yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Віра та релігія->Содержание->II,6. О воплощении Христа

Платоно-Аристотельский пролог к святоотеческому Богословию

II,6. О воплощении Христа

1.                 Как и почему Господь и Спаситель наш сделался человеком? Человеческая бренность не все может видеть очами и постигать разумом, ибо мы, люди, - самое немощное и слабое животное из всех разумных животных; тогда как существа небесные (ангелы) и вышенебесные стоят гораздо выше нас. Остается задаться вопросом  о среднем между этими тварями и Богом, то есть о Посреднике, Которого апостол Павел называет «рожденным прежде всякой твари» (Кол.1,15). В Св.Писании много говорится о Его величии, например: «Христу глава – Бог» (1Кор.11,3) или «Все предано Мне Отцем Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть» (Мф.11,27)

2.                 Из всех чудес великих дел Его наиболее непостижимо то, что Само Слово Отчее и Сама Премудрость Божия, в Которой сотворено все видимое и невидимое, находились, как нужно этому веровать, в пределах ограниченности человека; что Премудрость Божия вошла в утробу матери, родилась младенцем; что потом этот Сын Божий был смущен смертью («душа моя скорбит смертельно», Мф.26,38) и что, наконец, Он был доведен до самой позорной смерти, и, несмотря на это, через три дня воскрес. И поэтому мы видим в Нем, с одной стороны, нечто человеческое, ничем не отличающееся от общей немощи смертных и, с другой стороны, нечто божественное, что не свойственно никакой иной природе, помимо неизреченной природы Божества. Поэтому должно со страхом и благоговением наблюдать, чтобы в одном и том же лице обнаружить истину той и другой природы, так, чтобы, с одной стороны, не помыслить чего-нибудь недостойного о той божественной и незреченной сущности и, с другой стороны, деяния Его как человека не счесть ложными и призрачными образами. Это превосходит человеческое понимание и, может быть, понимание всей твари небесных сил.

3.                 Единородный Сын Божий, через Которого сотворено все видимое и невидимое, и сотворил все, и сотворенное любит. Поэтому, будучи Сам невидимым образом невидимого Бога, Он невидимо даровал участие в Себе всем разумным тварям, так, чтобы каждый участвовал в Нем настолько, насколько проникнется чувством любви по отношению к Нему. Но, вследствие способности свободного произволения, между душами произошло различие и разнообразие, потому что одна душа питала более горячую любовь к Своему Творцу, другая более поверхностную и слабую. ▲ Та же душа, о которой Иисус сказал, что «никто не отнимает ее от Меня» (Иоанн 10.18), от самого начала творения и в последующее время неотделимо и неразлучно пребывала в Нем, как в Премудрости и Слове Божьем, как в Истине и вечном свете, и, всем существом своим воспринимая всего Сына Божьего и входя в свет и сияние Его, сделалась, по преимуществу одним духом с Ним, как и апостол обещает тем, которые должны подражать ей: «Соединяющийся с Господом есть один дух с Господом» (1 Кор. 6.17). При посредстве этой-то субстанции души между Богом и плотью (ибо божественной природе не возможно было соединиться с телом без посредника), Бог рождается человеком, потому что для этой средней субстанции не было противоестественно принять тело.В Бога эта душа как субстанция разумная всецело вошла как в Слово, и Премудрость, и Истину ▲. Поэтому эта душа с принятою ею плотью по справедливости называется Сыном Божьим, силою Божьей, Христом и Божьей Премудростью, и наоборот, Сын Божий, через Которого все сотворено, называется Иисусом Христом и Сыном Человеческим. Так говорится, что Сын Божий умер - разумеется, по той природе, которая, конечно, могла принять смерть, а Имеющий прийти во славе Отца Своего со святыми ангелами называется Сыном Человеческим. По этой-то причине во всем Писании как божественная природа называется человеческими именами, так и человеческая природа украшается славными наименованиями божественной природы. Слово Божье в большей степени составляет одно с душою во плоти, чем муж с женою. Равным образом быть одним духом с Богом кому более прилично, как не этой душе, которая через любовь так соединилась с Богом, что по справедливости называется единым духом с Ним?

