yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Право->Содержание->§2. МЕСТО ПРОКУРАТУРЫ СРЕДИ ДРУГИХ ОРГАНОВ. ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И УПРАВЛЕНИЯ. КОНЦЕПЦИЯ РАЗВИТИЯ ПРОКУРАТУРЫ В СОВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД

Прокурорский надзор

§2. МЕСТО ПРОКУРАТУРЫ СРЕДИ ДРУГИХ ОРГАНОВ. ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И УПРАВЛЕНИЯ. КОНЦЕПЦИЯ РАЗВИТИЯ ПРОКУРАТУРЫ В СОВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД

 

Прокуратура, являясь важной структурой государственного механизма Российской Федерации, вместе с тем не относится ни к одной из ветвей власти, выполняя роль сдержек и противовесов между ними, осуществляя только надзор за соответствием Конституции и неуклонным исполнением действующих законов всеми органами государственной власти, предприятиями, организациями, должностными лицами, обеспечивая единое правовое пространство России и тем самым ее единство на федеративных началах, установленных Конституцией РФ.

С этой целью сохраняются и получают развитие все основные направления деятельности прокуратуры, включая  надзор за соблюдением законов, надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина и  надзор за следствием, дознанием, оперативно-розыскной деятельностью, надзор за исполнением законов судебными приставами, сохраняются функции уголовного преследования и координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью. Координация не означает какого-то руководства правоохранительными органами, поскольку все они действуют на основании закона и с учетом предоставленных им полномочий. Это согласование действий, выработка единых подходов, в чем прокуратура выполняет координирующую роль в силу ее полномочий, функций, информированности, кадрового состава и имеющегося опыта. Координация предполагает взаимодействие отраслей прокурорского надзора, а также постоянную взаимосвязь с другими органами государственной власти, негосударственными структурами для проведения более успешной борьбы с преступностью.

Все сказанное определяет место и роль прокуратуры в системе государственных органов.

Сложившаяся в нашей стране система прокуратуры выдержала испытание временем. Она может без коренных структурных изменений служить надежным гарантом законности и правопорядка... успешно справляться с возложенными на нее задачами.

В последнее время в связи с осуществляемой судебной реформой и длительной процедурой принятия нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации особенно остро встал вопрос о назначении российской прокуратуры. По сути, вопрос, как и до судебной реформы 1864 года, сводится к одному: оставлять за прокуратурой общенадзорные полномочия либо превратить в орган, который занимался бы исключительно уголовно-процессуальной деятельностью, а именно – осуществлением уголовного преследования от имени государства.

На этапе формирования государственности, в условиях неустойчивого механизма социальной жизни приоритетное значение приобретают общественные интересы. Они преимущественно диктуют изменение старого государственного строя и навязывают возникновение соответствующих общественных институтов, функционально и в первую очередь предназначенных для охранения нового уклада жизни. При этом в целях обустройства всего общества, приведения его в нормально функционирующую систему приносятся в жертву единичные интересы, ценность которых заметно понижается.

Причем нельзя сказать, конечно, что такое положение вещей является желаемым результатом изменения государственного строя. Понятно, что доведенное до крайности увлечение государственными интересами ведет к тоталитарному обществу. Однако необходимо помнить, что усиление начал государственности в жизни общества, приоритет общественного над личностным является закономерным явлением любого переходного периода развития общества и государства. Иначе не может быть обеспечен контроль за процессом изменений, иначе невозможно будет достигнуть реального влияния на этот процесс и, в конце концов, цели, которые ставятся в процессе реформы, не будут достигнуты. Лишь только после определенной стабилизации в обществе, после утверждения новых принципов и норм его жизнедеятельности возможно ослабление контролирующей функции государства и постепенный отход от приоритета государственных интересов над интересами личности.

