yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share

Платоно-Аристотельский пролог к святоотеческому Богословию

Оригена (185-254)

 

 

Вводные замечания

Процесс «воцерковления» античного платонизма, его рецепции и преодоления крайностей, противоречащих вере Христовой, был мучительным, неоднозначным и сложным. Наиболее ярким тому свидетельством в истории Церкви стала жизнь и творчество Оригена. Драматичной была судьба его идей. В период, последующий за его кончиной (260-320г.г.), учение Оригена достигло максимального распространения. Но затем, по мере догматического развития церковной науки, отношение к его литературному наследию стало меняться. Особенно много отступлений от Православного вероучения отмечалось в его центральном сочинении «О началах» (περс αρχων). Именно этот первый в церковной истории опыт создания догматической системы христианства стал объектом длительного, никогда не заканчивающегося спора о православии александрийского учителя. А в споре этом с обеих сторон участвовали выдающиеся отцы и учители единой тогда Церкви: Мученик Памфил и Евсевий Кесарийский в своих апологиях Оригена; Дидим Слепец в схолиях на «О началах»; Руфин Аквилейский в своем переводе этой книги на латинский язык с целью представить ее как весьма полезную для христиан; святители Василий Великий и Григорий Богослов, включившие в свою «Филокалию» большие фрагменты из третьей и четвертой книги творения «О началах» - это одна из спорящих сторон. На другой стороне мы видим Маркелла Анкирского, не без основания находившего в этом сочинении незаконное преобладание платонизма над христианством; блаженного Иеронима, переводившего Оригена с целью показать латинянам еретичество Оригена; Феофила Александрийского (дядю свт.Кирилла Александрийского) и Епифания Кипрского, которые издали соборные определения с осуждением этого сочинения, Анастасия Римского, запретившего читать «О началах»… И, наконец, в VI веке, во время правления Юстиниана и при его личном активном участии александрийский богослов был осужден как еретик – сначала в послании императора к патриарху Мине, затем на поместном Константинопольском соборе 543г., а потом и на V Вселенском соборе (553г.). Второй анафематизм  этого собора, поразивший память Оригена, был подтвержден VI, VII Вселенскими соборами…

Однако философско-богословская система Оригена оставила неизгладимый след в умах богословов последующих веков. Всеобщее признание в Церкви получило впервые обоснованное александрийским учителем понимание Священного Писания в трех смыслах: буквальном, душевном (моральном) и духовном (философско-мистическом). Выработанная им терминология (Богочеловек, три ипостаси и одна сущность Бога-Троицы и многое другое) стала атрибутом позднейшего догматического богословия. Мировоззрение великих каппадокийцев, особенно свт. Григория Нисского, сложилось под определяющим влиянием Оригена. Многочисленны примеры обращения к наследию этого подлинного (несмотря на все его заблуждения) учителя учителей Церкви в Средние века, и в Новое время… 

Труд «О началах», написанный Оригеном в 223-229 г.г., сохранился полностью только в латинском переводе Руфина (345-410), который в работе над текстом смягчал слишком резкие, на его взгляд, высказывания Оригена, считая их пзднейшими еретическими вставками [12].

Сочинение это излагается в настоящем пособии конспективно и не по порядку следования глав, а тематически, следуя схеме К.И.Скворцева в [16]. На наш взгляд, изучать Оригена можно и нужно, но при условии овладения (ознакомления) основными положениями Платона и Плотина («неоплатонизм» Оригена, по всей видимости, не случаен, поскольку философским учителем его был Амомоний Саккас, будущий наставник Плотина). Это овладение служит не путеводной звездой читателя «О началах», а, наоборот, индикатором нецерковных, неправославных, специфически платонических мест в сочинении, индикатором, гарантирующим разумного православного читателя от впадения в соблазн, индикатором, позволяющим отделять зерна от плевел… Для большей наглядности, «не православные места» в сочинении помечены значком ▲.

 

Вначале же целесообразно привести здесь краткое содержание всех четырех книг сочинения, воспользовавшись [12].

Сочинение открывается предисловием. В нем Ориген указывает источники христианского вероучения – Священное Писание Ветхого и Нового Заветов (§1) и церковное апостольское предание (§2); разграничивает область положительного и ясного церковного учения от области неясно и недостаточно полно решенных вопросов, в которых поэтому возможны и необходимы изыскания человеческого ума под руководством Откровения (§3). Затем Ориген излагает правило веры, отмечая, что именно ясно указано в нем и какие догматические вопросы только еще ожидают исследования и решения (§§4-10). В заключении писатель определяет задачу своего труда как научной системы христианского вероучения по руководству Священного Писания и церковного предания (§10).

 

Книга первая.

Первые три главы книги содержат учение о Боге и о Святой Троице: Опровергая антропоморфное учение о телесности Бога (1,1-4), Ориген раскрывает понятие о духовном существе Божьем (1,5-9), говоря о богопознании и о бестелесности ума.

