yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Соціологія->Содержание->5. ИНСТИТУТЫ ОРГАНИЗАЦИИ ИНТЕРЕСОВ

Политическая социология

5. ИНСТИТУТЫ ОРГАНИЗАЦИИ ИНТЕРЕСОВ

Мы уже говорили, что модели демократии или лучше сказать социологические модели политической общности, где все граждане активны и все участвуют в управлении   (т.е. в обсуждении политических проблем и принятии решений), - все эти модели или представления о политике утопичны или романтичны и в современных сложных и многосоставных обществах все обстоит гораздо сложнее.

Но есть специальные институты для формирования, организации  и, так сказать, агрегирования индивидуальных интересов, которые находятся между гражданами и государством. Это партии и группы интересов.

Партии

Это аппараты политической конкуренции, институты, которые осуществляют интеграцию разнообразных мнений и интересов, предлагают масштабные политические проекты и участвуют в проведении и разрешении политических конфликтов. Это рабочие аппараты реализации интересов. Они участвуют в правительстве и вообще в гос. управлении, образуют, как правило, основные элементы структуры парламента, пользуются влиянием в общественных и государственных организациях (от профсоюзов, например, до электронных СМИ).

Согласно мнению многих теоретиков, среди которых уже многократно упоминавшийся Кельзен, современная демократия возможна только как партийное государство.

 Это очень важный момент: демократия - партийное государство. Отсюда можно сделать обратный вывод: дискредитация партийной системы рассматривается как идеологически замаскированное нападение на демократию. Можно ругать парламент, ругать партии - у нас привычно отзываются об этом пренебрежительно - но надо учитывать, что любая альтернатива - не демократическая альтернатива.      

Еще одно определение: партии - организации с открытым членством и определенными политическими целями, которые они реализуют в процессе формирования политических мнений, участия в выборах, а также через представительство в парламенте. Они участвуют в артикуляции и обсуждении интересов и их интеграции. Причем - это также важно - речь идет именно о политических интересах, партии не формируются по мировоззренческим мотивам. Они не решают абсолютные вопросы (есть Бог - нету Бога). Абсолютные решения порождают абсолютно противоречащие друг другу подходы. А партии должны иметь некоторое общее, необсуждаемое основание, на котором и развертываются конфликты мнений и интересов. На абсолютных противоречиях парламентаризм невозможен.

Поэтому, собственно говоря, парламентаризм невозможен в условиях борьбы так называемых. пролетарского и буржуазного мировоззрений, которые исключают друг друга.

Типы партий. Из истории партий

Сначала, в парламентах 19 века налицо были репрезентационные или представительские сословные партии, представлявшие собой слабо связанные группы людей с общими интересами (например, землевладельцы, промышленники или интеллигенция - кадеты-профессура).

Вторая фаза - демократические интегративные партии - социалистические или христианско-социальные - уже более организационно четко оформленные - с функционирующими партийными организациями.  Они боролись за своих членов, старались политически мобилизовать массы. Вырабатывали идеологии и программы (социал-демократы).

Третий вариант - абсолютистские интегративные партии, так сказать, тоталитарные партии, которые претендовали на монополию политического волеизъявления и строгую дисциплину своих членов (РСДРП - ВКП(б) - КПСС).

Четвертый тип - типичный для развитой демократии - народные или всеобщие партии - без особенно четкого программирования, стремящиеся привлечь максимум избирателей и выдвигающие широкий спектр проектов.

В большинстве государств сейчас можно говорить о конвергенции мировоззренческих или содержательных оснований политических партий. Ибо большинство избирателей, которых можно привлечь, находятся посредине, в центре в идеологическом смысле слова. Поэтому, если партия стремиться увеличить число голосов, она должна свои предложения ориентировать на центр политического спектра и подавать себя как народную или центристскую партию.

Конечно, при этом возникают проблемы, как совместить ядро партийных избирателей с интересами маргинальных групп. Откуда - появление разделения на “правых" и "левых, что соответствует распределению мест в Национальном собрании Франции в 1789 г.: слева сидели “прогрессисты”, справа - “консерваторы”. С тех пор в Европе “радикалы” располагаются по краям (как бы снаружи), а “умеренные” - кто против радикалов и экстремистов - в центре. Это, конечно, чистая условность. Новые партии ( “зеленые” в Германии) чаще всего в этот спектр не помещаются, но и им приходится для уяснения и уточнения своих позиций прибегать к использованию этого классического измерения.

Тенденции партийной демократии.

Они свидетельствуют о снижении влияния партий в современной политике. О том, что приходит на смену партиям, мы скажем позднее.

