yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share

Платоно-Аристотельский пролог к святоотеческому Богословию

2. «Протагор»

 

Введение. Происхождение добродетели

            Диалог «Протагор» завершает собой сократический период творчества Платона. Если в более ранних диалогах Платон исследует добродетели («Лисид» - любовь, «Лахет» - мужество; «Евтифрон» - благочестие, «Евтидем» - знание), то в «Протагоре» ставится проблема добродетели в целом. В диалоге Платон вплотную подошел к объективному идеализму, но и отстоит от него в силу того, что хотя и употребляет такие термины как «сущность», «идея», но эти термины еще не понимаются онтологически. Впрочем, идея и в «Протагоре» уже выступает моделью тех или иных сторон действительности.

            Сократ и Гиппократ направляются к прибывшему в Афины Протагору из Абдер, знаменитому софисту, набраться у него знания. Действие диалога происходит в 432г. до РХ, Сократу 37 лет. Разговор Сократа и Протагора происхожит в присутствии софистов Гиппия и Продика и др. Вначале Протагор произносит речь об искусстве софистики, которая учит тому, как жить. Завязывается беседа.

             Сократ заявляет, что путем обычных для обучения ремеслу приемов обучить и научиться добродетели невозможно. Желающие обучиться какому-то ремеслу идут к мастеру, но при управлении городом или принимая участие в Народном собрании, обходятся здравым смыслом, не пользуясь образованием. Да и не все добродетельные люди научили своих детей добродетели. (319b-320с).

Протагор возражает Сократу и утверждает, что добродетели можно научиться. В защиту своей позиции он рассказывает миф. Боги создали людей из земных стихий. Титан Эпитемей наделил их разными способностями, а брат его Прометей похитил у богов огонь и мудрость, чтобы даровать людям способность к развитию. Зевс же наделил людей совестью для разумного общежития, для общественно-политической жизни. Вот почему, по Протагору, афинянам не нужно специально обучаться политическим добродетелям. Добродетель – врожденное качество людей, и доказательством этому служит ее общепризнанность. То, что у добродетельных родителей вырастают плохие дети, то и это, по Протагору, не противоречит врожденности добродетели: врожденные черты нужно развивать, взращивать правильным воспитанием. Гражданские добродетели должны воспитываться не родителями, а софистами – учителями мудрости. Само наличие уголовных наказаний подтверждает, по Протагору, врожденность добродетели. (324d-328d).

 

Смысловая структура добродетели

            Ставится вопрос о единстве добродетели при множестве ее проявлений. И Сократ, и Протагор единодушны в том, что это единство имеет место, и оно аналогично частям лица, различным по своему виду и функциям (нос, рот, уста, глаза), а не частям золота, различным лишь по своей величине (329d-330c)

            Отдельные добродетели отличны друг от друга: каждая из них она сама (равна себе самой), а не какая-либо другая. Это проверяется на примере справедливости, благочестия, и т.д. Но хотя справедливость не есть благочестие (см. «Евтифрон», 12е), однако она не является и нечестивостью. Поэтому добродетели в чем-то подобны друг другу; должно существовать не только их различие, но и тождество (то, чем именно они подобны).

            Т. о. все противоречия и противоположности в области отдельных добродетелей снимаются и должны совпадать с единой добродетелью, которая была бы для них основанием. Добродетель становится некоего рода единораздельной цельностью, т.е. обретает структуру. Различие добродетелей порождены текучестью, изменяемостью, вещного мира, единство же добродетели призвано охватывать собою всю бесконечность неустойчивых, противоречивых и относительных ее проявлений (330d-338e).      

 

Идея добродетели

            Идея добродетели, или принцип ее смысловой структуры, есть некоторого рода сущность. К этому выводу собеседники приходят, сравнивая два произведения одного поэта (Симонида) в одной и той же песне: «стать хорошим трудно» и «неверно, что быть хорошим трудно». Протагор усматривает в этих суждениях противоречие. Продик же, показывая различие между «стать» и «быть», т.е. между становлением и бытием, снимает это противоречие. Сократ подводит итог, подчеркивая более ярко противоположность между бытием и становлением (338е-344b-e).

            Т. о. идея добродетели есть бытие, твердая и устойчивая сущность, а не смутное и текучее становление.