Понятие о Боге у Оригена сливается с понятием об Отце; и поэтому прямо от учения о Боге он переходит к учению о Христе: В первой книге Оригена занимает только божественная природа Спасителя, и он говорит о Нем только как о Сыне Божием (2,1). Во второй главе раскрывается учение об ипостасности и вечности Сына, о происхождении Его от Отца через рождение, о неотделимости Его от Отца, о Его Божестве и неравенстве с Отцом; Ориген рассматривает разные наименования Сына в Писании (2,2-13). В третьей главе после изложения учения о Святом Духе, о Его божественном достоинстве, происхождении и неизменяемости (3,1-4) Ориген описывает взаимные отношения Лиц Святой Троицы, рассматривая последние не во внутренней жизни Божества, а в действии Их вовне (ad extra), определяя область деятельности каждого Лица в отношении к тварному бытию (3,5-8). Это последнее становится предметом рассмотрения в остальных главах первой книги, причем Ориген имеет в виду бытие разумных тварей.

Их бытие, несамостоятельное и изменчивое, противоположно бытию Бога, самобытного и неизменяемого (4,1-2). Ориген указывет на разнообразие тварных разумных существ, вскрывая причину этого разнообразия (глава 5). Затем Ориген, говоря о первоначальном одинаковом состоянии тварей, обосновывает им свое учение о всеобщем восстановлении, которым завершится история тварного изменяемого бытия (6,1-2). Далее Ориген рисует общую картину истории разумных тварей – от их творения через появление их разнообразия вследствие свободы и изменчивости и до окончательного восстановления в первоначальное единство (6,2-3). Место обитания падших существ – материальный мир, и Ориген описывает его, особо рассуждая о небесных светилах. (6,4,7,8).

Таким образом, предметами первой части догматической системы Оригена являются Бог и тварные разумные существа с их историей.

 

Книга вторая.

Главным предметом второй части своей догматической системы Ориген делает мир видимый (1,1). Начертав общую схему учения о мире как одном из многих миров, преемственное существование которого составляет историю тварного бытия (1,1-3), Ориген излагает учение о строе, действующих лицах этого мира (Боге и человеке), и о судьбе его. Материя есть основа чувственного мира, субстрат всех телесных вещей, видимого космоса. Ориген решает вопрос о происхождении и будущей судьбе космоса, как одного из множества миров (1,4-5;3,1-5), описывает устройство этого мира (3,6) и формулирует три возможных предположения о конце видимого мира (3,7).

Если в первой книге богословие Оригена раскрывает учение о Боге в Себе Самом и об отношении Его к тварям вообще, то во второй книге богословие излагается с точки зрения отношения между Богом и человеком, ибо история, по Оригену, имеет богочеловеческое содержание. Два главных момента этой истории определены различением Ветхого и Нового Завета. Из этого различения еретики прямо выводили различие Бога Ветхого Завета от Бога Нового Завета. Опровергая это учение, Ориген утверждает и доказывает тождество Бога закона и пророков – и Отца Иисуса Христа (4,1-4), тождество Бога праведного и благого (5,1-4). Далее александрийский учитель излагает учение о воплощении Сына Божия и о богочеловеческом лице Иисуса Христа; особенно акцентируя внимание на душе Господа (6,1-7). Богословие второй книги «О началах» завершается главой о Святом Духе как Утешителе, то есть раздателе благодатных даров в Ветхом и Новом Заветах, где Ориген говорит и о самих этих дарах (7,1-4).

Другим главным действующим лицом (после Бога) этого мира является человек. Так как раньше уже было изложено учение о телесной стороне видимого мира, то в данном месте Ориген касается только духовной стороны человеческой природы и говорит о душе, излагая разные взгляды на ее сущность и происхождение (8,1-5).

В последних главах второй книги вновь рассматривается история этого мира, от происхождения его до загробного воздаяния. Сначала Ориген рассуждает о первоначальном создании разумных существ и материи (9,1), о свободе тварей как условии разнообразия в мире (9,2) и только тогда сосредоточивается на рассмотрении жизни этого мира, объясняя характеризирующее ее великое разнообразие существ и условий их жизни и деятельности (9,3-8). Завершением истории этого мира служат воскресение мертвых и будущая жизнь с загробным воздаянием. В десятой главе Ориген излагает учение о воскресении (10,1-3) и об адских наказаниях (10,4-7), в одиннадцатой – о загробных наградах и блаженстве (11,1-7). Учение о всеобщем восстановлении лишь слегка затронуто во второй книге (10,7), и это вполне оправданно: апокатастасис  есть завершение истории тварей вообще, а не истории этого мира, которая должна окончиться различным воздаянием разным существом, добрым и злым.

Таким образом, этот видимый мир служит главным предметом второй книги, и все рассуждения ведутся здесь с точки зрения этого главного предмета.