1) Понятно, что конкурентная борьба за голоса привязывает партии к народному волеизъявлению, делает их зависимыми от него. И все более становится явным негативный эффект такой конкуренции. Возникают ситуации, когда политикам приходится отказываться от программ и целей, которые нужны государству, но были бы с неохотой приняты избирателями, на голоса которых эти политики рассчитывают. Они поэтому составляют программы, которые должны что-то обещать всем и раздают обещания, которые они не в силах выполнить, рассчитывая при этом на недостаточную информированность и низкую компетентность избирателей. Тем самым создаются неоправданные, нереалистические ожидания. В результате избиратели требуют потом от правительства слишком много и слишком дешево. В результате государство, грубо говоря, перенапрягается и грозит рухнуть.

2) Вследствие этого - о чем говориться ныне в очень многих исследованиях - тенденция распада и ликвидация партийных систем. Так называемая партийная идентификация, т.е. эмоциональная связь избирателя с какой-то партией, за которую он традиционно голосовал, ослабевает, растет число "сменных" избирателей, т.е. тех, кто голосует то за одну, то за другую партию. Это часто называют проблемным голосованием. Сами партии в результате теряют ориентацию и им становится все труднее сохранять собственную идентичность.

3) Граждане теряют уважение к партийной политике, говорят об усталости от партии и от политики. Парторганизации ослабевают. Членство уменьшается.

4) Возникают новые проблемы (экология, нацменьшинства, гендерная проблематика), которые решаются вне партий. Эти проблемы не помещаются в проблематику традиционных партийных программ.

5) Плюрализация общества также ведет к ослаблению влияния партий. Общество плюрализировано и глубоко дифференцировано. Прежние конфликтные линии (рабочие против капиталистов) уже не оказывают сильного влияния. Индивиды слабее связаны с политическими группировками (партии, профсоюзы...) и их политическое поведение труднее контролировать.

6) Деидеологизация обществ. Это следствие предыдущего. Исчезла политически организованная до малейшей детали социальная среда, поэтому исчезло идеологическое давление.

7) Усилилась роль масс медиа в политике. Это очень существенный момент. В результате внимание общества концентрируется не столько на партиях с их программами, сколько на персонах, которые воспринимаются как главные политические акторы, которых можно наблюдать и воспринимать непосредственно. При этом интереснее всего “звезды”, умеющие себя подать. От них, от их умения решать мгновенно, так сказать, под светом юпитеров, зависит успех. Поэтому роль партийных организаций и всяческих там партийных советов, комитетов и тому подобного ослабевает. Пример: Зюганову перед камерами задают вопрос, а он отвечает: “Мы на ЦК подумаем и решим...”. Это плохо для партии.

8) Из этого и вообще из усложнения политической деятельности следует профессионализация политики и возникновение партийной бюрократии как сферы профессионального политического управления.

9) Из всего этого следует изменение удельного веса мотивов вступления в партии и работы в партиях. Остановимся на этом подробнее.

Мотивы работы в партиях

Насчитывают обычно четыре типа мотивов: инструментальный, традиционный, социальный, политический.

Инструментальный - это когда партия используется для получения благ - квартиры, карьеры и т.д. Но сейчас имеются повсюду разные (и более скорые и эффективные) пути их получения. А на Западе и вообще благосостояние таково, что работа в партиях для этих целей почти излишня. У нас в России также инструментальный мотив слабее по сравнению с советским временем, когда членство в КПСС играло очень важную роль для карьеры и получения всякого рода благ..

Традиционный мотив - когда в партию вступают и работают в ней потому, что это делали родители, деды и т. д. Предполагается соответствующее воспитание. Этот мотив тоже ослабевает, поскольку меняется структура семьи (вспомните наши разговоры о социализации и политической социализации), усиливается мобильность и распадаются традиционные жизненные стили.

Социальный мотив - включение в некие партийно ориентированные группы и организации, карьера через  партию - тоже ослабевает.

Остается, собственно, политический мотив - вступление в партию для реализации каких-то политический целей. Этот вопрос требует особого обсуждения. Мы не будем на этом останавливаться - поставим жирное многоточие и попробуем вернуться к нему позже. Пока что замечу - у нас будет разговор о гражданских движениях и новом типе партий, вообще о смене политической парадигмы. Но это во второй части нашего курса.

Группы интересов.

В “чистых” моделях демократии - все равно, в конкурентной или идентификационной - для групп интересов просто не было места. Они были , так сказать, незаконны с точки зрения государственно-правовых теорий. В классических теориях демократии государство и общество разделены, а эти группы нарушали четкий порядок.

Они нашли свое место в плюралистической теории демократии в 60-е годы. О ней мы уже упоминали, а сейчас поговорим подробнее. В 80-е была выдвинута корпоратистская теория демократии. Сначала о первой, потом о второй.

Плюралистическая теория

Авторы: Роберт Даль (R.Dahl. Who governs? Democracy and Power in an American City (помните, разговор о плюрализме элит?), Арнольд Роуз (A. Rose. The Power Structure) и др.

