yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Віра та релігія->Содержание->4.«Метафизика» - учение о сущем в смысле привходящего.

Платоно-Аристотельский пролог к святоотеческому Богословию

4.«Метафизика» - учение о сущем в смысле привходящего.

 

Книга VI,глава 1(1025в-1026а32)

Предмет первой философии – сущее как таковое, его начала и причины. Другие рассудочные науки занимаются отдельными областями сущего. К теоретическим наукам принадлежат физика и математика. Над этими двумя возвышается третья теоретическая наука, имеющая вечный, неподвижный и свободный от материи объект – наука о божественном существе(θεολογια). Так как она изучает неподвижную сущность, то стоит на первом месте, впереди других, и поэтому носит наиболее общий характер.

 

То, что мы ищем, - это начала и причины существующего, при том, конечно, поскольку оно существующее.

Учение о природе(физика) имеет теперь дело с некоторым родом сущего, а именно с такой сущностью, которая имеет начало движения и покоя в самой себе, поэтому ясно, что оно учение не о деятельности(практическое) и не о творчестве(пойетическое) – ведь творческое начало находится в творящем, будь то ум, искусство или некоторая способность, а деятельное начало – в деятеле как его решение, ибо сделанное и решённое – это одно и то же. Поэтому если всякое рассуждение направлено либо на деятельность или на творчество, либо на умозрительное(теоретическое), то учение о природе должно быть умозрительным знанием о таком сущем, которое способно двигаться, и о выраженной в определении(κατα τον λογον) сущности, которая по большей части не существует отдельно от материи. Исследование души также отчасти относится к познанию природы, поскольку душа не существует без материи.

Но и математика – умозрительная наука. Некоторые математические науки рассматривают свои предметы как неподвижные и как существующие отдельно(от материи) – арифметика и геометрия. А если есть нечто вечное, неподвижное и существующее отдельно, то его, очевидно, должна познать наука умозрительная, но оно должно быть предметом не учения о природе(ибо последнее имеет дело с чем-то подвижным), и не математики, а науки, которые первее обоих. В самом деле, учение о природе занимается предметами, существующими самостоятельно, но неподвижными; некоторые части математики исследуют хотя и неподвижное, однако, пожалуй, существующее несамостоятельно, а как относящееся к материи; первая же философия исследует самостоятельно существующее и неподвижное. А все причины должны быть вечными, особенно же эти(т.е. изучаемые первой философией), ибо они причины тех божественных предметов, которые нам являются( причины небесных сфер и светил в их видимом движении).

Таким образом, имеются три умозрительные учения: математика, учение о природе(физика), учение о божественном(совершенно очевидно, что если где-то существует божественное, то ему присуща именно такая природа), и достойнейшее знание должно иметь своим предметом достойнейший род сущего. Поэтому умозрительные науки предпочтительнее всех остальных, а учение о божественном предпочтительнее других умозрительных наук.

Если нет какой-либо другой сущности, кроме созданных природой, то первым учением было бы учение о природе. Но если есть некоторая неподвижная сущность, то она первее, и учение о ней составляет первую философию. Именно первой философии надлежит исследовать сущее как сущее – чтó оно такое и каково всё присущее ему как сущему.

 

Книга VI,глава 2(1026а33-1027а29)

            Случайное бытие и его характеристики: а) в нём отсутствует какое-либо постоянство; б) его причина – случайная, она – материя; в) оно не может быть предметом научного рассмотрения; г) оно близко к небытию; д) к нему не применяется возникновение и уничтожение.

 

Прежде всего следует сказать о сущем в смысле привходящего, что о нём нет никакого учения. Никакому учению нет дела до него… И тот, кто строит дом, не строит того, что привходящим образом получается вместе с возникновением дома(ничто не мешает, чтобы построенный дом был для одних приятен, для других – вреден, для третьих – полезен и чтобы он был отличен от всех существующих вещей; ни с чем из всего этого домостроительное искусство не имеет дело). Привходящее есть как бы одно лишь наименование… Поэтому Платон был прав, говоря, что не-сущее – область софистики. Рассуждения софистов действительно больше всего другого имеют дело с привходящим: например, можно ли обо всём, что существует не всегда, сказать, что оно стало. Привходящее есть нечто близкое к не-сущему: у того, что существует иным образом, имеет место и возникновение, и уничтожение, а у того, что есть привходящим образом, того и другого нет.

            То, что существует не всегда и не большей частью, мы называем случайным, или привходящим. Например, ненастье и холод в летнее время – в отличие от зноя и жары летом, что бывает в большинстве случаев; человек бледен – привходящее, человек – живое существо – не привходящее.

            Для других вещей имеются причины и способности, которые их создают, а для привходящего никакого определённого искусства и способностей нет, ибо причины существующего или становящегося привходящим образом также есть нечто привходящее. Следовательно, т.к. не всё существует или становится необходимым образом и всегда, а большинство – большей частью, то необходимо должно быть нечто привходящим образом сущее.

            Всякая наука – о том, что есть всегда, или о том, что бывает большей частью. Как же иначе человек будет чему-то учиться или учить другого? Ведь оно должно быть определено как бывающее всегда или большей частью. Привходящее же идёт в разрез с этим. Следовательно, науки о нём нет.

 

 

Книга VI,глава 3(1027а28 - 1027в17)

            Случайный характер причин и начал случайных вещей и событий. Условия  осуществления необходимого бывают случайной природы.

 

            Будет ли вот это или нет? Будет, если только произойдёт вот это другое; если же не произойдёт, то нет. А это другое произойдёт, если произойдёт третье. Происшедшее уже в чём-то наличествует. Следовательно, всё, что произойдёт, произойдёт необходимым образом, например, смерть живущего, ибо что-то для этого уже возникло, например, наличествуют противоположности в том же теле. Но умрёт ли он от болезни или насильственной смертью – это ещё не известно; это зависит от того, произойдёт ли «вот это».

            К какого рода началу и к какого рода причине восходят здесь привходящее – к материи ли, целевой причине, или движущей причине, - это надо рассмотреть особенно.

  

Книга VI,глава 4(1027в17 – 1028а5)

            Бытие в смысле истины: соответствие между связью в мысли(утверждением) и связью в действительности; между разделением в мысли(отрицанием) и разделением в действительности. Небытие в смысле ложного: несоответствие в том и другом случае. Отличие бытия в смысле истины от основного бытия, на которое указывают различные формы высказывания о сущем – категории.

           

            Оставим привходящее ибо оно определённо в достаточной мере. Что же касается сущего в смысле истинного и не-сущего в смысле ложного, то оно зависит от связывания и разъединения, а истинное и ложное вместе – от разграничения членов противоречия, а именно: истинно утверждение относительно того, что на деле связано(Примеч. Глагол – связка «быть» - «есть»[6]), и отрицание того, что на деле разъединено(Примеч. Глагол – связка с отрицанием «не быть» - «не есть»[6]); а ложно то, что противоречит этому разграничению.

            Ложное и истинное не находятся в вещах так, чтобы благо, например, было истинным, а зло непременно ложным, а имеются в рассуждающей мысли… Сущее в смысле привходящего и в смысле истинного надо теперь оставить, ибо причина первого неопределённа, а причина второго – некоторое состояние мысли, и как то, так и другое касаются остающегося рода сущего(Примеч. т.е.  сущего в собственном смысле, или объективно существующего [6]) и не выражают ничего такого, что уже не было бы в природе сущего. Рассмотреть же следует причины и начала самого сущего как такового.

 

 

62