Тем не менее в последнее время, видимо в противовес тенденциям тоталитарного государства, отчетливо заметен крен в сторону защиты частных интересов. Во имя этой идеи забывается главное назначение уголовной юстиции – сдерживание преступности, обретающей в наше сложное переходное время все более изощренные и разрушительные формы.

В условиях пересмотра сложившихся в обществе ориентиров неизбежно появляются новые государственные и частные институты, использующие в своей деятельности новые методы функционирования, и новые направления развития общества. Так, современное нам общество являет собой классический пример появления таких установлений: образуются новые государственные органы (администрация, мэрия, целый ряд комитетов и комиссий, деятельность которых в советское время и не предполагалась), кардинальным образом реформируются старые (суд, таможня, милиция и т.д.), появляется совершенно новый пласт отношений частной собственности и предпринимательства, деятельность субъектов которых вообще ранее не имела аналогов. В этих условиях, естественно, не все из перечисленного функционирует надлежащим образом, как это заложено в содержании новых институтов, ибо эффективная, системная их деятельность налаживается лишь по истечении некоторого времени. При таких обстоятельствах необходим орган, который бы следил за правильным ходом деятельности новых и реформированных органов и институтов. Потребность в таком органе оказывается сильнее всех других интересов, удовлетворяемых впоследствии непосредственной деятельностью тех же органов и институтов. И лишь по мере того, как развиваются понятия о новом государственном механизме и постепенно совершенствуются условия общественной жизни, такой всюду проникающий надзор становится излишним. На сегодняшний момент именно таким всеобъемлющим государственным органом мыслится прокуратура; именно в таком общем надзоре и заключается интерес государства на переходном этапе, обеспечивать который призвана прокуратура.

Необоснованным представляется позиция сторонников лишения прокуратуры государственно-правовой функции общего надзора, которые, ссылаясь на зарубежный опыт, утверждают, что он излишен и даже вреден. Дело в том, что в странах c развитой экономикой он, действительно, отсутствует потому, что гражданское общество в них уже создано, сформированы его саморегуляторы, в том числе стабильное и охватывающее все существенные явления «беспробельное» законодательство, действуют правовые традиции уважения к закону и ответственности перед ним.

В Концепции судебной реформы в Российской Федерации 1992 г. утверждается, что «постепенное отмирание общенадзорной функции прокуратуры не может повлиять на состояние законности в стране, если переход к рынку обеспечит внутренние естественные стимулы соблюдения законов». Но, в силу новизны органов и институтов, как бы идеальны они не были, их эффективная работа в первое время невозможна, что характерно для любого этапа реформ в любой стране.

Раскрываемость преступлений в последние годы вызывает тревогу, значительным остается количество нераскрытых преступлений. В 2002 г. количество зарегистрированных преступлений впервые за последние 5 лет уменьшилось (на 14,9 % по сравнению с 2001 г.), раскрываемость преступлений тем не менее не только не возросла, но и существенно снизилась – на 25,5 %, а по тяжким и особо тяжким  преступлениям – на 33,4 % по сравнению с 2001 г. В январе-феврале 2003 г. по России раскрыто 233,9 тыс. преступлений, что на 22,7 % меньше, чем за аналогичный период 2002 года. Не раскрыто 181,4 тыс. преступлений, что на 13,1 % превышает аналогичный показатель в январе-феврале 2002 г.

В 2004 году  количество нераскрытых преступлений составило 1 млн. 264 тыс. Не раскрыто 5 635 умышленных убийств. 

