возникли из моих интервью для книги Market Wizards. Терпение является тем элементом, который, как подчеркивали ряд супер­трейдеров, критически важен для успеха. Пожалуй, на­иболее ярко об этом сказал Джеймс Роджерс: «Я просто жду, пока не увижу на тротуаре деньги, и затем все, что мне надо сделать — это подойти, нагнуться и поднять их. А до этого времени я ничего не делаю». По сущест­ву, не желая торговать, я неосознанно превратил себя в мастера терпения. Заставляя себя ждать до тех пор, пока не появится сделка настолько привлекательная, что не­возможно было вынести мысль о том, чтобы не осущес­твить ее, я значительно улучшил свои шансы.

В течение следующих нескольких месяцев я продол­жал торговать, и мой капитал постепенно рос, так как я принимал большей частью правильные торговые реше­ния. Мой счет вырос с нуля (не считая первоначальных 4 тыс. долларов, которые я внес, а потом быстро забрал, когда прибыль более чем покрыла требование маржи) до 25 тыс. долларов. Именно в этот момент, когда я находил­ся в деловой поездке, рынок развернулся в неблагоприят­ном для меня направлении. В перерывах между перегово­рами я принял несколько поспешных решений, и прак­тически все они оказались неправильными. В течение примерно недели я потерял около трети своего выигры­ша. Обычно, когда я уступаю значительную часть своей прибыли, я жму на тормоза и либо торгую по минимуму, либо вообще прекращаю торговлю. Инстинктивно я и в этом случае последовал тому же сценарию, ибо все мои позиции были сокращены до минимальных уровней.

24_________________________________________________ ПЕРСПЕКТИВЫ ТОРГОВЛИ

В это время мне позвонил мой друг Гарви (это не­настоящее имя). Гарви — сторонник волнового анализа Эллиотта* (сложная теория, пытающаяся объяснить все поведение рынка как часть общей структуры ценовых волн). Гарви часто звонит мне, чтобы узнать, что я ду­маю о рынке, и по ходу дела неизбежно делится своими взглядами. И хотя я обычно считаю, что нельзя слушать чьи-либо мнения по конкретным сделкам, Гарви, так уж получилось, дал мне несколько очень хороших советов. И в этот раз я прислушался к его словам.

«Слушай, Джек, — сказал он, — ты должен продать британский фунт». В то время британский фунт уже на протяжении четырех месяцев шел по существу прямо вверх, достигнув полуторалетнего максимума.

«Вообще-то, — ответил я, — мой собственный про­гноз предполагает, что мы, возможно, находимся лишь в нескольких центах от крупной вершины, но на таком быстро развивающемся рынке я не стал бы продавать ни при каких обстоятельствах. Я собираюсь подождать, по­ка не появятся какие-нибудь признаки достижения рын­ком вершины».

«Этого никогда не случится, — ответил Гарви. — Это пятая внутри пятой (ссылка на волновую структуру цен, имеющая какой-то смысл для эллиотчиков, как называ­ют сторонников этой методологии. Что касается других читателей, то любая попытка объяснить этот жаргон скорее запутает, чем просветит — уж поверьте мне на слово). Это последний вздох рынка, и он, вероятно, в понедельник утром откроется с нисходящим разрывом и будет очень долго падать (разговор этот происходил

Волновой принцип Эллиотта (Elliott Wave Principle), как он официально назы­вается, был первоначально разработан бухгалтером Р. Н. Эллиоттом, занимав­шимся изучением рынков. Работа Эллиотта по этому предмету была опубли­кована в 1946 году, лишь за два года до его смерти, под довольно нескромным названием «Закон природы — секрет вселенной» (Nature's LawThe Secret of the Universe). Применение этой теории неизбежно субъективно, и в целом ряде книг существует множество ее интерпретаций (источник: John J. Murphy, Technical Analysis of the Futures Markets, New York Institute of Finance, 1986).

НЕСЧАСТНЫЕ СЛУЧАИ В ТОРГОВЛЕ_________________________ 25

после обеда в пятницу, когда фунт находился вблизи своих максимумов той недели). Уж я насчет этого абсо­лютно уверен».

