yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Віра та релігія->Содержание->Учение о мире видимом и мире умопостигаемом.

Платоно-Аристотельский пролог к святоотеческому Богословию

Учение о мире видимом и мире умопостигаемом.

            Далее Платон развивает учение о двух мирах – мире видимом, вещном, постигаемом чувствами и мире невидимом, умопостигаемом. (VI, 509d-511e) Каждый мир делится на две области. Мир видимый имеет: 1) область зрительных образов (теней, отражений на воде и т.п.); 2) область, населённую живыми существами и неодушевленными предметами, всем, что выращивается и даже изготовляется. Мир невидимый имеет: 1) область умопостигаемых предметов, которые душа ищет с помощью их образов в мире видимом, пользуясь при этом предпосылками (гипотезами). Душа в этой области не может достигнуть умопостигаемого начала, а довольствуется достижением лишь его следствий. 2) область беспредпосылочную, в которой душа восходит в процессе своего исследования и познания от предпосылок к беспредпосылочному началу.

            Эту вторую область душа (разум) достигает и проходит посредством способности рассуждать – диалектики. Разум через предположения (гипотезы) восходит к началу беспредпосылочному. Это начало (Благо, Единое) есть начало всего вообще. Достигнув его и придерживаясь всего, в нём содержащегося, разум затем нисходит к заключительным выводам, отринув при этом нисхождении всё чувственное и пользуясь лишь идеями и их возможностями. Сами эти выводы суть также идеи.

            Первая область умопостигаемого мира познаётся с помощью частных наук, использующих предпосылки (гипотезы). Вторая же область, область подлинного бытия, постигается с помощью искусства рассуждения – диалектики, науки беспредпосылочной. Эта область достовернее первой области.

Перечисленные четыре области в двух мирах соответствуют следующим четырём видам познавательной деятельности человека. В мире видимом, относящемся к становлению: в первой области действует уподобление, во второй же – вера и мнение. В мире невидимом, относящемся к сущности: в первой области действует рассудок, во второй – разум. Таким образом, по Платону, «рассудок занимает промежуточное место между мнением и умом»  (VI,511d)

 

            Сократ. Так вот, считай, что есть двое владык, как мы и говорили: один –надо всеми родами и областями умопостигаемого, другой, напротив, надо всем зримым…Для сравнения возьми линию, разделенную на два неравных отрезка. Каждый такой отрезок, то есть область зримого и область умопостигаемого, раздели опять таким же путем, причем область зримого ты разделишь по признаку большей или меньшей отчетливости. Тогда один из получившихся там отрезков будет содержать образы. Я называю так прежде всего тени, затем отражения в воде и в плотных, гладких и глянцевитых предметах…В другой раздел, сходный с этим, ты поместишь находящиеся вокруг нас живые существа, все виды растений, а также все то, что изготовляется…И разве не согласишься ты признать такое разделение в отношении подлинности и неподлинности: как то, что мы мним, относится к тому,что мы действительно знаем, так подобное относится к уподобляемому…Рассмотри в свою очередь и разделение области умопостигаемого – по какому признаку надо будет ее делить…Один раздел умопостигаемого душа вынуждена искать на основании предпосылок, пользуясь образами из получившихся у нас тогда отрезков и устремляясь поэтому не к началу, а к завершению. Между тем другой раздел душа отыскивает, восходя от предпосылки к началу, такой предпосылки не имеющему. Без образов, какие были в первом случае, но при помощи самих идей пролагает она себе путь.

Главкон. То, что ты говоришь, я недостаточно понял.

С. Тебе легче будет понять, если сперва я скажу вот что: я думаю, ты знаешь, что те, кто занимается геометрией, счетом и тому подобным, предполагают в любом своем исследовании, будто им известно, что такое чет и нечет, фигуры, три вида углов и прочее в том же роде. Это они принимают за исходные положения и не считают нужным отдавать в них отчет ни себе, ни другим, словно это всякому и без того ясно. Исходя из этих положений, они разбирают уже все остальное и последовательно доводят до конца то, что было предметом их рассмотрения…Но ведь когда они вдобавок пользуются чертежами и делают отсюда выводы, их мысль обращена не на чертеж, а на те фигуры, подобием которых он служит. Выводы свои они делают только для четырехугольника самого по себе и его диагонали, а не для той диагонали, которую они начертили. Так и во всем остальном. То же самое относится к произведениям ваяния и живописи: от них может падать тень, и возможны их отражения в воде, но сами они служат лишь образным выражением того, что можно видеть не иначе как мысленным взором…Вот об этом виде умопостигаемого я тогда и говорил: душа в своем стремлении к нему бывает вынуждена пользоваться предпосылками и потому не восходит к его началу, так как она не в состоянии выйти за пределы предполагаемого и пользуется лишь образными подобиями, выраженными в низших вещах, особенно в тех, в которых она находит и почитает более отчетливое их выражение…

Г. Я понимаю: ты говоришь о том, что изучают при помощи геометрии и родственных ей приемов.

С. Пойми также, что вторым разделом умопостигаемого я называю то, чего наш разум достигает с помощью диалектической способности. Свои предположения он не выдает за нечто изначальное, напротив, они для него только предположения, как таковые, то есть некие подступы и устремления к началу всего, которое уже не предположительно. Достигнув его и придерживаясь всего, с чем оно связано, он приходит затем к заключению, вовсе не пользуясь ничем чувственным, но лишь самими идеями в их взаимном отношении, и его выводы относятся только к ним.

Г. Ты хочешь установить, что бытие и все умопостигаемое при помощи диалектики

можно созерцать яснее, чем то, что рассматривается с помощью только так называемых наук, которые исходят из предположений. Правда, и такие исследователи бывают вынуждены созерцать область умопостигаемого при помощи рассудка, а не посредством ощущений, но поскольку они рассматривают ее на основании своих предположений, не восходя к первоначалу, то, по-твоему, они и не могут постигнуть ее умом, хотя она вполне умопостигаема, если постичь ее первоначало. Рассудком же ты называешь, по-моему, ту способность, которая встречается у занимающихся геометрией и им подобных. Однако это еще не ум, так как рассудок  занимает промежуточное положение между мнением и умом.

С. Ты выказал полнейшее понимание. С  указанными четырьмя отрезками соотнеси мне те четыре состояния, что возникают в душе: на высшей ступени – разум, на второй – рассудок, третье место удели вере, а последнее – уподоблению, и расположи их соответственно, считая, что насколько то или иное состояние причастно истине, столько же в нем и достоверности.(VI, 509d-511e)

 

 

 

 

44