yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Віра та релігія->Содержание-> 7.«Метафизика» — учение о потенции и акте.

Платоно-Аристотельский пролог к святоотеческому Богословию

 7.«Метафизика» — учение о потенции и акте.

 

Книга IX, глава 1(1045в28 – 1046а35)

            Ставится на рассмотрение новое основное значение сущего – бытие в смысле возможности и бытие в смысли реальной осуществлённости. Бытие как способность к деятельности противопоставляется реально осуществляемой деятельности. Первое включает: 1) способность испытывать изменения вообще и противостоять изменению к худшему; 2) активная (способность действовать) и пассивная (способность страдать) способности совместимы, если в этой вещи различаются разные стороны; при тесном их сращении воздействие предмета на самого себя невозможно. «Неспособность» есть лишённость (остутствие) способности.

 

            Так как о сущем говориться 1) как о сути вещи, качестве или количестве; 2) в смысле возможности и действительности, то исследуем также более подробно различие между возможностью и действительностью.

            Все способности, относящиеся к одному и тому же виду, суть некоторые начала и называется способностями по их отношению к одной первой способности, которая есть начало изменения вещи, находящееся на другом или в ней самой, поскольку она другое. Это 1) Способность претерпевать как заложенное в самой претерпевающей вещи начало испытываемого ею изменения, вызываемого другим или ей самой, поскольку она другое; 2) Обладание невосприимчивостью к худшему и к тому, чтобы быть уничтоженным чем-то другим или самой вещью, поскольку она другое, через начало, вызывающее изменение.

            Поэтому в некотором смысле способность действовать и претерпевать – одна (ибо нечто способно и по тому, что оно само имеет способность претерпевать, и потому, что другое способно претерпевать от него), а в некотором она разная: ведь одна из них находится в претерпевающем (ибо претерпевающее претерпевает – причём одно от другого – потому, что в нём есть некоторое начало, а также потому, что и материя есть некоторое начало), а другая – в действующем, например, тёплое и строительное искусство: первое – в могущем нагревать, второе – в способном строить. Следовательно, если в вещи то и другое от природы сращено, она сама не претерпевает от самой себя, ибо она одна, а не разное.

            Равным образом и неспособность и неспособное – это лишённость, противоположная такого рода способности, так что способность всегда бывает к тому же и в том же отношении, что и неспособность. Лишённость же – это: 1) если нечто чего-то не имеет; 2) хотя чему-то свойственно иметь что-то от природы, однако оно не имеет его; 3) когда то, что от природы свойственно иметь, отнимается насильно.

 

Книга IX,глава 2(1046а36 – 1046в29)

            Способности могут быть бессознательными (в неодушевлённых предметах) и сознательными, связанными с рассуждением. В первых определённый результат предрешён, во вторых возможны противоположные результаты. Со способностью к благу связана всегда способность как таковая, но не наоборот. «Тот, кто делает хорошо, должен также и делать; но тому, кто только делает, нет необходимости делать вместе с тем хорошо» (1046в27).

 

            А так как одни начала этого рода имеются в вещах неодушевлённых, другие – в одушевлённых и в душе, при чём у души – в её разумной части, то ясно, что и из способностей одни будут не основывающиеся на разуме, другие – сообразующиеся с разумом. Поэтому все искусства и всякое умение творить суть способности, а именно они начала изменения, вызываемого в другом или в самом обладающем данной способностью, поскольку он другое.

            И одни и те же способности, сообразующиеся с разумом, суть начала для противоположных действий, а каждая способность, не основывающаяся на разуме, есть начало лишь для одного действия; например, тёплое есть начало только для нагревания, врачебное же искусство – для болезни и здоровья. Причина: знание есть уразумение, а одним и тем же уразумением выясняют и предмет, и его лишённость.

            И так как противоположности не существуют в одном и том же, значение же есть способность уразумения, а душа обладает началом движения, то в то время как полезное для здоровья вызывает только здоровье, способное нагревать – только тепло… сведущий же – то и другое. Ибо уразумение касается и того, и другого… и находится в душе, обладающей началом движения; так что тем же началом душа будет двигать то и другое, связывая их с одним и тем же. Следовательно, противоположности объемлются одним началом – разумом.