Я задумался и помолчал какое-то время: только что я хлебнул горя на рынках. Анализ Гарви обычно очень хорош, а на этот раз он, похоже, особенно уверен насчет своего прогноза. Может быть, мне стоит пойти по его следам в одной лишь этой сделке, и если он прав, то я с легкостью вернусь на выигрышную дорожку.

И я сказал (я до сих пор содрогаюсь при воспоми­нании об этом): «О'кей, Гарви, я послушаю тебя в этой сделке. Но должен сказать тебе, что, исходя из своего прошлого опыта, я пришел к выводу, что слушать чу­жих советов нельзя. Если я открою позицию по твоему совету, то у меня не будет никакой основы для принятия решения о том, когда закрывать сделку. Так что придется мне принять план следовать за тобой до конца. Я закрою свою сделку, когда ты ее закроешь, и ты обязательно ска­жи мне, если изменишь свое мнение». Гарви с удоволь­ствием согласился. Я открыл короткую позицию по ры­ночной цене примерно за полчаса до закрытия и затем наблюдал, как цены продолжают потихонечку расти, и фунт закрылся вблизи своего недельного максимума.

В понедельник утром британский фунт открылся на 220 пунктов выше. Одним из моих торговых правил яв­ляется следующее: никогда не держи позицию, которая резко идет против тебя с разрывом сразу же после того, как ее открываешь (под разрывом понимается открытие рынка намного выше или ниже его предыдущего закры­тия). Вся эта сделка казалась неправильной, и мои инс­тинкты говорили мне, что надо ее сразу же прекращать. Однако, поскольку я открыл эту сделку, следуя анализу Гарви, я подумал, что было бы важно проявить последо­вательность. Поэтому я позвонил Гарви и сказал: «Эта короткая сделка по фунту не очень-то мне нравится, но поскольку я думаю, что разные виды анализа в одной сделке смешивать не очень хорошо, я собираюсь в дан-

26_________________________________________ ПЕРСПЕКТИВЫ ТОРГОВЛИ

ном случае следовать за тобой и закрыть позицию одно­временно. Что ты об этом думаешь?»

«Он ушел немного выше, чем я думал, но это просто продолжение волны. Я думаю, что мы очень близки к вершине. И я сохраняю свою короткую позицию».

В течение недели рынок продолжал повышаться. В пят­ницу выход кое-каких отрицательных новостей по фунту вызвал с утра краткосрочное снижение курса валюты, но к обеду цены снова ушли вверх. Эта неправильная реакция на новости вызвала у меня серьезную тревогу. И вновь мои инстинкты потребовали, чтобы я закрыл сделку. Но я не хотел на столь позднем этапе отклоняться от плана игры, поэтому снова позвонил Гарви. И, конечно, как вы можете догадаться, выяснилось, что волна оказалась «расширен­ной», и он по-прежнему остается при своих медвежьих на­строениях. Что ж, и я сохранил свою короткую позицию.

Я не особенно удивился, когда утром в следующий понедельник рынок поднялся еще на пару процентных пунктов. А через день, когда рынок все продолжал по­вышаться, позвонил Гарви. Его уверенность не поколе­балась, и он триумфально объявил: «Хорошая новость. Я пересчитал свой анализ, и мы теперь находимся очень близко к вершине». Я внутренне застонал. Его энтузи­азм в связи с событием, которое так и не состоялось, вы­глядел как-то зловеще. Что касается моей уверенности в этой сделке, то она достигла нового минимума.

Нет нужды продолжать приводить все эти ужасные подробности. Примерно через неделю я решил сдаться, с Гарви или без него. Кстати говоря, рынок продолжал расти и через семь месяцев после этих событий.

