yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Віра та релігія->Содержание->Доказательство третье: самотождество эйдоса души.

Платоно-Аристотельский пролог к святоотеческому Богословию

Доказательство третье: самотождество эйдоса души.

Отдельные предметы (люди, лошади, платья) всегда различны, изменчивы, пребывают в становлении. Поэтому они всегда сложны, находятся во взаимном и внутреннем противоречии. Но становление предполагает некий субстрат – то, что становится, «не то же» (нетождественность) предполагает «то же» (тождественность); сложное предполагает составляющее его простое. При этом становящееся, нетождественное постигается чувствами, а тождественное (самотождественная и простая сущность) – только умом. И хотя душа и тело суть нечто единое, составляют одно существо, но тем не менее душа уподобляется тождественному, божественному, управляющему, невидимому, а тело – изменчивому, земному, управляемому, видимому.

Даже  тело с помощью искусства бальзамирования или по причине благоприятных условий может сохраняться какое-то время без души. Тем более может сохранятся душа после отрешения от тела: - либо в чистоте, красоте и разумности, в общении с богами, получая награды, если она при жизни тела воздерживалась от плотских вожделений и стремилась к примату разума, философии; - либо в состоянии тяжести, порочности, неразумия, недалеко от покинутого ею тела, если она при жизни подчинялась телу, а не руководствовалась философией, терпя в потустороннем мире наказания и дальнейшие переселения в грубые животные тела.

 

Сократ. А душа, сама безвидная и удаляющаяся в места славные, чистые и безвидные – поистине в Аид [29], к благому и разумному богу, куда – если бог пожелает – вскорости предстоит отойти и моей душе, – неужели душа, чьи свойства и природу мы сейчас определили, немедленно, едва расставшись с телом, рассеивается и погибает, как судит большинство людей? Нет, друзья мои, ничего похожего…Допустим, что душа разлучается с телом чистою и не влачит за собою ничего телесного, ибо в течение всей жизни умышленно избегала любой связи с телом, остерегалась его и сосредоточивалась в самой себе, постоянно в этом упражняясь, иными словами, посвящала себя истинной философии и, по сути дела, готовилась умереть легко и спокойно… Такая душа уходит в подобное ей самой безвидное место, божественное, бессмертное, разумное, и, достигши его, обретает блаженство, отныне избавленная от блужданий, безрассудства, страхов, диких вожделений и всех прочих человеческих зол, и – как говорят о посвященных в таинства – впредь навеки поселяется среди богов…Но, думаю, если душа разлучается с телом оскверненная и замаранная, ибо всегда была в связи с телом, угождала ему и любила его, зачарованная им, его страстями и наслаждениями настолько, что уже ничего не считала истинным, кроме телесного, – того, что можно осязать, увидеть, выпить, съесть или использовать для любовной утехи, а все смутное для глаза и незримое, но постигаемое разумом и философским рассуждением, приучилась ненавидеть, бояться и избегать…она вся проникнута чем-то телесным…Ясно, что душа, смешанная с телесным, тяжелеет, и эта тяжесть снова тянет ее в видимый мир. В страхе перед безвидным…она бродит среди надгробий и могил – там иной раз и замечают похожие на тени призраки душ. Это призраки как раз таких душ, которые расстались с телом нечистыми; они причастны зримому и потому открываются глазу. Они принуждены блуждать среди могил, неся наказание за дурной образ жизни в прошлом, и так блуждают до той поры, пока пристрастием к бывшему своему спутнику – к телесному – не будут вновь заключены в оковы тела. Оковы эти…всякий раз соответствуют тем навыкам, какие были приобретены в прошлой жизни. Кто предавался чревоугодию, беспутству и пьянству, вместо того чтобы всячески их остерегаться, перейдет, вероятно, в породу ослов или иных подобных животных…А те, кто отдавал предпочтение несправедливости, властолюбию и хищничеству, перейдут в волков, ястребов или коршунов…А самые счастливые среди них, уходящие в самое лучшее место, – это те, кто преуспел в гражданской…добродетели: имя ей рассудительность и справедливость, она рождается из повседневных обычаев и занятий, без участия философии и ума…Они, вероятно, снова окажутся в общительной и смирной породе, среди пчел, или, может быть, ос, или муравьев, а не то и вернутся к человеческому роду, и из них произойдут воздержные люди…Но в род богов не позволено перейти никому, кто не был философом и не очистился до конца, – никому, кто не стремился к познанию. Потому-то… истинные философы гонят от себя все желания тела…Нельзя перечить философии и противиться освобождению и очищению, которые она несет…Внося во все успокоение, следуя разуму и постоянно в нем пребывая, созерцая истинное, божественное и непреложное и в нем обретая для себя пищу, душа полагает, что так именно должно жить, пока она жива, а после смерти отойти к тому, что ей сродни, и навсегда избавиться от человеческих бедствий…Ей незачем бояться ничего дурного, незачем тревожиться, как бы при расставании с телом она не распалась, не рассеялась по ветру, не умчалась неведомо куда, чтобы уже нигде больше и никак не существовать.(80d-84b)

