yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Віра та релігія->Содержание->8. «Метафизика» – учение об едином.

Платоно-Аристотельский пролог к святоотеческому Богословию

8. «Метафизика» – учение об едином.

 

Книга X,глава 1(1052а15 – 1053в8)‍

Имеется четыре смысла единого: 1) непрерывное; 2) связанное в одно своей формой; 3) единичная вещь; 4) всеобщее. Существо единого наиболее точно выражено в мере - и для количества, и для качества у какой-нибудь вещи. Мера – это нечто единое, неподлежащее дальнейшему делению (с точки зрения восприятия). В разных областях меры разные, но меры всегда сродни тому, что ими измеряется (исключение – число). С другой стороны знание и чувственное восприятие являются мерой. Впрочем, последние скорее измеряются вещами, нежели меряют их. Основное значение для единого – быть мерой; и оно должно быть неделимым либо по количеству, либо по качеству.

 

…Мы называем также знание и чувственное восприятие мерою вещей, а именно потому, что мы нечто познаём при посредстве их, хотя они скорее измеряются (Примеч. То есть скорее вещи являются критерием достоверности человеческих знаний и восприятий, а не наоборот, как у Протагора [6]), чем измеряют… Протагор же говорит: «Человек есть мера всех вещей», что равносильно тому, как если бы он сказал: «человек знающий» или «воспринимающий чувствами» есть мера всех вещей, а они – потому что обладают: один – чувственным восприятием, другой – знанием, о которых мы и так говорим, что они меры предметов.

 

Книга X,глава 2(1053в9 – 1054а19)

Единое как таковое не есть отдельно существующая сущность, а, напротив, правильнее принимать у такой сущности самостоятельное, отличное от единого содержание. Доказательства: 1) Ничто всеобщее нельзя считать сущностью и поэтому и наиболее общие определения, и единое, и сущее нельзя считать сущностью; 2) в других областях сущего, за пределами сущности, элементарные единства всегда носят конкретный характер, обладая каждый раз особым специальным содержанием (для цветов в области качества – белый цвет; для пространственных определений – треугольник и т.д.). В сфере сущности же единое даётся не изолированно, а с определённым конкретным субстратом. Единое и сущее приблизительно тождественны; они не входят специально ни в одну категорию, но одинаково связаны со всеми категориями. «Быть единым, это именно значит – существовать как данная отдельная вещь» (1054а19).

Если же ничто общее не может быть сущностью, как об этом сказано в рассуждениях о сущности и о сущем, и если само сущее не может быть сущностью в смысле единого помимо множества (ибо оно общее всему), а может быть лишь тем, что сказывается о чем-то другом, то ясно, что и единое не может быть сущностью: ведь сущее и единое в большей мере, нежели что бы то ни было другое, сказываются как общее. Так что и роды не самобытности (physeis) и сущности, существующие отдельно от других, и единое не может быть родом по тем же самым причинам, по которым не могут быть родом ни сущее, ни сущность.

 

Если числа и единое имеются и у состояний, и у качеств, и у количеств, и у движения и во всех этих случаях число есть число определённых вещей, а единое есть определённое единое, но сущность его не в том, чтобы быть единым, то и с сущностями дело должно обстоять таким же образом, ибо со всем дело обстоит одинаково. Таким образом, очевидно, что единое в каждом роде сущего есть нечто определённое и что само по себе единое ни у каково рода не составляет его природу; и как у цветов искомое само по себе единое – это один цвет, так и у сущности искомое само по себе единое есть одна сущность; а что единое некоторым образом означает то же самое, что и сущее, это ясно из того, что оно сопутствует категориям в стольких же значениях, что и сущее, и не подчинено особо ни одной из них (ни категории сущности, например, ни категории качества, а относится к ним так же, как сущее), а так же из того, что если вместо «человек» говорят «один человек», то ничего дополнительного не высказывают (так же и «быть» ничего не значит помимо сути вещи, её качества или количества), а быть единым означает быть чем-то отдельным

 

Книга X,глава 3(1054а20 – 1055а2)

Анализ единого в противопоставлении многому. Эта оппозиция выражается в противопоставлении неделимого делимому. Единому соответствует тождественное, сходное и равное; многому – иное, несходное, неравное. Указываются основные значения тождественного, сходного, иного, различного. Противоположность есть известный вид различия. В области бытия всякое сущее и единое от природы либо единое, либо не единое (иное).

 

Как о тождественном мы говорим в различных значениях: в одном смысле мы иногда как о тождественном говорим о едином по числу, затем - когда нечто едино и по определению, и по числу, например: ты сам с собой одно и по форме, и по материи; и далее - когда обозначение первичной сущности одно, например, равные прямые линии тождественны, и равные [0] и равноугольные четырехугольники - тоже, хотя их несколько, но у них равенство означает единство.

Сходными называются вещи, когда, не будучи во всех отношениях тождественными и имея различие в своей составной сущности, они одни и те же по форме, как большой четырехугольник сходен с малым… Далее, вещи называются сходными, когда, имея одну и ту же форму и будучи в состоянии быть больше и меньше, они не больше и не меньше. Наконец, вещи называются сходными, когда у них больше тождественных свойств, нежели различных.

И "иное" в одном значении противолежит "тождественному". Следовательно любая вещь по отношению к любой другой есть либо то же самое, либо другое; в другом смысле говорят о "ином", когда у них ни материя не одна, ни определение не одно и то же, например,  ты и твой сосед – разное.