4.                 Восприятие этой души Сыном Божьим не было случайным или призрачным, но было даровано  ей по достоинству за ее добродетели. «Ты возлюбил правду, и возненавидел беззаконие; посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более соучастников Твоих» (Псал. 44.8). Помазание елеем радости - когда  душа Христа вместе со Словом Божьим делается Христом - в награду за любовь, т.е. исполнение  Святым Духом; «более соучастников» - означает, что ей (душе) не была дана благодать Духа, как пророкам, но что в ней присутствовала субстанциональная полнота Самого слова Божьего. Ср «В Нем обитает вся полнота Божества телесно» (Кол. 2.9).

5.                 ▲ Природа той души была присуща всем душам… Так как способность выбора между добром и злом присуща всем душам, то эта Христова душа так возлюбила правду, что прилепилась к ней неизменно и нераздельно – что прежде было свободным, то вследствие продолжительного упражнения обратилось в природу ▲ Таким образом, должно веровать, что во Христе была человеческая и разумная душа, и в то же время нужно думать, что эта душа не имела никакого расположения или возможности ко греху.

6.                 Иначе помазывается «елеем радости», т.е. Словом Божьим и Премудростью, та душа и иначе помазываются соучастники ее, т.е. святые пророки и апостолы. Эти ходили только в благоухании благовоний Божьих, а душа Христа была сосудом самого благовония, от благоухания которого, посредством участия в нем, достойные люди сделались пророками и апостолами. Иное дело - субстанция благовония, а иное дело - запах его; точно так же иное дело - Христос, а иное дело - соучастники Его

IV,30.

…После этого кстати напомним о телесном пришествии и о воплощении единородного Сына Божьего. Об этом должно думать не так, будто  все величие Его Божества было заключено в границы малейшего тела, так что все Слово Божье и Премудрость Его, и субстанциональная Истина, и Жизнь – будто бы отделилась от Отца или была обнята и ограничена в пределах этого малого тела, и вне этих пределов уже не действовала. Благоразумное и благочестивое исповедание должно быть в середине между двумя крайностями: с одной стороны,  оно не должно признавать во Христе никакого недостатка в Божестве; с другой стороны, оно не должно мыслить в Нем совершенно никакого отделения от отчей вездесущей субстанции.

 

IV,31.

Но да не подумает кто-либо, будто мы утверждаем, что во Христе была некоторая часть Божества Сына Божьего, остальная же часть находилась еще где-нибудь или повсюду. Так могут думать люди, не знающие природы бестелесной  и невидимой сущности. Между тем в отношении бестелесного существа невозможно говорить о части или о каком-нибудь делении, но оно есть во всем, и через все, и над всем, - именно как Премудрость, или Слово, или жизнь или Истина. Таким пониманием, без сомнения, исключается всякое пространственное ограничение. Итак, Сын Божий, желая, для спасения рода человеческого, явиться людям и обращаться между людьми, воспринял не человеческое только тело, как думают некоторые, но и душу, по природе, конечно, подобную нашим душам, по расположению же и добродетели подобную Ему Самому, - такую душу, которая могла бы неуклонно исполнять все желания и распоряжения Слова и Премудрости. А что Он имел душу, на это весьма ясно указывает в Евангелиях Сам Спаситель: «Душа Моя скорбит смертельно» (Мф.26,38); «Душа моя теперь возмутилась» (Ин.12,27) Под печальной и возмущенной душой здесь нельзя разуметь Слово Божие: это Слово, по силе своей божественной  власти, говорит: «имею власть отдать ее». Однако мы говорим, что в этой душе Сын Божий был не так, как Он был в душе Павла, или Петра и прочих святых… Поэтому она (душа) есть едино с Сыном Божьим и называется Его именами, равно как Тот, через Которого, по слову Писания, сотворено все, называется Иисусом Христом… Это Слово и эта Премудрость, через подражание Которой мы называемся и премудрыми, и разумными, делается всем для всех, чтобы всех приобрести; даже для слабых Слово делается слабым, дабы приобрести слабых: «Ибо хотя Он и распят в немощи, но жив силою Божьей» (2Кор.13,4).

 

 

95