yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Віра та релігія->Содержание->Знание не есть только правильное мнение

Платоно-Аристотельский пролог к святоотеческому Богословию

Знание не есть только правильное мнение

            Но, может быть, знание заключается в правильном мнении? Платон опровергает и этот постулат защитников сенсуализма. В самом деле, если чувственность есть сплошная текучесть, то и мнения, её отражающие, тоже сплошь текучи, нерасчленимы и не есть знание. Чтобы остановиться на каком-то мнении, надо в момент фиксации вносить в эту общую текучесть нечто нетекучее, что отличило бы данный предмет от другого предмета, данное мнение от другого мнения. Тем более это справедливо для мнения правильного. Правильность мнения можно получить лишь при фиксации соответствия субъективного мнения какому-нибудь объекту. Но при этом правильность будет действительна лишь при наличии критерия  этой правильности. Если, допустим, из сплошной текучести мы выхватываем какие-то нетекучие моменты, то без критерия значения мы не в состоянии считать одно мнение более правильным, чем другое. Если, например, врач констатирует болезнь какого-то органа, то, как бы подробно и как бы расчленённо он не изображал там этот орган, всё равно считать, что тот находится в больном состоянии, врач может лишь тогда, когда он знает этот орган в здравом состоянии, т.е. если имеет критерий  определения патологии. Иначе его мнение о болезни, как бы оно правильно ни было, не есть еще знание этой болезни. Поэтому учение о знании как правильном мнении несостоятельно, ибо: а) это мнение нельзя зафиксировать в виде чего-то устойчивого, относящегося к знанию; б) отсутствует критерий правильности мнения (187b-201c)

 

 

 

 

Знание не есть правильное мнение с объяснением

Знание истинное требует критерия не текучего, не относительного, но и не просто смыслового. Что представляет собой смысл, придающий истинность чувственным ощущениям и оформляющий их? Этот смысл не состоит только в употреблении слов: всякая ложь тоже выражается словами. Этот смысл также заключается в структуре употребляемых слов. Для крайних сенсуалистов всякое слово или речь есть не более как набор разрозненных звуков. Однако даже если бы они признавали что слог, слово, предложение и вообще всякая речь не есть просто набор звуков, но звуки эти образуют неделимое целое, то и такого рода представление о речи не может быть критерием знания о ней. Ведь и во всяком ложном предложении и суждении целое больше механической суммы своих частей.

            Но, может, смысл критерия знания состоит в совокупности признаков данного предмета? Но приписывать те или иные признаки предмету можно только тогда, когда имеется самый  предмет и его точная фиксация в сознании. Следовательно, критерий истины и лжи выше простого употребления слов как таковых и выше определения их структуры, а также выше приписывания разрознённых признаков обозначаемым ими предметам (201d-210b)

            По Платону, единственным критерием знания является идея, или эйдос. Впрочем, учение об идеях в «Теэтете» не излагается.[3]

 

Заключение.

Формулируются в итоге три основных неправильных понимания знания – как ощущения, как правильного мнения, как правильного мнения с объяснением. В конце диалога опять упоминается повивальное искусство Сократа и говорится о его вызове в суд по доносу Мелета (210с-d)

 

 

40