Различное же различается от чего-то в чем-то определенном, так что необходимо должно быть нечто тождественное, в чем различаемые вещи различаются между собой. А это нечто тождественное - род или вид.

По роду различаются вещи, у которых нет общей материи и которые не могут возникать друг из друга (таково, например, то, что принадлежит к разным категориям); по виду - те, что принадлежат к одному и тому же роду (а называется родом то, благодаря чему различающиеся между собой вещи называются тождественными по сущности).

 

Книга X,глава 4(1055а3 – 1055в29)

Противоположность есть наибольшее различие в пределах рода. Другое определение противоположного: наличие какого-либо свойства – и полное отсутствие его. Отношения противоречия и противоположности: между членами противоречия нет ничего среднего, между тем как между членами противоположности это среднее есть. Рассматривается отношение противоречия и лишённости, отсутствия чего-либо. Одно из двух противоположных свойств есть всегда отсутствие положительного, но не всякое отсутствие создаёт противоположность (ибо отсутствие бывает полным и частичным).

 

Законченное - то, за пределами чего нельзя найти что-то относящееся к вещи; ведь законченное различие достигло конца, а за пределами конца нет уже ничего, ибо конец - это крайний предел во всякой вещи и объемлет её. Следовательно, нет ничего за пределами конца, и законченное не нуждается в чем-либо ещё.

… В одних случаях бывает нечто промежуточное (и человек, например, может быть не хорошим и не плохим), а в других – нет (необходимо же числу быть либо нечётным, либо чётным).

 

Книга X,глава 5(1055в30 – 1056в2)

            Равное есть отрицание большего и меньшего. Аналог равному (без имени) в отличной от количества области – то, что в пределах рода противопоставляется двум крайним членам, находясь в промежутке между ними.

           

Книга X,глава 6(1056в3 – 1057а17)

            Единое и многое. Как большое многое противопоставляется малому, так измеряемое количество – единому как мере. В качестве меры и измеряемого единое и многое противостоят друг другу как своего рода соотнесённое.

 

Книга X,глава 7(1057а18 – 1057в34)

            Промежуточное. Принадлежность его к тому же роду, что и пределы, между которыми оно находится и которые противолежат друг другу не как противоречия и не как соотнесённые, а как противоположные один другому. Виды состоят из рода и видовых отличий. Всякое промежуточное слагается из объемлющих его предельных, не обнимаемых уже одним общим родом противоположностей; это противоположности основных видовых отличий. Через сочетания с родом из этих основных противоположностей образуются противоположные видовые признаки, а из сочетания основных противоположностей друг с другом – видовые отличия промежуточного.

 

            … Например, если белое и чёрное – противоположности, при чём первое есть свет, рассеивающий зрение, а второе цвет, собирающий его, то эти видовые отличия – «рассеивающее» и «собирающее» – суть нечто предшествующее; так что и они предшествующие противоположности.

            … Например, все цвета, промежуточные между белым и чёрным, должны быть обозначены как состоящие из их рода (а их род – цвет) и из тех или иных видовых отличий; но эти отличия не будут первыми противоположностями, иначе любой цвет был бы или белым, или чёрным; значит, они будут другие; поэтому они будут промежуточные между первыми противоположностями, а первые отличия – это «рассеивающее» и «собирающее»… 

 

Книга X,глава 8(1057в34 – 1058а28)

            Различие по виду есть противоположение; здесь противополагаются последние виды, не допускающие дальнейшего деления. Нельзя говорить, что виды отличны по виду от собственного рода и от видов другого рода.

 

Книга X,глава 9(1058а29 – 1058в25)

            Различия пола не есть различия по виду: они в отличие от последних связаны с материей вещи, а не с её логической сущностью. Материя же не образует различия по виду.

           

            … Это есть различие в живом существе само по себе, а не такое, как бледность и смуглость, – «женское» и «мужское» присуще живому существу как таковому. И так как мы имеем, с одной стороны, определение, а с другой - материю, то противоположения, относящиеся к определению, создают различие по виду, а противоположения, связанные с материей, такого различия не создают… Ибо человек берется здесь как материя, а материя не создает видового отличия; поэтому отдельные люди не виды человека, правда, составное целое здесь разное, однако по виду оно не разное, так как в определении здесь нет противоположения… И точно так же не разные по виду медный круг и деревянный; медный же треугольник и деревянный круг различаются по виду не из-за разности в материи, а потому, что в их обозначении содержится противоположение.

            Что же касается мужского и женского, то они, правда, свойства, принадлежащие лишь живому существу, но они не относятся к его сущности, а заключаются в материи, т. е. в теле, поэтому из одного и того же семени возникает женское или мужское в зависимости от того, какое изменение оно претерпевает.

 

Книга X,глава 10(1058в26 – 1059а18)

Преходящее и непреходящее отличны друг от друга по роду: способность уничтожаться и способность не уничтожаться относятся к самому существу их. Поэтому не правы те философы, которые относят идеи и индивидуальные вещи к одному и тому же виду; ведь первые – не преходящи, а вторые – преходящи.

 

… Ничто не преходяще акцидентально: ведь акцидентальное может и не быть, между тем преходящность необходимо присуща тому, чему она присуща; иначе одно и то же было бы преходящим и не преходящим… Поэтому преходящность должна быть либо сущностью, либо содержаться в сущности любой преходящей вещи. И то же можно сказать относительно непреходящности: то и другое принадлежит к тому, что присуще необходимо.

 

 

66