yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Біржа та інвестиції->Содержание->Защита сознания общества

Религия денег

Защита сознания общества

 

Открытое общество = общество, открытое для насилия

Сознание общества необходимо защищать ещё сильнее, чем индивидуальное сознание, поскольку сознания отдельных людей полностью зависят от общественного.

 

Конечно, всякая защита – это ограничение свободы. Свобода от существующего насилия и свобода для нового насилия – это сложный баланс. Нет правила «чем больше свободы – тем лучше». Свобода слова может быть свободой насилия словом.

 

Лозунг полностью «открытого общества» означает общество, полностью открытое для насилия над его сознанием.

 

Тот, кто выдвигает этот лозунг – либо пытается получить полный доступ к сознанию, чтобы более результативно манипулировать им, либо этот человек просто не понимает, что насилие сознания не менее разрушительно, чем физическое насилие. Более того, исторически рост свободы слова всегда сопровождается ростом физического насилия.

 

Например, если навязывающий идею открытого общества фонд Сороса технически контролирует все электронные базы данных, библиотеки и электронную почту российских ВУЗов и школ, ему не составляет труда следить за содержанием и развитием сознания научного слоя русского общества и скрытно управлять им в своих целях.

 

Если телевидение контролируется антирусским сознанием, то оно становится оружием насилия над русским сознанием и оружием его уничтожения.

 

Защита сознания – это не новая идея. В течение известной нам истории церковь занимается им две тысячи лет.

 

Отметим, что организации, выступающие за открытое общество, сами строжайше соблюдают свою секретность. В этом случае они уже яростно защищают принцип неприкосновенности частной тайны. Конечно, для частной тайной организации очень удобно управлять открытым обществом.

 

Защита системообразующих точек привязки общества

Для защиты общественного сознания главной является защита системообразующих точек привязки, святых понятий, базовых принципов, на которых держится общество.

 

Если противник захватит землю, если мы увидим иностранных солдат, если убьют наших командиров и руководителей, если разрушат наши здания и города – какова будет наша реакция?

 

Уничтожение главных точек привязки, уничтожение святых понятий, которые внешне безобидны и выглядят как проявление свободы слова и «демократии», на самом деле приводят к ещё более худшим последствиям, чем военные действия.

 

Они уничтожают смысл и цель борьбы, они лишают веры и силы. Если нет того, ради чего воевать, то зачем воевать – оружие теряет смысл.

 

Рассматривайте точки привязки как командные центры сознания, без которых люди превращаются в неорганизованную массу, не способную ни к сопротивлению, ни к созиданию.

 

Наиболее чётко, хотя и прямолинейно, защита системообразующих точек привязки построена в армии: воспитание святости понятий боевого знамени, воинской присяги, воинской чести, принадлежности к воинской части, подчинения командиру, преданности Родине.

 

* * *

При защите точек привязки сознания общества действуют все те же принципы, которые мы рассмотрели для индивидуальной защиты: построение карты; определение целей, на которые может вестись атака; и определение точек, от которых может вестись атака. Следует жёстко отслеживать попытки введения новых и уничтожения или изменения зарядов существующих общественных понятий и ценностей.

 

Одним из главных принципов является отслеживание сепаратизма сознания, как угрозы целостности общества. На уровне государства сепаратизм территорий всегда начинается с сепаратизма сознания. На уровне под-обществ сепаратизм начинается с религиозных сект.

 

Для единства общества надо постоянно следить за единством его сознания. Надо объединять святые понятия всех его членов, а при необходимости создавать такие единые для всех понятия и ценности[420]. Объединение всех русских должно начаться с объединения их высших символов.

 

Система защиты сознания общества

Для защиты развитого сознания, для оценки последствий изменения, введения или удаления точек привязки в сложном сознании, необходима сложная система защиты сознания.

 

С одной стороны, сознание должно быть гибким и открытым для обучения, с другой стороны – жёстким и закрытым в защите от вредного воздействия. Для разрешения этого противоречия всякое новое знание сравнивается с существующей системой мировоззрения.

 

Один человек может видеть мир так, как ему вздумается, и тысячами разных способов, которые могут быть прекрасны или ужасны. Но для взаимодействия людей нужна единая непротиворечивая система коллективного видения мира, и иногда индивидуальные восприятия приходится ограничивать ради единства общества. Такую систему создаёт религия и философия.

 

Религия и философия и являются теми надзорными системами, которые осуществляют защиту главных точек привязки, защиту мира отражений, защиту сознания общества.

 

Защита самой религии и философии не менее важна, чем защита материального мира, который они отражают. Защита религии и философии не менее важна, чем защита среды обитания общества.

 

Тот, кто получает контроль над религией и философией, получает контроль над общественным сознанием, над обществом, над миром.

 

Особенно важно ограничение деструктивных и порабощающих сознание культов и сект – будь то секта сайентологии, секта сатанизма, или всеобщий тоталитарный культ религии денег.

