yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Віра та релігія->Содержание->Плотин, «Эннеады»: учение об Едином.

Платоно-Аристотельский пролог к святоотеческому Богословию

Плотин, «Эннеады»: учение об Едином.

 

Шестая эннеада, трактат 4.

О Целостном вездеприсущии истинно-сущего Единого (I).

Как Мировая душа, обнимая весь мир, присутствует во всех его существах, сама не делясь и не выступая из себя, так и высочайшее Первосущее вездесуще лишь в том смысле, что оно проникает и удерживает собой всё прочее, пребывая неизменно в самом себе, в единстве своего существа. То «везде», в котором оно всегда есть, – оно само. И как его единство не исключает, а, наоборот, производит и обусловливает множественность сущего, так и Мировая душа производит множество существ, всегда проникает их своей жизнью, причём ни сама не делится, ни души не утрачивают своей индивидуальности. Того же воззрения придерживались и древние мудрецы.

 

1. Потому ли Душа присутствует во всех существах мира, что она имеет такой пространственный объём, а её собственная природа разделяется по телам, или же она, пребывая в самой себе, тем самым присутствует во всём?

… каким образом душа, будучи безтелесной и непротяжённой, может принять протяжённость тела прежде или вместе с ним?

2. Мир истинно-сущего всеобъемлющ, мир же видимый и чувственный есть лишь его образ и подобие: первый не находится ни в чём другом, так как ему не предшествует в бытии ничто другое; второй, по бытию следующий после него, в нём находится и через него утверждается и без него не может существовать, быть в движении или покое.

Понятие об истинно-сущем мире должно быть продуктом чистого мышления, а не представления или воображения, и не должно содержать в себе никакого намёка на пространственные отношения; речь о месте, пространстве уместно лишь в применении к чувственному миру. Тот же мир, будучи по бытию первым и обладая истинным существованием, не требует для себя никакого места и ни в чём другом не находится. Зиждящийся на нём чувственный мир, будучи совсем иным по природе, лишь участвует в его бытии, зависит от него, получает от него все силы, но не так, что делит его в себе пространственно, а так, что всегда стоит в непосредственной к нему близости, имеет его в себе, между тем как тот, будучи всеобъемлющим, некоим образом не может быть вне самого себя в чём-либо…

Всеобъемлющее находится одновременно и в сущем, и в самом себе, ибо то, что, будучи всеобъемлющим, есть везде, то представляет собой единство и находится в едином. Вовлекая это истинно-сущее в мир чувственного бытия, мы полагаем и его вездесущие, а затем, видя, как громаден чувственный мир, удивляемся, как же это могла сверхчувственная природа растянуться в столь великой громаде, не подозревая того, что считаемое нами великим – мало, а мнимое малое – велико, поскольку оно в каждой своей части находится всё целиком, так что и мир наш, соприкасаясь с ним всеми своими частями, везде находит его целым, а значит и большим, чем он сам.

Тело вселенной, находясь в непосредственной к миру истинно-сущего близости, движется вокруг него, не имея ни надобности, ни возможности простираться дальше, движется вокруг того, что неподвижно и тождественно, ибо то, вокруг чего оно движется, есть всесущее, так что в своём движении мировое тело каждой своей частью касается его всегда во всей его целостности.

3. Как вездесущее присуще всему – самим ли своим существом, или оно пребывает в самом себе, и только его силы изливаются во всё, и лишь в этом смысле оно есть вездеприсущее?

Именно в этом смысле должно быть мыслимо его вездесущи. Души суть как бы его излучения; оно пребывает в себе, души же ниспадают от него, чтобы стать теми или иными живыми существами. Каждая из душ пользуется его присущием особым образом, каждая получает от него не всё, а ту или иную определённую силу; каждая получает от него столько, сколько может вместить.

Оно (вездесущее) не отдаёт себя никому и ничему, даже тем существам, которые жаждут соединиться и слиться с ним, а допускает лишь пользоваться своим присущием, когда они того желают, в той мере, в какой они к тому способны… И душа, участвуя в страдательных состояниях тела, имеет эти страдания лишь как акциденции, сама она пребывает в самой себе, не будучи принадлежностью ни вещества, ни тела, а, напротив, во всей своей целости от себя изливает свет и освещает мировое тело. Следовательно, всесущее потому и всесуще, что не связано не с каким местом, присутствует в своей целости во всём, чему присуще бытие, присутствует всецело во всей вселенной точно так же, как и во всякой её части. Иначе одна его часть была бы здесь, другая – там, то есть оно было бы делимым, как и тело

4. Если всесущее едино, то как возможно и как мыслимо множество сущностей – духов, душ? А так, что оно всегда вместе и везде, но, тем не менее, не везде совершенно одинаково и тождественно. Единство Мировой души не исключает множества душ, как и сущее не исключает бытия сущностей, и множественность сущностей не нарушает единства сущего.