Удивительно, как один торговый грех ведет к целому каскаду других. Началось все с жадности в стремлении найти легкий путь оправиться после нескольких убыт­ков, последовав за чужой сделкой. Это действие также было нарушением моего сильного убеждения в том, что в торговле неразумно следовать мнениям других людей. За этими ошибками быстро последовало игнорирова-

НЕСЧАСТНЫЕ СЛУЧАИ В ТОРГОВЛЕ_________________________ 27

ние некоторых вопиющих сигналов рынка о ликвида­ции позиции. И, наконец, передав процесс принятия ре­шений по сделке другой стороне, я оказался без какого-либо метода управления риском. Позвольте мне внести абсолютную ясность. Дело тут не в том, что я последовал плохому совету и потерял деньги, а в том, что рынок не­укоснительно заставляет следовать своим правилам и безжалостно и неумолимо карает жесткими штрафами все (торговые) нарушения. Вина за убыток была полно­стью моей, а не Гарви (и не метода волнового анализа Эллиотта, с которым связали свою жизнь столь большое число трейдеров).

Я поторговал еще месяц и затем решил прекратить это дело, ибо мой счет приблизился к точке безубыточ­ности. Взлет и падение величины моего счета не принес­ли ничего, кроме некоторого опыта на рынке.

Через несколько месяцев я выступал на семинаре, где согласился поучаствовать Эд Сейкота, что было для него событием редким. Эд был одним из тех феноменальных трейдеров фьючерсами, которых я проинтервьюировал для Market Wizards. Его взгляды на рынки дают необыч­ную смесь научного анализа, психологии и юмора.

Эд начал свою презентацию, попросив добровольца из публики указать на различных графиках периоды времени, совпадавшие с датами на обложках финансо­вых журналов, которые он принес. Он начал с ранних 1980-х годов. На обложке было написано: «Повысятся ли процентные ставки до 20%?» Естественно, дата на обложке журнала почти точно совпадала с основанием рынка облигаций. В другом случае он вытащил обложку со зловещей фотографией фермерских полей, испепеля­емых палящим солнцем. Дата публикации совпадала с пиком цены на рынках зерновых во время засухи 1988 года. Переходя к текущим в то время событиям, он пока­зал обложку журнала, на которой было написано: «Как высоко могут уйти цены на нефть?» Статья это была на­писана в то время, когда вслед за вторжением Ирака в

28_________________________________________ ПЕРСПЕКТИВЫ ТОРГОВЛИ

Кувейт цены на нефть взлетели до небес. «Я думаю, что мы, вероятно, только что миновали вершину рынка не­фти», — сказал Эд. И он был прав.

«Теперь вы понимаете, как получать из новостей и финансовых журналов всю важную информацию об из­менении рыночных трендов. Просто читайте заголовки на обложках и не обращайте внимания на статьи внут­ри». В этом весь Эд Сейкота.

Мне очень хотелось поговорить с Эдом, чтобы по­делиться свои торговым опытом и и узнать, что он об этом думает. К сожалению, на всех перерывах во время семинара мы оба были окружены слушателями, зада­вавшими вопросы. Остановились мы в одном и том же небольшом отеле в Сан-Франциско. Вернувшись туда, я спросил Эда, не хочет ли он прогуляться и найти мес­течко, где мы могли бы расслабиться и поболтать. И он, хотя выглядел немного усталым, согласился.

Мы побродили немного в тех краях, пытаясь найти что-то напоминающее уютный местный бар или кафе. Но кроме крупных отелей найти ничего не удавалось. Наконец, отчаявшись, зашли мы в один из них. В фойе громко играющий оркестр и по-настоящему плохой пе­вец пытались поведать свою версию — чего бы вы ду­мали? — «Нью-Йорк, Нью-Йорк» (я уверен, что если бы мы были в Нью-Йорке, оркестр играл бы «Я оставил свое сердце в Сан-Франциско»). Это место, конечно, не подходило для спокойного разговора с человеком, ко­торый, как я надеялся, мог бы выступить в роли моего временного наставника. Мы присели снаружи, но отго­лоски музыки все равно оставались раздражающе гром­кими, и атмосфера была убийственной. Мои надежды на откровенный разговор быстро таяли.