            Способности делать или претерпевать надлежащим образом сопутствует способность просто делать или претерпевать, по этой способности первая – не всегда: ведь тот, кто делает надлежащим образом, должен также и делать, но тот, кто просто делает, не обязательно делает и надлежащим образом.

 

 Книга IX,глава 3(1046в30 – 1047в2)  

            Мегарики отвергали существование способности как таковой, отдельной от реальной деятельности. Но это приводит: а) к попеременной утрате и новому обретению способности; б) к отсутствию чувственно воспринимаемых свойств у неодушевлённых вещей и способности чувственного  восприятия у живых существ, когда такие свойства не реализуются фактически; в) к невозможности движения и возникновения. Необходимо различать способность и действительность. Способность есть отсутствие реальной невозможности, для соответствующей действительности. Исходное значение действительности – то, когда о ней говориться в области движения.

 

            Некоторые (мегарики) утверждают, что нечто может действовать только тогда, когда оно действительно действует, когда же не действует, оно и не может действовать. Например, тот, кто не строит дом, не может строить дом, а это может лишь тот, кто его строит, когда он его строит.

            Если неимеющее возможности – это то, что лишено возможности, то, следовательно, то, что ещё не произошло, не будет иметь возможности произойти; если же о неимеющем возможности произойти утверждают, что оно есть или будет, то говорят неправду. Такие взгляды отвергают и движение и возникновение.

            Возможность и действительность – не одно и то же (между тем приведённые взгляды отождествляют возможность и действительность); так что вполне допустимо, что нечто хотя и может существовать, однако не существует, и хотя может и не существовать, однако существует. И точно так же если что-то способно быть приведенным в движение или приводить в движение, остановиться или остановить, быть или возникать, не быть или не возникать…

            А имя energeia (Примеч. Действительность как некое движение, деятельность [6]), связываемое с entelecheia (Примеч. Действительность как некая фактическая данность, осуществлённость чего-то [6]), перешло и на другое больше всего от движений: ведь за деятельность больше всего принимают движение. Поэтому-то несуществующему и не приписывают движения… и это потому, что иначе оно было бы в действительности, не будучи в действительности. В самом деле, среди несуществующего что-то есть в возможности; но оно не есть, потому что оно не есть в действительности.

  

Книга IX,глава 4(1047в3 – 1047в30)

            Если одно бытие необходимо связано с другим, то также необходима связь между способностями существовать у первого бытия и второго бытия. И наоборот, если есть вторая связь, должна существовать и первая связь.

 

            Не может быть правильно утверждение, что вот это возможно, но не произойдет, так что в этом случае ускользало бы от нас, что значит невозможное.

            Если при наличии А необходимо существует Б, то и при наличии возможности существования А необходима и возможность существования Б.

            Доказательство. Если возможность Б не необходима, то ничто не мешает, чтобы было возможно, что Б не существует. Допустим, что А возможно. Тогда А есть (действительно существует). Тогда и Б необходимо есть. Между тем было предположено, что Б невозможно. Допустим, что Б невозможно. Если же невозможно, чтобы Б было, то необходимо, чтобы и А было невозможно. Но ведь А было возможно, значит, и Б возможно. Итак, если А возможно, то и Б будет возможно, если только отношение между ними таково, что при существовании А необходимо существование Б.

 

  Книга IX,глава 5(1047в31 – 1048а24)

            Различение и характеристика трёх групп способностей в зависимости от источника их происхождения.

 

            Все способности делятся на врождённые (например, внешние чувства), приобретаемые навыком (например, способность игры на флейте) и приобретаемые через обучение (например, способность к искусствам). Для второй и третьей групп необходимо предварительные упражнения. Для способностей врождённых и способностей к претерпеванию такие упражнения не необходимы.

            То, что способно, способно к чему-то, в какое-то время и каким-то образом. Одни способны производить движение согласно разуму (одушевлённые существа), другие не наделены разумом и их способности не основываются на разуме (и одушевлённые существа и неодушевлённые предметы). Когда действующее и претерпевающее приходят в соприкосновение соответствующим их способностям, образом, одна из способностей второго рода необходимо действует, а другая претерпевает, а при способностях первого рода это не необходимо. Ибо каждая способность второго рода производит лишь одно действие, а первого рода может производить и противоположные действия, так что если бы эти способности проявлялись с необходимостью, то они производили бы в одно и то же время противоположные действия; но это невозможно. И поэтому решающим должно быть что-то другое: стремление или собственный выбор.