5. Мировая душа бесконечна потому, что величина её не то, что составляет величину телесной массы; всякая такая масса мала, так как если отнимать от неё части, то её можно довести до величины самой ничтожной, между тем как от Души нельзя ничего отнять, от всякой попытки отнять что-либо из её величины она не терпит никакого ущерба. Как ни мало даёт она от себя вселенной, но всё же даёт не меньше того, сколько моожет принять и вместить вселенная. Она даже несоизмерима с тем, что имеет объём, массивность, и соизмерять их равносильно тому, как если бы кто стал утверждать, что медицина, имеющая место в уме медика, меньше тела медика.

6. Душа, одушевляющая мир, не входит как целое в любое тело, скорее уж любое тело приближается и воспринимает от неё столько сил, сколько может.

7. [Об Едином]. Вообразите себе светящуюся точку центром лежащего около неё прозрачного шара и представьте, что блеск этого центра освещает все окружающе его тело, которое ниоткуда более не заимствует своего света, - разве вы откажетесь признать, что этот центральный внутренний свет, сам не претерпевая никакого изменения, проникает всю окружающую его массу и из своего центра освещает весь мир? И тут свет истекает из этого малого тела в центре, вовсе не потому, что оно есть тело святящее, другими словами, благодаря присущей ему особой силе, которая сама по себе бестелесна. А теперь уничтожьте совсем в своей мысли массу этого малого центра, но сохраните неприкосновенной его светоносную силу; скажете ли вы теперь, что свет вот там-то или там? Не будет ли теперь свет одинаков и внутри, в центре, и во всех точках окружности? Вы не в состоянии будете заметить, где прежде был и где после появился свет, и не укажете ни откуда он появился, ни где остановился; относительно этого вы будете в недоумении и изумлении, видя, как свет сияет одновременно и равномерно и внутри – в центре, и вовне – по всей окружности.

8. Когда бытие не телесно, будучи само прежде и выше тела, когда оно утверждается на самом себе и не нуждается в каком-либо для себя субстрате, то для него нет и быть не может ни такого начального пункта, откуда бы оно появлялось, ни места, где бы оно всегда находилось, ни тела, у которого оно находилось бы в зависимости. Всё во вселенной участвует в этом бытии, как в одном целом, причем само оно не только не разделяется, но и не изменяется. Как все телесное по природе делимо, так и бестелесное по существу неделимо. Если бы Единое не было бы всегда нераздельным целым, тогда оно не было бы бытием в себе и для себя, тогда и вещи не участвовали бы в его истинном бытии, которого все и всегда жаждут…

9. Находятся ли силы, присущие чувственному миру, в то же время и в Едином? Если нет, то, следовательно, нелепо допущение, что Единое претерпело уменьшение, стало немощным, лишившись этих сил, которыми обладало прежде; нелепо и предположение, что силы могут отделяться от тех сущностей, которым они принадлежат. Напротив, если силы находятся и в едином всеобъемлющем начале, тогда эти силы находятся здесь, в этом мире. Следовательно, единое всеобъемлющее начало есть везде одно и то же безо всякого разделения.

В чувственном мире эти силы гораздо меньше, слабее, так как они истекают от Единого подобно тому, как от сильного света истекает свет более слабый и менее яркий; но и этим силам присущи те субстанции, ибо сила не может существовать отдельно от субстанции. Поэтому одна и та же всеобъемлющая сила везде в них присутствует – хоть и не везде одинаково, но все же вся в целости, без разделения, как душа в теле. Тогда почему бы ей не присутствовать во всей вселенной? Без такой единой целостной силы не было бы соответствия и согласия между частными силами, столь различными в разных частях мира.

Образ или тень не могут существовать отдельно от того, что дает от себя образ или отбрасывает тень, поэтому и силы чувственного мира не могут существовать отдельно от того единого всеобъемлющего начала, из которого проистекают.