Пытаясь извлечь хоть какую-то пользу из этого ужасного положения, я пересказал Эду свой недавний торговый опыт. Я объяснил, как начал торговать снова, несмотря на то, что не хотел этого делать, и рассказал о невероятной цепочке ошибок, которые совершил в

НЕСЧАСТНЫЕ СЛУЧАИ В ТОРГОВЛЕ__________________________________ 29

одной-единственной сделке с британским фунтом — ошибок, которые, как я думал, изжил уже много лет назад. Я рассказал ему, что по иронии судьбы перед тем, как я связался с этой сделкой по британскому фун­ту, у меня еще оставался выигрыш примерно в 20 тыс. долларов, и я как раз искал себе новую машину при­мерно такой же стоимости. Поскольку строительство дома практически истощило все мои активы, я испы­тал желание закрыть этот счет и использовать деньги для покупки машины. Это была очень привлекатель­ная мысль, поскольку машина была бы немедленным материальным вознаграждением за несколько месяцев хорошей торговли без риска для какой-либо части мо­их собственных средств.

«Так почему же вы не закрыли свой счет?» — спро­сил Эд. «Ну, — сказал я, — а как я мог?» Хотя я в паре случаев и умудрялся превращать несколько тысяч дол­ларов в сто тысяч, я всегда в конце сбивался. Я никогда не мог по-настоящему преодолеть этот порог и превра­тить их в действительно серьезные деньги. Если я решал закрыть свои позиции, чтобы сделать покупку, я всегда спрашивал себя, не тот ли это случай, когда я мог бы до­стичь своих торговых целей. Конечно, задним числом я вижу, что для меня гораздо лучше было бы забрать прибыль, но в то время я не мог себе представить, что откажусь от такой возможности. И я рационально объ­яснил все это Эду.

«Иными словами, единственный способ, при кото­ром вы могли прекратить торговать — это потерять все. Правильно?» Больше Эду не надо было ничего говорить. Я вспомнил, что в интервью, данном для книги Market Wizards, его самым ярким комментарием было: «Каж­дый получает от рынка то, чего хочет». Я хотел прекра­тить торговать, и именно это я получил.

Мораль здесь такова: вам не нужно все время нахо­диться на рынке. Не торгуйте, если вам не хочется, или если по какой-то причине торговля просто кажется вам

30_________________________________________ ПЕРСПЕКТИВЫ ТОРГОВЛИ

неуместной. Чтобы выигрывать на рынках, вам нужна уверенность, а также желание торговать. Я думаю, что исключительные трейдеры большую часть времени обладают обоими этими качествами, а у остальных из нас они могут появляться вместе лишь иногда. В моем собственном случае я начал с уверенностью, но не имея стремления торговать, а закончил не имея ни того, ни другого. В следующий раз, когда я начну торговать, я на­мерен иметь и то, и другое.

ХУСЕЙН СОВЕРШАЕТ ПЛОХУЮ СДЕЛКУ

Э

лементы хорошего и плохого принятия решений в торговле во многих отношениях очень похожи на аналогичные элементы процесса принятия решений в общем. Начало моей работы над этой книгой совпало с событиями, имевшими место непосредственно накану­не войны в Персидском заливе. И я не мог не поразиться сходству между действиями Саддама Хусейна и типич­ным поведением начинающего трейдера.

Сделкой Хусейна было вторжение в Кувейт. Сначала у него были для этой сделки солидные фундаменталь­ные причины (фундаменталистские причины появи­лись позднее, когда Хусейн решил, что удобно будет вспомнить о религии). Вторгшись в Кувейт, Хусейн мог взвинтить цены на нефть на пользу Ираку, ликвидиро­вав одну из стран, постоянно превышавших свои квоты ОПЕК, и создав сумятицу на мировых нефтяных рын­ках. У него также был, казалось бы, неплохой шанс на постоянную аннексию части или всех нефтяных место­рождений Кувейта, а также на получение прямого досту­па к Персидскому заливу. И, наконец, немаловажным было и то, что вторжение давало Хусейну чудесную воз­можность удовлетворить свои амбиции, порожденные манией величия.