            Следовательно всякий раз, когда способное действовать согласно разуму стремиться к тому, способность к чему имеет, и в той мере, в какой оно способно, оно необходимо делает именно это; а способно оно действовать, когда претерпевающее налицо и находится в определённом состоянии; иначе оно действовать не может (способность к действованию такова не во всех случаях, а при определённых условиях, одно из которых – устранение внешних препятствий).

            Поэтому не может кто-либо совершить в одно и то же время два различных или противоположных действия, если бы даже и хотел и желал этого: ведь способностью к ним он обладает не таким образом, и нет способности делать в одно и то же время противоположное одно другому, ибо то, к чему кто-либо способен, он будет делать так, а не иначе.

 

Книга IX,глава 6(1048а25 – 1048в37)

Бытие в возможности противопоставляется бытию в действительности. Возможность – это данность в невыявленном виде. В пределах действительности различают деятельность незавершённую (движение) и деятельность завершённую. Первая имеет внешнюю цель, вторая – внутреннюю цель (то есть в деятельности завершённой заключена цель, которая и есть действие).

 

Действительность – это существование вещи не в том смысле, в каком мы говорим о сущем в возможности (например, изображение Гермеса в дереве; или того, кто в данное время не исследует, мы признаём сведущим, если он способен исследовать), а в смысле осуществления.

Надо сразу замечать соответствие, а именно: как строящее относится к способности строить, так бодрствующее – к спящему… выделенное из материи – к этой материи, обработанное – к необработанному. И в этом различии одна сторона пусть означает действительность, другая – возможность. Не обо всём говорится в одинаковом смысле, что оно есть в действительности, разве только в смысле соответствия одно другому, а именно: как движение относится к способности, или как сущность к какой-нибудь материи.

А о беспредельном, пустом и другом тому подобном говорят как о возможности и действительности не в том смысле, каком говорят о большинстве вещей. Беспредельное существует в возможности не в том смысле, что оно когда-то будет существовать отдельно в действительности, оно таково (Примеч. То есть существует в возможности [6]) лишь для познания. Из того, что делению нет конца, следует, что действительность у беспредельного имеется в возможности, но не следует, что беспредельное существует отдельно.

Ни одно из действий, имеющих предел, не есть цель, а все они направлены на цель. Так как движение не есть цель, оно не есть действие или по крайней мере есть незаконченное действие; но если в движении заключена цель, то оно и есть действие.

1) Например, человек видит — и тем самым увидел; размышляет — и тем самым размыслил. Но: 2)Например, человек учится — и тем самым выучился; лечится — и тем самым вылечился.

Таким образом, второе надо называть движениями, первое – осуществлениями. Ведь всякое движение незаконченно – похудение, учение, ходьба, строительство. Ведь неверно, что человек идёт – и уже сходил; строит – и уже построил. Но одно и то же существо в одно и то же время увидело и видит, а также думает и подумало. Поэтому всякое действие я называю осуществлением, а то – движением.

 

Книга IX,глава 7(1049а1 – 1049в3)

Одна вещь является возможностью другой вещи, если она составляет материю последней. Из этой материи возникает вещь под действием внешнего или внутреннего движущего материю начала. Тогда вещь обозначается производным от названия материи именем, как сделанная из чего-нибудь (медная статуя). Аналогичным образом вещь получает такое производное обозначение от названия тех или других качеств.

 

То, что из сущего в возможности становится действительным через замысел, можно определить так: оно то, что возникает по воле действующего, если нет каких-либо внешних препятствий. Например, дом в возможности: если ничто в материале не мешает этому материалу стать домом и нет ничего, что надо было бы прибавить, или убавить, или изменить, — то это дом в возможности; и одинаково обстоит дело и со всем остальным, у чего начало возникновения находится вовне. А там, где начало возникновения имеется в самом возникающем, в возможности есть то, что при отсутствии каких-либо внешних препятствий станет сущим в действительности через себя; например, семя ещё не есть человек в возможности (ему надо попасть во что-то другое и преобразоваться). Когда же нечто благодаря тому, что оно имеет начало в самом себе, оказывается способным перейти в действительность, оно уже таково в возможности; а семя… нуждается в другом начале, подобно тому, как земля не есть ещё изваяние в возможности (ведь только изменившись, она станет медью).