11. Но если сверхчувственное бытие во всей своей целостности присутствует везде, то почему не все существа участвуют в нем, не имеют его в себе во всей целостности? Потому что существа соприсущи ему, не доставляя ему ущерба, в мере своей способности соприсущия как прозрачность присутствует в свете. – В одном и том же яблоке глаз видит цвет, обоняние, ощущает запах – каждое из наших чувств воспринимает все новые и новые качества яблока, между тем как все эти качества существуют вместе, а не отдельно одно от другого – так в сверхчувственном мире многоразлично – и просто, множественно – и едино сверхчувственное же бытие.

14. Мировая душа сообщает жизнь каждому живому существу и содержит в себе все души и всех духов; она есть бытие единое и вместе с тем бесконечное, она есть сразу и вместе всё живое, в ней каждое живое существо, будучи от неё отличным, не имеет, однако, отдельного от неё существования, ибо иначе как могла бы она быть бесконечной? Она содержит в себе все вместе: все жизни, все души, всех духов, но так, что они не отделяются друг от друга границами и очертаниями и, вследствие этого, представляют одно целостное единство.

Она обладает не единичной, в себе одной замыкающейся жизнью, но жизнью бесконечной и вместе с тем единой; единой в том смысле, что она объемлет собой все жизни, которые, однако, не смешиваются в ней в одно неразличимое единство, хотя и истекают из неё, но остаются там же, откуда истекли. Впрочем, правильнее будет сказать, что они даже не истекают из неё, а всегда в ней пребывают, ибо она не подвержена процессу бывания, рождения, становления; кажется она разделенной лишь тому, что её воспринимает, между тем как в ней все от вечности остается одним и тем же; не она к рождающемуся, а все рождающееся к ней приближается, с нею соединяется и ей подчиняется.

Но что такое мы сами? Прежде нашего телесного происхождения мы уже существовали в Мировой душе; одни из нас как люди, другие – как боги, то есть как чистые души и разумные духи в лоне чистого всеобъемлющего бытия, мы составляли из себя части самого сверхчувственного мира, но части не выделенные, не объемлемые, слитые в одно с единым целым.

Впрочем, даже теперь мы не совсем отделены от этого умопостигаемого мира, только теперь в нас к прежнему, чисто духовному человеку, присоединился другой, желающий быть иным, чем тот, чувственный и плотский. Следовательно, каждый из нас уже не бывает тем одним, которым был прежде, но зато часто бывает тем другим, который к первому присоединился, - и это всякий раз, когда этот первый в нас бывает недеятелен и как бы отсутствует.

15.Зло в человеке появляется, когда он дает полную волю толпе своих страхов, вожделений и страстей, и продолжается до тех пор, пока он не приведет эту толпу в повиновение, пока он не обратится к тому человеку, каким некогда был, и не станет жить сообразно с ним; только тогда, став опять этим первоначальным человеком, он будет удовлетворять потребности тела лишь настолько, насколько оно этого заслуживает, как нечто чуждое ему. Но иной живет, то сообразуясь с идеальным духовным человеком, то сообразуясь с человеком плотским; жизнь такого, конечно, представляет собой смесь добра и зла.

16. Общение души с телесным, конечно, есть зло, а освобождение от тела – добро, потому что, хотя в этом общении она не становится телесной сама, однако все-таки вступает в связь с телом и из универсальной делается частной, индивидуальной; принадлежа и теперь по природе своей к сверхчувственному миру, она уже не всецело только туда направляет свою энергию, уделяя часть ее и сюда, в мир телесный.

Когда душа отделяется от тела, то это значит, что она теряет свою индивидуальность и обособленность; напротив, когда душа выделяется из универсальной Души; сосредоточив свою энергию в определенном теле, то становится индивидуальной; однако же, перестав таким образом быть универсальной, она все же остается универсальной потенциально, ибо когда покинет тело, то станет универсальной актуально, а индивидуальность ее тогда станет лишь потенциальной.

Если душа первоначально не была злой, если… она ниспадает в тело и его оживляет, то понятно, чем обусловливаются периодические ниспадения и восхождения душ, а также наказания, которым они подвергаются, и переселения их в тела низших живых существ. Эти учения мы унаследовали от древних мудрецов, которые глубже нас исследовали данный вопрос…

 

Учение Оригена о ниспадении души напоминает это учение Плотина: « Не потому ли эта субстанция (душа) несовершенна, что она отпала от совершенства?.. Не потому ли названа душа – ψυχη, что она охладела из божественного и лучшего состояния?» («О началах» кн.ІІ, гл.8,§2.) [11]         

 

79