Она исходит из того, что соперничество групповых интересов надо рассматривать не как нечто создающее затруднения для теоретиков права или как хаотическую путаницу, но как процесс выработки некоего баланса политических сил. В результате формируется социальная гармония, которая рассматривается как результирующая некоего параллелограмма сил, действующих в рамках демократически регулируемой конкуренции.

Эта теория строится на следующих предпосылках:

1.      Методологический индивидуализм. Мы говорили о том, что это такое: объяснение социальных явлений через обращение к решениям и действиям индивидов; организации и группы лишь агрегаты индивидов. Здесь налицо бихевиористский подход, т.е. исследуется лишь внешнее поведение индивидов.

2.      Люди и группы имеют разные интересы и предпочтения, имеют разную степень влияния в разных отношениях и ни одна не обладает абсолютным властным потенциалом. Они конкурируют друг с другом.

3.      В каждой и групп есть своя элита, но власть находится у членов группы, ибо они могут переизбирать  руководство,  принудить его собственной активностью к иному типу поведения, могут выйти из группы или создать собственную, конкурирующую.

4.      Правительство находится под влиянием групп,  наиболее многочисленных и более четко выражающих свои интересы, причина этого - желание максимизировать свой электорат. Более мелкие группы борются за то, чтобы перехватить это влияние.

5.      Между групп существуют конфликты по поводу политических программ, но не по поводу системы. Налицо высокий уровень социальной интеграции, основанный на ценностном консенсусе.

6.      Политика государства должна рассматриваться как результат демократического влияния со стороны всех этих групп; другие государственные институты (бюрократия, судебная система) - нейтральны.

7.      Государство, таким образом - своего рода арена для реализации групповых конфликтов, или арбитр, обеспечивающий гармонизацию их интересов.

Эта стройная система тем не менее подверглась сильной критике. За что ее критиковали? Во-первых, за то, что это смесь теории и идеологии. Во-вторых, она не учитывает разного рода неравенств: социально-структурные неравенства и неравенство в доступе к власти. Поэтому, в-третьих, речь идет только о правовом, формальном , а не о фактическом равенстве групп, или, в-четвертых, о “внутреннем плюрализме” власть имущих. Теория в целом поэтому представляется легитимирующей идеологией,  которая поддерживает иллюзию всеобщего участия в политике.

Теперь - вторая теория, объясняющая роль и строение групп интересов.

Корпоратистская теория.

Самый известный автор - Филип Шмитер. Речь идет о “новом”, “либеральном” плюралистическом корпоратизме.

Здесь следующие предпосылки:

1.    Существуют организованные группы интересов, которые имеют тенденцию к монопольному представлению интересов, следовательно, нет свободной конкуренции организаций репрезентации интересов.

2.    Эти группы поощряются государством, они им признаны, поддерживаются или даже просто им самим созданы и имеют привилегии доступа к государственным органам. Взамен они обязуются соблюдать определенные нормы.

3.    Членство в этих организациях часто не свободное, даже наоборот обязательное; для членов нет возможности покинуть организацию, соответственно, нельзя заниматься, скажем, определенным видом хозяйственной деятельности без участия в этой группе.

4.    Эти организации служат не только для представления интересов их участников, но и для управления ими. Функционеры здесь имеют сильные позиции и участвуют в формировании интересов их членов.

5.    Эти организации формируют иерархическую бюрократическую структуру, похожую на государственное управление. Персонал имеет высокую управленческую квалификацию и высоко информирован. Это не lobby, т.е. не столько lobby, группа давления на государственные органы, сколько техническая посредующая инстанция между государством и интересами.

6.    6. Существует тесная связь между группами интересов и государственными органами. Постоянно ведутся переговоры и согласования (часто неформальные) по всем важнейшим политическим темам, особенно в социальной и экономической сферах. При этом обе стороны учитывают общие цели системы. Часто даже на группы интересов возлагаются государственные задачи.

Итак, два типа теории групп интересов, которые по разному видят их отношение с демократическим государством. Хотя обе предполагают кооперацию и компромисс интересов, но по-разному.

Корпоратизм - предполагает государство социального партнерства. Представлено в Швеции, Голландии, Швейцарии и в других странах.

Плюрализм - предполагает монетаристскую экономическую политику и вытеснение профсоюзов. Представлен в США, Великобритании и др.

По разным причинам, о которых мы говорили выше, разбирая тенденции ослабления партийной политики,  - плюрализации жизненных стилей, деидеологизации,  распада традиционных корпораций (классов), возникновение новых универсальных тем (экология), - плюралистический вариант кажется ныне более жизнеспособным. Но однозначно судить пока нельзя.

Однако, если взять конкретно Россию, то для стабилизации общественной системы корпоратистский порядок кажется сегодня гораздо более перспективным.

 

8