…Ящик не земляной и не земля, а деревянный, ибо дерево есть ящик в возможности, и оно – материя ящика: дерево вообще есть материя ящика вообще, а материя этого вот ящика – вот это дерево. Если же есть нечто первое, о чём уже не говориться со ссылкой на другое как о сделанном из этого другого, то оно – первая материя; так, например, если земля – из воздуха, а воздух – не огонь, а из огня, то огонь – первая материя, которая не есть определённое нечто. Ведь то, о чём сказывают, то есть субстрат, различают именно по тому, есть ли он определённое нечто или нет; например, субстрат для состояний – это человек, то есть тело и душа, а состояния – это образованное, бледное. Поэтому там, где дело обстоит таким образом, последний субстрат – сущность; а там, где это не так, а сказываемое есть некая форма и определённое нечто, последний субстрат есть материя и материальная сущность.

 

Книга IX,глава 8(1049в4 – 1051а3)

Реальная действительность первичнее всякой способности. 1) Способность выводиться из реализующей её действительности логически; 2) по времени индивидуальная вещь в действительности позже этой же вещи в возможности, но: а) она с необходимостью предполагает другую, предшествующую вещь, существующую в действительности; б) способности к той или иной деятельности предшествует частичное проявление в ней этой деятельности; 3) с точки зрения бытия (онтологически): а) способность находит в действительности своё завершение (то, что позже в порядке возникновения, раньше по форме и сущности; действительность есть цель способности; материя, существуя в возможности, есть путь к форме, а действительность – осуществлённая форма); б)бытие в действительности первично к по отношению к бытию к возможности, так как бытие неуничтожимое и необходимое относится к области бытия в действительности и никогда не есть возможностью. И поэтому а) деятельность небесных светил, чуждая бытия в возможности, никогда не может остановиться; б)идеи, если они и существуют, есть способности и следовательно, они не могут быть первичными в области бытия.

 

Действительность, или деятельность, первее возможности, или способности. Она первее не только той определенной способности, о которой говорится как о начале изменения вещи, находящемся в другом или в ней самой, поскольку она другое, но и вообще первее всякого начала, способного вызвать или остановить движение чего-то: ведь и природа принадлежит к тому же роду, что и способность; она начало движения, но не в другом, а в самой вещи… Поэтому, действительность первее всякого такого начала и по определению, и по сущности, а по времени она в некотором смысле предшествует, а в некотором нет.

По определению: например, способное строить – то, что может строить, способное видеть – то, что может видеть; видимое – то, что можно увидеть и т.д. Следовательно, определение и познание того, что в действительности, должно предшествовать познанию того, что в возможности.

По времени: предшествует сущему в возможности то действительное, что тождественно с ним по виду, но не по числу. Например, материя, семя и то, что способно видеть, которые суть человек, хлеб и видящее в возможности, а в действительности еще нет, конечно, предшествуют вот этому человеку, уже существующему в действительности, и также хлебу, и видящему, но им предшествует по времени другое сущее в действительности, из чего они возникли: ведь из сущего в возможности всегда возникает сущее в действительности через сущее в действительности, например: человек - из человека, образованный - через образованного, причем всегда есть нечто первое, что приводит в движение, а это движущее уже существует в действительности.

Материя есть в возможности, потому что может приобрести форму;  а когда она есть в действительности, у неё уже есть форма.

Дело – цель, а деятельность – дело, почему и «деятельность» (ενεργεια) производно от «дела» (εργον) и нацелена на «осуществленность» (εντελεχεια).

Там, где возникающее есть что-то другое помимо применения способности, действительность находится в том, что создаётся (строительство – в том, что строится… движение – в том, что движется), то есть сущность и форма – это действительность.

Поэтому по сущности действительность первее возможности; по времени одна действительность всегда предшествует другой вплоть до деятельности постоянно и первично движущего.

