yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Віра та релігія->Содержание->1. Ориген «О началах»:

Платоно-Аристотельский пролог к святоотеческому Богословию

1. Ориген «О началах»:

Учение о Боге

 

І. Введение

1. «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как через Меня» (Ин.14,6) Поскольку Иисус Христос есть истина, то знание, необходимое для доброй и блаженной жизни, почерпать нужно из слов и учения Иисуса Христа, которые Он возвестил, сделавшись  человеком и принявши плоть. ▲Ведь и прежде Иисус Христос, Божье Слово, был в Моисее и пророках, и без Слова Божия как они могли бы пророчествовать об Иисусе Христе? ▲Они вещали через Духа Христова. Так же и после вознесения на небеса Иисус Христос говорил в своих апостолах – «Вы ищете доказательства на то, Христос ли говорит во мне: Он не бессилен для вас, но силен в вас» (2 Кор.13,3)

2. Так как те, кто признает себя верующими в Иисуса Христа, расходятся не только в малом, но и в великом, то необходимо сначала установить точную границу и определенное правило о предметах веры. Ведь греки и варвары многие обещали истину, но после того, как мы уверовали, что Иисус Христос, Сын Божий есть истина, искать истину у них перестали, так как их учения содержат истину всесте с ложными мнениями. Согласно Преданию от апостолов и через порядок преемства мы должны веровать только той истине, которая ничем не отличается от апостольского и церковного учения.

3. Основание своего учения апостолы предоставили находить тем, кто получил благодать от Духа Святого – благодать слова, премудрости и разума. О других же предметах апостолы только сказали, что они есть, но – как и почему, умолчали, с той целью, чтобы наиболее ревностные и любящие мудрость преемники, достойные и способные к восприятию истины, могли иметь упражнение.

4. Далее Ориген излагает апостольское предание (Единый Бог, творение из небытия в бытие, Бог праведников, патриархов, Моисея и пророков; послание Господа нашего Иисуса Христа для призвания Израиля, а затем и язычников). Сам пришедший Иисус Христос рожден от Отца прежде всякой твари, служил Отцу при создании всего, ибо «все через Него начало быть» (Ин.1,3) Смирив Себя, Он воплотился и вочеловечился, хотя был Богом, но сделавшись человеком, остался быть Богом; восприял тело, подобное нам, но с тем отличием, что оно было рождено от Девы и Святого Духа. Иисус Христос родился, пострадал и подвергся общей смерти не призрачно, но истинно; истинно Он воскрес из мертвых, после воскресения обращался с учениками и вознесся. Святой Дух  также сопричастен и Отцу, и Сыну. Этот именно Святой Дух вдохновлял как древних пророков, так и тех, кто был вдохновляем в пришествие Иисуса Христа: один и тот же, а не различный Святой Дух был и в ветхозаветные, и в новозаветные времена.

9. Однако мы поищем, нет ли в Св. Писании под другим именем того самого понятия, какое греческие философы обозначают словом ασοματον (бестелесное). Должно также рассмотреть, как нужно мыслить Бога, телесным ли и имеющим некоторую форму или же с иной природой, сравнительно с телом, потому что это не обозначено ясно в нашем учении. То же самое должно исследовать и о Христе, и о Святом Духе, а также и о всякой душе, и тем более о всяком разумном существе.

10. Кто желает на основании предания построить одно органическое целое, тому нужно воспользоваться им как элементами и основаниями, чтобы на основе ясных и необходимых положений о каждом предмете исследовать, что он такое на самом деле, и образовать единый организм из примеров и положений,  какие он или найдет в Св. Писании, или получит путем правильного умозаключения.

 

І,1. О Боге.

Ориген полемизирует с теми, кто утверждает телесность Бога. Они ссылаются на следующие места Св.Писания:

«Ибо Господь, Бог твой, есть огнь поядающий, Бог ревнитель» (Втор.4,24)

«Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине» (Ин.4,24).