 

Уничтожение философии и религии – это уничтожение общественного сознания и уничтожение общества. Обычно оно начинается с превознесения прав отдельной личности на абсолютно независимую от всех точку зрения. Свобода индивидуального выражения важна. Но она должна чётко сопоставляться с конечной целью этих индивидуальных точек зрения и проверки того, не является ли это уничтожением или кардинальным изменением мира общества.

 

Религия денег, под лозунгами свободы слова и «демократии», снимает защиту со всех других религий и философий. Затем она отталкивается от ценностей других религий, от ценностей справедливости, усовершенствования человека и общества. Но в цели религии денег не входит развитие этих ценностей. Являясь деструктивным культом, она просто постепенно уничтожает человеческие ценности и заменяет их животными инстинктами. Через животные инстинкты культ денег управляет миром.

 

* * *

Главная проблема в защите сознания возникает тогда, когда развитие общества или развитие конкурирующего общества выходит за рамки существующей религии или философии. Тогда появляется слишком много фактов, которые не вписываются в религиозную или философскую систему, и потому разламывают её.

 

В этот момент возможно три варианта: (1) либо будет осуществлено обновление самой религии и философии, (2) либо она будет заменена философией врага, (3) либо общество вообще погибнет.

 

Именно такая ситуация сложилась сейчас в России. Направо пойдёшь – поганым станешь, налево пойдёшь – никуда не придёшь, прямо пойдёшь – далеко не уйдёшь.

 

* * *

Как общество может определить, какие из его понятий наиболее важны для него? Понимание самого себя – это непростая задача.

 

Парадоксальным образом можно обратить вред в пользу. Можно определить те точки, которые наиболее яростно атакуются противником. Эти точки наиболее страшны для противника, значит, они наиболее важны для нас.

 

Подумайте, почему такие атаки ведутся на Сталина и на его эпоху. Наоборот, эпоху Хрущёва хвалят, а к эпохе Брежнева относятся безразлично.

 

* * *

В побеждённой стране, не защитившей своё сознание, можно говорить об оккупации сознания.

 

Страна, которая не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую. Страна, которая не хочет кормить своих философов, будет кормить жрецов чужого культа.

 

 

Наличие чёткой, самосовершенствующейся и единой для всех членов общества религиозной и философской системы – это не вопрос науки или «любви к мудрости». Это вопрос выживания общества, вопрос сохранения всего мира как мы знаем его.

 

Свобода и независимость начинаются со свободы и независимости сознания.

 

* * *

Без сложной высокоразвитой философии или религии не может существовать ни одно сильное общество. Чем глубже и шире философия, тем больше сознаний она может объединить, тем больше индивидуальных особенностей она сможет учесть, тем крепче, больше, мягче и здоровее будет общество.

 

 «Русская идея» не может быть выражена в двух словах или на двух страничках. Невозможно откинуть всё существующее, откинуть просто из-за того, что оно несовершенно, а потом сесть, вдохновиться и придумать новое безупречное и совершенное мировоззрение[421].

 

Также не имеет смысла и глубокомысленно и важно анализировать в каждой газете и в каждом журнале текущие события, не имея никакой собственной системной картины мира.

 

Надо не отрицать всё подряд, но надо пытаться определить, что именно устарело, что именно надо обновить. Если начинать с нуля, то это закончится – и уже заканчивается первобытным обществом, язычниками с автоматами Калашникова, отстреливающими друг друга в борьбе за яркие тряпки и блестящие побрякушки. Но это уже не «русская идея», это уже «африканская идея». Мы вернёмся к вопросу о том, какой могла бы стать сегодня русская философия, в 12-й главе.

 

Цензура как защита каналов доступа к сознанию

Все средства массовой информации по своему воздействию на сознание являются потенциальным оружием массового поражения сознания.

 

Как контроль над обычным оружием массового поражения нельзя отдавать в руки отдельной группы людей, точно так же контроль над СМИ не может принадлежать частной фирме или одному человеку. В противном случае он применит – и применяет – это оружие для узурпации власти.

 

Традиционным средством защиты от применения СМИ как оружия массового насилия является цензура.

 

Отметим, что в поганом обществе цензура в принципе не нужна, ибо в нём не нужна защита от насилия и не нужно ограничение силы. Поганое общество как раз и строится на свободе насилия, на открытом соревновании в усовершенствовании силы и в применении её.

 

У русского человека цензура и пропаганда, от которой защищает цензура, связываются со спецслужбами, со злым умыслом. Если нет пропаганды, то не нужна и цензура, не нужны спецслужбы; если при свободе слова любой может купить время на телеканале или площадь в газете, то нет злого умысла; тогда зачем вводить цензуру, можно просто конкурировать.

