yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Віра та релігія->Содержание->Критика теории условного происхождения имен

Платоно-Аристотельский пролог к святоотеческому Богословию

Критика теории условного происхождения имен

            Софист Гермоген, ученик Протагора, считает имена (слова) человеческого языка условными, зависящими только от произвола, обычая и закона. Гераклитовец же Кратил считает имена естественными, полностью соответствующими природе вещей, трактуемой как нечто совершенно текучее. Сократ берется их рассудить (383а-384е)

            Полная условность имен привела бы к совершенной путанице. Полного произвола в именах быть не может: имена могут соответствовать предметам или не соответствовать им. Действительно, существует разнообразие имен одного и того же предмета, но из этого не следует всеобщая безразличная текучесть имен, ибо она привела бы к полному хаосу, отсутствию понятий добра и зла. Поэтому вещи сами по себе имеют основу своей сущности, которая, будучи непреложной срослась со становящимися вещами. Наименование вещей есть действие (πραξις), и оно должно подчиняться специфической природе вещи, а не субъективному нашему мнению. Для сверления нужно сверло, для тканья – челнок, орудием же речи является имя. Как челнок разделяет основу при тканье, так имя разделяет сущность вещи. Поэтому произвол и субъективизм при присвоении имени исключается (385а-388d)

       Гермоген. Я могу называть любую вещь одним именем, какое я установил, ты же – другим, какое дал ты…

     Сократ. Что ж, давай посмотрим, Гермоген. Может быть, тебе и относительно вещей всё представляется так же, а именно, что сущности вещей для каждого человека особые, по слову Протагора, утверждающего, что «мера всех вещей человек», и, следовательно, какими мне представляются вещи, такими они  и будут для меня, а какими тебе, такими они будут для тебя? Или ты полагаешь, что сущность вещей составляет некую прочную основу их самих?...Коль скоро есть разум и неразумие, никак невозможно, чтобы Протагор говорил правду. Ведь по правде-то сказать, один нисколько не будет разумнее другого, если что бы каждому ни казалось. То для каждого и будет истинным…  Я думаю, ты не считаешь также, что все вещи постоянно для всех людей одинаковы. Ведь не было бы людей ни хороших, ни дурных, если бы сразу и одинаково для всех и всегда существовали добродетель и порочность…Итак, если не всё сразу одинаково для всех и всегда, и если не особо для каждого существует каждая вещь. То ясно, что сами вещи имеют некую собственную устойчивую сущность  безотносительно к нам и независимо от нас, и не по прихоти нашего воображения их влечёт то туда, то сюда, но они возникают сами по себе, соответственно своей сущности…Тогда, может быть, сами они возникли таким образом. А вот действия их происходят иным способом? Или и сами они представляют собой один какой-то вид сущего, эти действия?

      Г. Ну, конечно же, и они сами…

     С. А говорить- не есть ли одно из действий?

     Г. Да.

     С. В таком случае,  если кому покажется нужным что-то сказать. То пусть так и говорит. И это будет правильно? Или же если он станет говорить так, как нужно сказать…В соответствии с природой этого действия и с помощью того, что для этого природою предназначено , то тогда лишь у него это получится  и он сумеет что-то сказать…А давать имена- не входит  ли это как часть в нашу речь?...Следовательно. и давать имена тоже есть некое действие.

     Г. Да

     С. Эти действия существуют безотносительно к нам и  имеют какую-то особую природу?

     Г. Верно.

     С. В таком случае и давать имена нужно…В соответствии с природой вещей…, а не так. Как нам заблагорассудится…  Имя есть какое-то орудие…

Выходит, имя есть некое орудие обучения и распределения сущностей, как. Скажем, челнок- орудие распределения нити.(385е-388с)

 

             Присвоение имени происходит, следовательно, в силу объективного закона. Присвоителем имени должен быть некий законодатель, учредитель или мастер (δημιονργος) имени. Этот законодатель создает имя по образу неделимого вида (είδος) имени, «преследуя» одну и ту же идею.

  Как в ремеслах необходимо знание, так и при наложении имени на вещь необходимо знание, рождаемое через диалектику, т.е. в процессе вопросов и ответов. Поэтому законодатель имен должен учиться у диалектика (философа) (388е0391с-d).

  Таким образом, присвоении имени не субъективно-произвольно, а объективно-закономерно, определяется природой вещи и есть результат диалектики. Но что есть природа вещей, одна ли обеспечивающая необходимую для имения правильность?

 

 

25