При этом огонь и дух в их понимании суть тела. Но в Св.Писании Бог называется и светом – «Ибо у Тебя источник жизни; во свете Твоем мы видим свет.»(Пс. 35,10); «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин.1,5). Под светом здесь понимается сила Божия, через просвещение от которой человек познает как истину всех вещей, так и Самого Бога. От телесного же света никто не может получить причину знания и разумения истины.

При таком, т.е нетелесном понимании света нельзя считать Бога телом. И в определении Бога как «огнь поядающий» (Втор.4,24) огонь следует понимать нетелесно. Бог действительно поедает и истребляет, но не телесную материю, а злые помыслы, постыдные дела, греховные пожелания – если вселяется в умы верующих и когда делает их души восприимчивыми к Его Слову и премудрости, делает их чистым и достойным Себя храмом Своим. И в определении Бога как «дух» (Ин.4,24) дух понимается нетелесно, а наоборот – по обыкновению Св. Писания – как нечто противоположное настоящему грубому и плотному телу. Например, в словах «Он дал нам способность быть служителями Нового Завета, не буквы, но духа, потому что буква убивает, а дух животворит» (2Кор.3,6) – под буквой понимается телесное, под духом – умственное, то что иначе называется духовным. «Господь есть Дух, а где Дух Господень, там свобода» (2Кор.3,17). Поэтому пока кто-либо не обратится к духовному пониманию, на сердце его лежит покрывало (т.е. грубое понимание), которым и закрывается само Писание. При обращении же к Господу, у Которого есть слово Божие и у Которого Дух Святой открывает духовное знание, покрывало снимется, и мы с открытым лицом будем созерцать в Писании славу Божию.

Дух Святой не есть какое-то тело, Он есть освящающая сила – хотя в Нем участвуют многие святые. То , в чем многие участвуют, не должно считать непременно телом. Святой Дух есть духовная сущность, существующая и пребывающая в собственном смысле этого слова. Ориген приводит сравнение с медициной: неужели должно думать так, что все участвующие в медицине, расположившись посреди какого-то тела, называемого медициной… принимают участие в ней? Нет, каждый, по приготовлении и образовании своего ума, постигает самый смысл этого искусства и науки. Но пример этот условно ограничен: медицина, в отличие от Духа Святого, не есть духовная, пребывающая в себе сущность, но и она уже не есть тело…

4.Дух есть Бог(Ин.4,24). В этом евангельском стихе Спаситель последовательно соединяет истину с духом: в отличие от тел Он назвал дух, а в отличие от тени или образа – истину. Ведь поклоняющиеся Богу в Иерусалиме служили собственно тени или образу, т.е. почитали Бога не истинно и не Духом.

5. Бог не только нетелесен, Он непостижим и неоценим. Он несравненно лучше того, что мы можем узнать о Нем. Наш ум, хоть и считается выше телесной природы, однако, стремясь к телесному и углубляясь в созерцание его, он до тех пор, пока заключен в узы плоти и крови, пока причастен материи, остается относительно неподвижным и тупым. Природу Бога не может постигать и созерцать сила человеческого ума, хотя бы это был чистейший и святейший ум.

6. Ориген сравнивает процесс богопознания с созерцанием солнечного света и его источника – солнца: свет видят, солнце же познается по созерцанию лучей его. Божественный Промысл, искусство устроения вселенной суть как бы лучи Божественной природы, но не являются сами субстанцией и природой. Наш ум своими силами не может созерцать Самого Бога, как Он есть, но познает Отца всех тварей из красоты дел и великолепия вселенной.

Бог – не тело, а простая духовная природа, не допускающая в себе никакой сложности. Он есть ум, и в то же время источник всякой разумной природы, или ума. Ум для движения и действия не нуждается в чем-либо материальном, телесном. То, что служит началом всему, не должно быть сложным и различным, не может быть многим, не единым. Если Бог был бы сложен, имел бы элементы, то тогда бы эти элементы сложного существовали бы раньше своего начала. Ум для своего действия и движения не нуждается в телесной величине, а в величине умственной, потому что растет не телесно, а умственно. Ум делается способным к большему разумению не в зависимости от телесных приращений, а благодаря учебным упражнениям.