 

            Сократ. Кого подавляет необоримая беда, например, при управлении кораблем? Ясно, что незаурядного человека, заурядный человек и без того всегда подавлен. Не лежачего мог бы свалить кто-нибудь, а того, кто стоит – чтобы он упал: ведь не того же, кто уже лежит… Хорошему человеку возможно стать дурным…А дурному человеку невозможно становиться дурным: он неизбежно всегда будет таким; между тем тому, кто борется, кто мудр и хорош, если его подавит необоримая беда, "нет возможности зла избежать [не быть дурным]"… Что значит, например, "хорошо поступать" при овладении чтением и письмом? Что делает человека хорошим в этом деле? Ясно, что изучение чтения и письма. А какие хорошие поступки создают хорошего врача? Ясно, что изучение того, как лечить больных... Кто бы мог стать дурным врачом? Ясно, что тот, кто, во-первых, уже врач, а затем еще и хороший врач, он-то и мог бы стать дурным врачом; а мы, невежды в искусстве врачевания, не стали бы, как бы дурно мы ни действовали, ни врачами, ни плотниками… Таким же образом и хороший человек становится иногда дурным – от времени ли, от напряжения, от болезни или по какой-нибудь несчастной случайности; это самое и есть единственное дурное дело – лишиться знания, а дурной человек не может стать когда-либо дурным, раз он всегда дурен: чтобы стать дурным, он должен сперва стать хорошим.

            …быть человеку хорошим, то есть постоянно хорошим, невозможно, стать же хорошим можно; но тот же самый человек способен стать и дурным, а всего дольше и всех более хороши те, которых любят боги… (344с-345с)

 

            Эта идея (принцип смысловой структуры) есть знание, поскольку:

а) добродетель есть умение хорошо поступать, а хорошо поступать умеет лишь тот, кто знает, как поступать.

б) отсутствие знания приводит к тому, что хороший становится дурным, а дурной – хорошим.

в) постоянно имеет место скорее среднее состояние между плохим и хорошим, но добровольно плохим никто быть не желает; плохим становятся лишь по необходимости.

            Знание – прекрасно, и оно управляет человеком. Мудрость относится к сфере добродетели, и она есть организующая человека сила (345а-352с)

            Идея добродетели есть не просто знание и разум, но и способность разума выбирать благо, необходимое для жизни.

            а) Благо есть удовольствие, но не просто само по себе, а за вычетам дурных последствий удовольствия.

            б) Поэтому человек совершает зло не ради возможных удовольствий, а из-за незнания того, что такое подлинное благо и удовольствие.

            в) Подлинное благо возникло в результате измерительной способности разума выбирать те или иные удовольствия и страдания, имея в виду их жизненную величину и значимость.

Сократ. Раз у нас выходит, что благополучие нашей жизни зависит от правильного выбора между удовольствием и страданием, между великим и незначительным, бóльшим и меньшим, далеким и близким, то не выступает ли тут на первое место измерение, поскольку оно рассматривает, чтó больше, чтó меньше, а чтó между собою равно?... те, кто ошибается в выборе между удовольствием и страданием, то есть между благом и злом, ошибаются по недостатку знания, и не только знания вообще, но, как вы еще раньше согласились, знания измерительного искусства. (357b,d)

г) «Нет ничего сильнее знания, оно всегда и во всем пересиливает и удовольствия, и все прочее»(357с)

Т.о. всякая добродетель есть результат измерительных функций разума, знания или понимания.

Принцип смысловой структуры (идея) добродетели есть некоторая общность добродетели, проявлением которой выступают все частные добродетели. Эта общность есть сущность, смысл (ουσια), причем вещи (πραγμα), подчиненные этой сущности, имеют всякий раз свои особые значения (δυναμις). Эта сущность, впрочем, в «Протагоре» еще не гипостазируется, не превращается в какую-то особую идеальную действительность – Платон останавливается у порога своего объективного идеализма.

 

Сократ. … Вопрос, по-моему, состоял в следующем: мудрость, рассудительность, мужество, справедливость, благочестие – пять ли это обозначений одной и той же вещи, или, напротив, под каждым из этих обозначений кроется некая сущность и вещь, имеющая особое свойство, так что они не совпадают друг с другом? Ты сказал, что это не обозначение одного и того же, но однако они все-таки добродетели – не так, как части золота, похожие друг на друга и на то целое, которое они составляют, а как части лица: они не похожи ни на что целое, которое составляют, ни друг на друга и имеют каждая свое особое свойство.

 

В итоге Сократ, ранее отрицавший возможность научиться добродетели, теперь признает эту возможность. Протагор же – наоборот. Вначале Сократ имел в виду добродетель как некую идею, которой нельзя научить посредством низкопробных, чисто технических приемов софистов. Добродетели нельзя достигнуть выучкой командовать другими и красиво говорить. Но так как в ходе спора выяснилось, что  добродетель есть высшее знание, то Сократ признал возможным научить такой добродетели, т.к. его собственный опыт открывал такую возможность. Протагор же стоя на позиции чисто технического знания, а не некой разновидности знания духовного, отрицает теперь возможность научить такой добродетели. (361с-362а).

 

 

 

 

 

 

 

16