 

У собеседников Сократа возникают некоторые сомнения. Симмий: Если душа такова, то она подобна гармонии звуков, издаваемых лирой? После гибели лиры гибнет и гармония.

Кебет: Если душа и существует до тела, то неизвестно, будет ли она существовать после смерти тела; а если – да, и еще претерпит несколько перевоплощений, то не износится ли она, не погибнет ли?

Сократ (возражая Симмию). Душа не есть гармония, строй, создаваемый так же, как гармония создаётся лирой. Она существует до существования тела в виде сущности (ουσια) , именуемой бытием (ο εστιν). Прежде чем быть строем или настроением тела, она есть сама по себе душа. Душа активна по отношению к телу, не она является гармонией тела, но сама устанавливает эту гармонию. Она не зависит от телесной гармонии и её отдельных моментов, а, наоборот, сама настраивает или расстраивает лиру-тело. Таков ответ Сократа Симмию.

           Сократ. Ведь мы признали, что порочность – это дисгармония, добродетель же – гармония… Если быть последовательными – ни одна душа, Симмий, порочности не причастна: ведь душа – это гармония, а гармония, вполне оставаясь самой собою, то есть гармонией, никогда не будет причастна дисгармонии…И душа не будет причастна порочности, поскольку она остается доподлинно душою… Из нашего рассуждения следует, что все души всех живых существ одинаково хороши, коль скоро душам свойственно оставаться тем, что они есть, – душами… Но кажется ли тебе это верным? Кажется ли тебе, что мы пришли бы к такому выводу, будь наше исходное положение – что душа это гармония – верно? Наоборот,… она сама руководит и властвует [состояниями тела] и … она гораздо божественнее любой гармонии…(93е-94е)

 

Вместе с Платоном  критикуют пифагорейское учение о душе как гармонии тела и святые отцы и учители Церкви.

 

Блаженный Августин: «Кто, хорошо всматриваясь в себя, не испытывал, что он тем более здраво понимает что-либо, чем более бывает в состоянии отвлечь и освободить умственное внимание от телесных чувств? Этого никак не могло бы быть, если б душа была организацией (т.е. гармонией) телесной» («О бессмертии души», гл Х)

Свт. Григорий Богослов: «Душа – не гармония составных частей тела, приводимых в единство, - ибо не одна и та же природа плоти и бессмертной формы. Да и какое преимущество имели бы добродетельные перед самыми порочными, если б растворение стихий делало их добрыми или худыми. Почему и у неразумных животных нет разумной природы, если и у них есть гармония формы и смертной плоти? По сему учению тот и лучший, в ком есть благоустройство стихий» («Песнопения таинственные. Сл. 7. О душе»)

 

Ответ Сократа Кебету – четвёртое доказательство бессмертия души.(78b-96а)

 

 

31