7. Если ум и душа – тело, то каким образом ум воспринимает учебные истины? Откуда в нем сила памяти, созерцание невидимых предметов? Почему телу присуще понимание вещей бестелесных? Ведь каждому телесному чувству подлежит некоторая соответственная ему чувственная субстанция, на которую простирается самое телесное чувство(зрение – на цвет, форму и величину; слух – на слова и звуки; обоняние – на запахи и т.д.) Но чувство ума – наивысшее из перечисленных чувств. Если же и низшим чувствам подлежат субстанции, то невозможно представить, что чувству ума не подлежит ничего субстанционального, а только составляющее случайную принадлежность или следствие тел. Полагать так есть унижать субстанцию, которая в нас есть сравнительно лучшая. Тем самым наносится оскорбление и Богу, Который, дескать, оказывается постижимым при помощи телесной субстанции и, следовательно, Сам  есть тело. Ведь на самом деле ум до некоторой степени родственен Богу, он служит умственным образом Его, и поэтому он (ум) может нечто знать о природе Божества, особенно если он чист и отрешен от материи.

8. Ориген приводит свидетельства из Св.Писания о том, что природа Бога превосходит природу телесную.

О Христе: «Который есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари» (Кол.1,15); о том, что нет такой природы, для которой Бог был бы видим: «Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин.1,18).

Иное дело – видеть, иное – знать. Быть видимым и видеть – свойственно телам, быть же познаваемым и познавать – свойственно умственной природе. В евангельском стихе – «Все предано Мне Отцом Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть» (Мф.11,27) – указывается, что то, что в отношении к телесным существам называется «быть видимым и видеть», то в отношении к Отцу и Сыну называется «познавать и быть познаваемым» - конечно, силой знания, а не бренной видимостью.

9. Из стиха «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф.5,8) – следует вопрос: что значит видеть Бога сердцем, как не понимать и познавать Его ум? Вообще названия чувств членов часто относятся к душе; отсюда видеть очами сердца – это познавать что-то силою мысли; слышать ушами – это глубоко понимать и т.д. В нас есть два рода чувств: один  - смертный, тленный, человеческий; другой – бессмертный, духовный, божественный. Этим-то божественным чувством – не очей, а чисто сердца, т.е. ума – и могут видеть Бога все те, которые достойны (Его).

 

ІІ,4. О том, что один Бог закона и пророков

и Отец Господа Иисуса Христа.

1.Нужно опровергнуть тех, которые думают, что Отец Господа нашего Иисуса Христа есть иной Бог, а не Тот, Который вещал через закон и пророков и Который есть Бог Авраама, Исаака и Иакова. В Евангелиях часто встречается изречение «Да сбудется сказанное через пророка». Конечно, ясно, что пророки – от того Бога, Который сотворил мир. Посылавший пророков предрек и Христе. То обстоятельство, что Спаситель и Его апостолы часто приводят свидетельства из Ветхого Завета, доказывают, что новозаветный Бог и ветхозаветный Бог – один и тот же Бог. В словах Спасителя, призывающих учеников к любви «Да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных»(Мф.5,45) – звучит мысль, что ученики должны подражать не иному какому-нибудь Богу, а именно Творцу неба и подателю дождей.

Слова «А Я говорю Вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий; ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя…» (Мф.5,34-35) – согласуются с ветхозаветными «Так говорит Господь: небо – престол Мой, а земля – подножие ног Моих; где же построите вы дом для Меня, и где место покоя Моего?» (Ис.66,1).

Изгоняя торговцев из храма, Спаситель сказал: «Возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговли»(Ин.2,16) Без сомнения, Отцом Своим Спаситель назвал Того, во имя Которого Соломон построил великолепный храм.

Эти и многочисленные иные примеры подтверждают, по Оригену, истину идентичности Бога закона и пророков Богу евангельскому.