Но вечное по своей сущности первее преходящего, и ничто вечное не существует в возможности. Доказательство. Любая возможность чего-то есть одновременно и возможность его противоположности. Ибо то, что не способно существовать, не будет присуще ничему, но всё то, что к этому способно, может не быть в действительности. Поэтому то, что способно быть, может и быть, и не быть, то есть одно и то же способно и быть и не быть. Но то, что способно не быть, может не быть, а то, что может не быть – преходяще. Следовательно, ничто не преходящее вообще никогда не существует в возможности. Таким образом, всё вечное существует в действительности. Также не существует в возможности: 1) ничто необходимо сущее (ведь оно первое, если бы его не было, не было бы ничего); 2) вечное движение, если таковое есть, и если что-нибудь движущееся вечно, то оно движущееся не в возможности, разве лишь в отношении того, откуда и куда оно движется (ничто не мешает, чтобы для этого существовала материя). Следовательно, солнце, светила и всё небо в целом находятся в постоянной деятельности и нечего опасаться, что они когда-нибудь остановятся, как этого боятся те, кто рассуждает о природе (например, Эмпедокл).

 

Книга IX,глава 9(1051а4 – 1051а33)

Осуществление блага лучше просто способности к благу, и поэтому зло, ставшее действительностью, хуже способности к злу. Поэтому дурное не существует отдельно от дурных дел, и среди вечных вещей ему нет места.

 

Действительность и лучше, и ценнее способности к благу. Способное одинаково способно к противоположностям: способность быть здоровым и быть больным, находиться в покое и находиться в движении… всякий раз одна и та же. Но если способность к противоположностям наличествует в одно и то же время, то сами противоположности не могут наличествовать в одно и то же время (в действительности невозможно быть в одно и то же время и здоровым, и больным).

Так что благое должно быть одной из двух противоположностей, а способность - это способность к той и другой или ни к одной из них. Таким образом, действительность лучше. В дурном же завершение и действительность необходимым образом хуже, нежели способность.

Поэтому ясно, что дурное не существует помимо дурных вещей: ведь по природе оно хуже способности к злу. В изначальном и вечном нет ничего дурного, никакого изъяна, ничего порченого.

Очевидно, что сущее в возможности обнаруживается через деятельность. И причина этого – то, что мышление есть деятельность. Так что в этом смысле возможность зависит от деятельности, и вот почему познают, действуя, хотя по возникновению деятельность в каждом отдельном случае есть нечто последующее по отношению к возможности (Примеч. Потенциально познаваемое зависит от познания, так как через последнее оно обнаруживается, но любой индивидуальный акт познания, в свою очередь, есть нечто последующее по отношению к потенциально познаваемому в той мере, в какой последнее является условием перехода познания из возможности в действительность [6]).

 

Книга IX,глава 10(1051а34 – 1052а14)

Бытие в смысле истины и небытие в смысле лжи в отношении вещей сложных (соединение предиката с субъектом) истина – в соответствии между утверждением (отрицанием) связи и наличием (отсутствием) её в действительности, ложь – в их несоответствии. Бытие в этом случае есть фактическое или необходимое наличие связи между субъектом и предикатом, небытие – отсутствие или невозможность такой связи. При только возможной (непостоянной) связи субъекта и предиката одно и то же высказывание о такой вещи может быть истинным и ложным; при постоянной связи высказывание всегда или истинно, или ложно. В отношении вещей несоставных знание есть констатация бытия и определённой природы вещи. Для вещей неподвижных (хотя бы и составных) высказывание не бывает в одно время истинным, в другое время ложным (оно может быть то тем, то другим только по отношению к разным вещам одного вида).

 

Относительно сущностей несоставных ошибаться нельзя; и все они существуют в действительности, не в возможности, ибо иначе они возникали бы и уничтожались; а сущее само по себе (Примеч. То есть форма вне связи с материей) не возникает и не уничтожается, ибо иначе оно должно было бы возникать из чего-то. Поэтому относительно того, что есть бытие само по себе и в действительности, нельзя ошибаться, а можно либо мыслить его, либо нет. Относительно же его ставится вопрос только о сути, а не о том, такого ли свойство оно или нет.

 

 

65