 

Проблема в том, что в поганом обществе и не нужны спецслужбы, которые бы организовывали насилие над сознанием противника. В человеческом обществе спецслужбы – это второй защитный слой, который иногда занимается психологической войной против противника и контрпропагандой. В поганом обществе насилием против всех занимается сам бизнес.

 

Там где человек человеку зверь, когда два зверя хотят порвать друг друга, цензура мешала бы их бойне. В человеческом обществе цензура – защита от сознания зверя.

 

* * *

С другой стороны, слишком сильная цензура – это тоже вред, поскольку она затруднит развитие сознания, что в конечном счёте может привести к крушению системы.

 

Цензура должна быть пропорциональна поражающей способности канала – чем сильнее воздействие и массовость, тем сильнее цензура.

 

Например:

телевидение – 100-процентная цензура,

кино – 80-процентная,

видео – 60-процентная,

радио – 80-процентная,

газеты и журналы – 80-процентная,

книги, в зависимости от тиража – от 10-ти до 80-процентной,

личные Интернет-страницы – 10-процентная, и так далее.

 

Телевидение – это зарин, заман и ядерная бомба[422]. Личная Интернет-страница – это охотничье ружьё[423].

 

Защита от концентрации власти над сознанием

Концентрация и узурпация капитала начинается с концентрации власти над сознанием. Концентрация власти над сознанием начинается с концентрации каналов доступа к сознанию.

 

Когда все люди смотрят один и тот же телеканал, одну и ту же передачу – это и есть тоталитарное мышление, не важно, посвящена ли эта передача политике или розыгрышу товаров в рулетку. В обоих случаях это одновременное введение в сознание огромной массы людей определённых точек привязки, контролируемых владельцем канала.

 

Если говорить о настоящей власти народа, то ей должна была бы соответствовать равномерная, распределённая структура СМИ. Если в стране 5 или даже 50 каналов телевидения (которые ещё и показывают одно и то же), то мышление его граждан сведётся к 5-50 типам.

 

* * *

До изобретения телевидения эта проблема не стояла так остро, поскольку 30 процентов населения страны никогда не читают одну и ту же книгу одновременно – но они одновременно смотрят одну и ту же телепередачу, и одну и ту же рекламу.

 

Чтение газет значительно слабее воздействует на сознание, чем телевидение, поскольку не содержит ни звука, ни движения, и содержит гораздо более слабые по воздействию зрительные образы.

 

Все телеканалы должны быть собственностью государства, и всякая платная и бесплатная, скрытая и открытая реклама на них должна быть запрещена. Это важнее, чем собственность на заводы и фабрики.

 

Такое телевидение будет «убыточным». Но все телестудии и передатчики стоят не дороже нескольких танков и подлодок. Если же внутренний, духовный мир общества разрушен «бесплатным» телевидением, то этим танкам и подлодкам просто нечего защищать.

 

* * *

С другой стороны, помимо узурпации каналов, нельзя допускать и узурпации святых точек привязки. В политике она начинается с отождествления понятия и конкретного человека: «Государство – это Я», «Папа Римский – единственный представитель Бога», «Генеральный секретарь = Партия».

 

Для настоящей власти народа люди должны постоянно чувствовать себя не под святыми символами, а чувствовать себя частью этих символов. Не Родина надо мной, не я для Родины, а я – часть Родины.

 

Тогда люди будут защищать понятия как самих себя, а не искать убежища в принадлежащих им лично товарах.

 

Гражданская оборона

Сейчас в русском государстве отсутствует защита от насилия сознания. Эта ситуация не изменится за короткий срок. В это время надо сохранять и развивать русское сознание.

 

Первый шаг в этом направлении – освоить индивидуальную защиту, о которой мы говорили выше. Следующий шаг – объединение и самоорганизация людей, создание защищённых групп общения, сохранение и развитие культуры, которая впоследствии опять станет всеобщей.

 

Как провести самоорганизацию снизу? Можно позаимствовать опыт у христиан в странах Запада, которые подвергаются непрерывным, хотя и замаскированным, гонениям со стороны религии денег на протяжении последних пяти веков.

 

У христиан Запада сложилась своя система сохранения духовного мира. Помимо традиционных церквей и монастырей, Запад покрыт сетью отдельных христианских школ и университетов, которые обучают не только современной науке, но и духовным знаниям[424]. У них есть свои газеты, книги, издательства, магазины, Интернет-сайты, своя музыка, видеофильмы, телеканалы, свои праздники. Есть города, в которых преобладает христианское население – христианское не по названию, но по поведению[425]. Фактически, создана духовная структура общества, которая существует относительно отдельно от поганого[426]. Поскольку на Западе нет единой церкви, то это движение происходит не сверху, но с разных сторон.

 

Надо создавать свои «монастыри», свои опорные точки, свои каналы, свои средства массовой информации. Каждый русский сегодня – ополченец русского духа.

 

Все на защиту невидимого мира!

 

 

64