2.В книге Деяний, главе 7 св.первомученик и апостол Стефан свидетельствует перед синедрионом о Боге, сотворившем небо и землю и говорившем устами святых пророков Своих, и при этом называет Его Богом Авраама, Исаака и Иакова. И не о Том ли же Боге говорит и св.апостол Павел: «Павел, раб Иисуса Христа, призванный Апостол, избранный к благовестию Божию, которое Бог прежде обещал через пророков Своих, в святых писаниях, о Сыне Своем, Который родился от семени Давидова по плоти и открылся Сыном Божиим в силе, по духу святыни, через воскресение из мертвых, о Иисусе Христе Господе нашем…» (Рим.1,1-4)?

3.Последователи ереси, разделяющей Бога Ветхого Завета и Бога Нового Завета говорят, что написано: «Бога не видел никто никогда» (Ин.1,18), а между тем Моисей и предшествующие патриархи видели Бога, т.е. не видел никто никогда Бога, возвещаемого Спасителем. Но – спросим: видимым или невидимым признают они Того, Кого исповедуют Богом, в отличие от Бога-Творца? Если они скажут, что Бог – видим, то пойдут против Св.Писания, где о Спасителе говорится, что Он есть «образ Бога невидимого» (Кол.1,15) и, следовательно, придут к нелепому учению о телесности Бога. Если же скажут: «Бог невидим», тогда, по Оригену, возникает затруднение: если Бог невидим по природе, то Он должен быть невидимым и для Спасителя. Между тем говорится, что Бог, Отец Христа, видим, потому что «видевший» говорит: «Видевший Меня видел Отца» (Ин.14,9). Однако мы понимаем это не в смысле видения, а в смысле познания: познавший Сына познает и Отца . Таким же образом, нужно думать, и Моисей видел Бога: он не телесными очами созерцал Его, но познавал сердцем и умом, и то – лишь отчасти, так как ясно сказано: «Ты увидишь Меня сзади, а лице Мое не будет видимо» (Исх.33,23). Видеть и быть видимым свойственно телам; а этого, конечно, нельзя приложить ни к Отцу, ни к Сыну, ни к Святому Духу в их взаимных отношениях: природа Троицы не подлежит условиям видения; духовной природе прилично только познавать и быть познаваемой: «Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть» (Мф.14,27).

4.Но еретики пользуются ветхозаветными изречениями, где Богу приписывается человеческая страсть(гнев, раскаяние и т.п.) и утверждают, что Бога должно мыслить  совершенно бесстрастным. Но – подобное можно встретить и в Новом Завете, в евангельских притчах. Например, о гневе Божием много говорится в главах 19 и 20 Евангелия от Луки. И мы , читая о гневе божием и в Ветхом, и в Новом Завете, обращаем внимание не на букву рассказа, а отыскиваем в таких местах духовный смысл, ибо только так достойно мыслить о Боге.

 

 

ІІ,5. О праведном и благом.

1.                 Те, которые учат о различии Бога Нового Завета и ветхозаветного Бога – Творца, говорят, что иное дело правда, иное – благость. Еретики утверждают, что первый Бог – благой, но не праведный, второй же – праведный (т.е. справедливый), но не благой. Доводы их из Ветхого Завета: потоп, уничтожение Содома и Гоморры, гибель всех евреев, вышедших из Египта, в пустыне, кроме Иисуса Навина и Халева, которые и вошли в землю обетованную. Доводы из Нового Завета: слова милосердия и любви, которыми Иисус Христос наставляет своих учеников и т.п.

2.                 Они думают так, потому что не умеют слышать ничего, кроме буквы…

3.                 Кроме свидетельств против еретиков по этому вопросу, взятых из Св.Писания, Ориген представляет некоторые доводы и от разума. Ведь благость – добродетель; но и справедливость – тоже добродетель. Сокрушая достойных наказания, Бог сокрушает их для блага…

4.                 И в Ветхом Завете Бог называется благим. Например, «Как благ Бог к Израилю, к чистым сердцем!» (Пс.72,1); «Да скажет ныне дом Израилев: Он благ, ибо  вовек милость Его» (Пс.117,2); «Благ Господь к надеющимся на Него, к душе, ищущей Его» (Плач 3,25)

И в Новом Завете Бог называется праведным: «Отче праведный! и мир Тебя не познал; а Я познал Тебя, и они познали, что Ты послал Меня» (Ин.17,25).

 

 

92