На фоне всего этого потенциала роста первоначаль­ный риск по сделке казался небольшим. Хотя многие об этом и забыли из-за того, что, в конце концов, Соединен-

32__________________________________________________ ПЕРСПЕКТИВЫ ТОРГОВЛИ

ные Штаты заняли очень решительную позицию, пер­воначальную реакцию государственного департамента на высказывания и действия Ирака, содержавшие угрозу вторжения, можно было бы интерпретировать как «это не наша проблема». Для Хусейна такая соглашательская политика практически была равна предложению высте­лить ковровую дорожку для иракских танков.

Поэтому сначала, с точки зрения Хусейна, вторжение в Кувейт было хорошей сделкой — большой потенциал и ограниченный риск. Однако, как это часто случается, рынок изменился. Президент Буш связал Соединенные Штаты обязательствами по защите Саудовской Ара­вии, послав туда войска и обеспечив принятие в ООН резолюций с целью убедить Хусейна покинуть Кувейт. Тогда еще Хусейн мог, вероятно, выбить себе сделку, в которой он ушел бы из Кувейта в обмен на распределе­ние некоторых спорных территорий и прав пользования портами — т. е. получение быстрой прибыли. Однако, хотя ситуация начала ухудшаться, Хусейн решил не ме­нять своей позиции.

Далее Буш послал более сильный сигнал, удвоив чис­ленность американских войск в этом регионе до 400 тыс. человек — т. е. предпринял действия, указывающие, что Соединенные Штаты не только готовы защищать Сау­довскую Аравию, но и создают себе возможность вер­нуть Кувейт силой. Рынок очевидно изменился. Хусейн проигнорировал сигнал рынка и стоял насмерть.

Тогда президент Буш установил 15 января крайним сроком для ухода Ирака из Кувейта в соответствии с резолюцией ООН — рынок еще больше пошел против этой сделки. Здесь потенциал прибыли, вероятно, уже исчез, но Хусейн все еще мог завершить сделку вничью, согласившись на уход из Кувейта. И снова он решил де­ржать позицию.

После того, как 15 января истек крайний срок ульти­матума и Соединенные Штаты и их союзники в Персид­ской войне начали вести массированные бомбардиров-

ХУСЕЙН СОВЕРШАЕТ ПЛОХУЮ СДЕЛКУ______________________________ 33

ки Ирака, первоначальная сделка уже несомненно ста­ла приносить убытки. Более того, каждый день рынок опускался все ниже и ниже, и каждый день промедления приводил к все большим разрушениям в Ираке. Но как мог Хусейн сдаться теперь, когда было потеряно столь многое? Во многом так же, как запутавшийся трейдер, влипший в постоянно ухудшающуюся позицию, он связывал свои надежды с длительной перспективой: ес­ли он только сможет продержаться достаточно долго, возможно, страх перед потерями в живой силе заставит Соединенные Штаты отступить.

Тренд продолжал идти против сделки, когда Соеди­ненные Штаты предъявили еще один ультиматум, на этот раз означавший начало сухопутной войны против Ирака. В этот момент Хусейн был готов согласиться с условиями, содержавшимися в советском мирном пред­ложении, т. е. пойти на соглашение, которое, вероятно, было бы совершенно приемлемым ранее, но теперь уже стало недостаточным. Поведение Хусейна во многом напоминало поведение трейдера, держащего длинную позицию на постоянно снижающемся рынке и говоря­щего: «Я закрою позицию, когда достигну безубыточ­ности». И затем, когда ситуация становится все более отчаянной: «Я закрою позицию на следующем относи­тельном максимуме». Но при этом с течением времени относительный максимум опускается все ниже и ниже.

В конце концов, после того как сухопутная война уже развернулась и его армия большей частью оказалась ра­зогнанной, Хусейн капитулировал. Он был совсем как трейдер, который держал убыточную позицию до тех пор, пока его счет не оказался практически уничтожен­ным, и потом в полном отчаянии, наконец, кричит свое­му брокеру: «Выведи меня с рынка! Все равно, по какой цене, просто выведи меня с рынка!»

Мораль: если вы не можете согласиться на маленький убыток, рано или поздно вам придется согласиться на убыток катастрофических размеров.

ЧАСТЬ

2

 

4