 

Книга третья.

 Она начинается обширной главой о свободе воли. Ориген определяет сущность и природу свободы (1,1-3), доказывает существование свободы (1,4-6) и рассматривает тексты Священного Писания, которые, на первый взгляд, отрицают свободу человеческой воли и нравственную ответственность человека (1,7-22). Раскрывая правильное понимание этих текстов, Ориген не только устраняет возражения против существования свободы, но еще выясняет положительным образом взаимное отношение свободной человеческой воли и Промысла Божия, решая при этом два вопроса: 1) Не устраняется ли свобода Промыслом и не оказывается ли Бог несправедливым в Своем управлении свободными тварями? 2) Если не устаняется, то как именно нужно понимать взаимное отношение свободы и Промысла – главнейшее условие свободно-нравственной жизни человека?

Далее Ориген говорит о деятельности злых духов по отношению к людям и об искушениях со стороны телесной природы человека. Он доказывает действительность воздействия злых духов на человека (2,1), уясняет значение этого воздействия в нравственной жизни человека (2,3) и способы враждебного действия злых духов (2,4-5), а также отношение Бога к этой деятельность злых духов (2,4-6). Особый вид действия падших духов составляет внушение людям мудрости, именно светских знаний, философии, ересей, а также мучение бесноватых (гл.3). В четвертой главе Ориген рассматривает третье условие нравственной жизни человека – искушения чувственности, сосредоточивая внимание на вопросе об их происхождении (4,1-5).

Две последние главы третьей книги снова излагают историю мира от сотворения до апокатастасиса , но теперь изложение ведется с точки зрения по преимуществу нравственной, с точки зрения свободы. Доказав, что мир имеет начало и должен иметь конец, или должет быть искуплен (5,1-3), Ориген говорит о разных моментах мировой истории. Творение мира здесь выступает по преимуществу как καταβολη т.е. низвержение падших духов в мир чувственный ради исправления их, последующая же история мира – как постепенное развращение, порча и расслабление падших существ (5,4-6). Эта порча и расслабление вызвали необходимость особенной божественной помощи падшим тварям, которая  и была оказана им Искупителем. Подвигом Иисуса Христа было положено прочное начало искуплению, или восстановлению тварей, конец которого – всеобщность, покорность их Богу (5,6-8). В шестой главе Ориген уже в полную силу разворачивает свою эсхатологию. Если в первой книге, говоря «о конце», Ориген не определяет содержание будущего блаженства восстановленных тварей, если во второй книге (гл.11) он определяет его только со стороны теоретического знания, которое в полной мере откроется разумным существам в будущем веке, то в книге  третьей, излагая эсхатологию с нравственной точки зрения, Ориген определят будущее блаженство тварей по преимуществу как состояние полной свободы от нравственного зла, состояние богоподобия, единения с Богом и проникновения Им (6,1-3). С этой же точки зрения Ориген уясняет учение об уничтожении «последнего врага» - не по субстанции его, но в отношении злого направления его воли (6,5). Далее следуют рассуждения о телах в будущей жизни (6,4) и о порядке постепенного приближения тварей к состоянию окончательного совершенства (6,8-9).

Таким образом, главный предмет третьей книги – это человек как свободно-нравственное существо.

Такова догматическая система Оригена; изложенная в первых трех книгах творения «О началах». По сравнению с позднейшими системами догматического богословия, она представляется далеко не полною. В ней нет учения о свойствах Божиих, о Церкви, о таинствах и иерархии, об Антихристе, о втором пришествии Иисуса Христа и о Страшном суде (учение о втором пришествии Господа и о Страшном суде Ориген понимал духовно – аллегорически). Весьма мало в системе александрийского учителя гворится об Искуплении и благодати. Рассуждения о Промысле в ней не выделены в особую часть, как, например, учение о свободе воли.

 

Четвертая книга.

 Эта книга может рассматриваться как приложение к вероучительной системе Оригена, как пьедестал, на котором утверждается корпус последней. В этой книге Ориген различными доводами доказывает боговдохновенность Священного Писания (§§1-7), излагает свою герменевтическую теорию (§§8-27). Писание, учит он, нужно толковать духовно; в противном случае неизбежны всякие заблуждения (§§7-10). Ориген указывает в Священном Писании три смысла:  телесный, или буквально-исторический; душевный или нравственно-назидательный; и духовный, или анагогический  (§11) – и особенно подробно говорит о смыслах телесном и духовном, излагая основания и правила толкования и поясняя эти правила примерами (§§12-27).

В заключении к сочинению (§§28-37) Ориген, кратко повторив то, что было изложено выше, дополняет свою систему новыми рассуждениями, а именно опровергает взгляд на материю как на совокупность качеств без субстанции (§§34-35) и доказывает бессмертие души (§§36-37).

 

 

 

 

 

 

 

 

91