Председатель Комитета Государственной Думы  по безопасности, доктор юридических наук, профессор, А.И. Гуров, выступая на конференции Генеральной прокуратуры сообщил, что  «в 2002 г. в России убито около 32 тыс. человек, умерло от тяжких телесных повреждений, или по новому Закону – от получения тяжкого вреда, что одно и то же, – 19 тыс. Это те же убийства, с той лишь разницей, что жертва не сразу умерла или кто-то не захотел раскрывать преступление и переквалифицировал на «милицейскую подследственность» – такое в практике частенько бывает. Итого 51 тыс. смертей. 3 тыс. человек погибли в результате иных преступлений, 19 тыс. погибли в результате дорожно-транспортных преступлений. Именно преступлений, криминала, так как на дорогах погибает более 35 тыс. человек в год. В 2002 году было обнаружено 42 тыс. трупов – причина смерти погибших не установлена. Скорбный список (мартиролог) и на этом не заканчивается: из 107 тыс. без вести пропавших не вернулись и не были найдены 38 тыс. наших граждан. Умышленно занижая данные, отмечу, что, как говорит наука и практика, 50 – 55% без вести пропавших стали жертвами преступления. К сожалению, и это не все. Добровольно ушли из жизни, не захотели жить в нашем обществе более 50 тыс. человек. Сколько из них доведены до самоубийства, нам установить не удалось. Также мы не смогли вычислить количество погибших при криминальных пожарах, утопленников…

Можно, конечно, прибавить еще 300 тыс. погибших за последние годы от так называемой паленой водки, причислить сюда погибших при других обстоятельствах – в результате аварий, неоказания медицинской помощи и т.д. Получится просто страшная картина. Государство не выполняет свою гарантию о праве на жизнь и тем самым обрекает себя на немыслимые человеческие и экономические потери». [1]

Аналогичная ситуация с соблюдением законов и в иных сферах. В 2004 году прокуратурой выявлено 1 млн. 616 тыс. различных нарушений законодательства и 199 тыс. незаконных нормативных актов. В интересах общества и государства предъявлено 153 тыс. исков на миллиардные суммы. К ответственности привлечены почти 108 тыс. нарушителей закона. [2]

Представляется, что причина такого положения вещей кроется как раз в отсутствии «естественных стимулов соблюдения законов» при появлении новых общественных отношений.

Не случайно, что именно на органы прокуратуры возложена чрезвычайно актуальная на сегодняшний день задача приведения регионального и местного законодательства в соответствие с Конституцией РФ и федеральными законами, а анализ состояния дел в этой области, также возложенный на прокуратуру, служит основной причиной нового разграничения предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления. Трудно представить себе государственный орган, на которого можно было бы возложить указанные выше задачи, безусловно, серьезные и весьма актуальные.

Поэтому в условиях реформирования государственной и правовой систем государственно-правовая функция надзора за соответствием практической деятельности институтов и учреждений гражданского общества (в том числе и самих ветвей власти) «идеальной схеме» его функционирования, сконструированной в законодательстве, приобретает особое значение.

Выступая 13 июля 2004 г. в «Российской газете», Генеральный прокурор РФ Владимир Устинов обозначил приоритеты деятельности органов прокуратуры на современном этапе: «Прокурорский надзор должен быть в тех отраслях и сферах, где он не может быть заменен иными структурами, где его результаты заметны более всего. Это наши граждане, их законные права и интересы. Это государственная собственность и бюджетные средства. Это экология и природопользование. Это обеспечение безопасности общества и его граждан от проявлений преступности. Это противодействие злоупотреблениям и коррупционным правонарушениям в государственной и муниципальной службе.

Можно затевать любые преобразования. Менять подследственность, тасовать кадры и т.п., но если эти преобразования не укладываются в алгоритм названной мною задачи, они обречены на неудачу.

В такой громадине, как государство, ничего не делается в миг. Для того, чтобы оно сделалось действительно правовым, нужна кропотливая и целенаправленная работа. Сначала надо подвести фундамент. Этот фундамент именуется законностью».

Подводя итоги работы в 2004 году Устинов В.В. акцентировал внимание прокуроров на обеспечение прав граждан в жилищно-коммунальной секторе, в сфере оплаты труда и подчеркнул, что «на первое место нужно поставить защиту прав граждан, заботу о простых жителях городов и сел, особенно слабо защищенных»[3]

           

 

 

5