yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Біржа та інвестиції->Содержание->Победное шествие материализма

Религия денег

Победное шествие материализма

Рациональный западный материализм побеждал все иные философии и религии простым физическим уничтожением. У материализма и не могло быть иной цели, кроме обладания материальным миром, и ради этого он истреблял живших в нём людей.

 

Материалисты первыми открывали новые виды вооружений, и немедленно использовали их для уничтожения населения тех стран, в которых это оружие ещё не было открыто. Для одних природа была святой, для других – средством порабощения.

 

Гонка вооружений быстро уничтожала честь и веру. При равенстве в оружии побеждает та армия, у которой сильнее дух, воля, отвага. При постоянном усовершенствовании оружия побеждает тот, кто первым завладеет этим оружием, не важно насколько грязным способом.

 

Рациональный материализм уничтожал не только христианский мир, но и все остальные миры, которые попадали в его прицел – индейские, индийские, африканские, азиатские и другие.

 

Единственной защитой от материализма было овладевание материализмом. Но тот, кто овладевал им ради защиты, сам становился материалистом. Гонка европейских вооружений, начавшаяся с открытий Ньютона, требовала полного сосредоточения усилий стран на математике и физике, чтобы не проиграть конкурентную борьбу, ставкой в которой была жизнь.

 

Образование Соединённых Корпораций и возникновение Орды

В конце XVIII века было основано первое государство религии денег в чистом виде – Соединённые Штаты Америки.

 

Как мы помним, Америка была открыта Колумбом на деньги иудеев. Хотя среди её первых поселенцев было немало верующих, объединить разношёрстную толпу иммигрантов, у которых отсутствовали общая вера, общие символы, общая культура и общее прошлое, было возможно только на принципе абсолютного поклонения безличному золотому идолу.

 

Как мы отмечали в 4-й главе, все основатели США были открытыми масонами, и в основу своего государства они положили чисто масонские принципы.

 

* * *

Очень быстро эта страна «свободы» превратилась в самое настоящее поганое рабовладельческое государство. Первыми рабами в Северной Америке были белые. В рабство продавались, или в рабство забирали – по религиозным причинам – за неуплату долгов.

 

Рабский труд оказался экономически очень выгодным. Но аборигенов-индейцев превратить в рабов не удалось из-за силы их свободного духа. Поэтому индейцев просто истребляли[450]. Рабов стали завозить из Африки.

 

При этом официально выступавшие против рабства европейцы, во-первых, активно посредничали при работорговле и наживались на ней, а во-вторых, с удовольствием покупали в Америке дешёвые продукты, произведённые рабами.

 

Сатанизм и культ насилия в США стали повседневной жизнью. Достаточно вспомнить о Ку-клукс-клане[451], судах Линча и вечном разбое Дикого Запада.

 

* * *

Во второй половине XIX века масоны добили главный и последний оплот христианской власти в Западной Европе. В 1870 году был свергнут сам Папа Римский. Папа был отправлен в Ватикан, где и просидел в изгнании и изоляции до 1929 года.

 

Одновременно шло быстрое укрупнение денежного капитала и образование крупных корпораций, которые теперь безраздельно контролировали всю жизнь в Европе и в Северной Америке. Уже ничто не сдерживало их планов.

 

В конце XIX – начале XX веков произошёл системный переход, переход количественных изменений в качественные. Под сохранившейся внешней оболочкой государства, оставшейся от христианства, вырос совершенно иной зверь. В истории это «сращивание государственного аппарата с промышленностью и финансами» было названо империализмом.

 

Фактически, государства перестали быть тем, чем они были раньше. Мы будем называть эти новые образования именами, соответствующими их сути:

Соединённые Корпорации Америки,

Соединённые Корпорации Великобритании и Северной Ирландии.

 

В Соединённых Корпорациях Америки место прежних 50 штатов заняли 50 крупнейших корпораций. Вместо Мичигана возник Дженерал Моторз, вместо Техаса – Стандард Ойл, вместо Огайо – Проктэр и Гэмбл и так далее. Правления корпораций получили куда больше реальной силы, чем марионеточные правительства штатов, которых оставили для сохранения имиджа «демократии».

 

После объединения корпораций внутри стран континентальной Европы, они сформировали свой Европейский Союз Корпораций. Тем временем на востоке появился Холдинг «Япония».

 

Так образовалась Орда Корпораций.

 

* * *

В начале XX века между европейскими рабовладельцами стали возникать серьёзные противоречия. Весь материальный мир был поделен, причём Соединённым Корпорациям Великобритании достались самые жирные куски, в результате чего они контролировали практически всю мировую торговлю.

 

С монополией английских корпораций не хотели мириться немецкие. Решив, что они имеют тактическое преимущество в гонке вооружений, в 1914 году немецкие бизнесмены начали войну за передел всего мира.

 

К тому времени последней христианской страной оставалась Россия, псевдо-христианской – Австро-Венгрия, которая как-то сохранила оболочку, оставшуюся ей от тысячелетней Священной Римской империи. Отсталая (на пути в религию денег) Австро-венгерская монархия кое-как защищала сознание своих многочисленных народов от идолов религии денег. Через четверть века после падения Австро-Венгрии, многие из этих народов примут социализм.

 

Масоны и иудеи Европы и Америки активно поддержали немецкое начинание. Они рассчитывали столкнуть между собой Россию, Австро-Венгрию и Германию, и тем окончательно покончить с остатками христианства. А заодно и заработать на военных заказах, поскольку без войны уже было невозможно избежать очередной сильной депрессии.

 

Фашизм – религия денег в открытом виде

Первая мировая война закончилась полным поражением Германии и ослаблением всех частей Орды, при одновременном резком усилении Соединённых Корпораций Америки[452].

 

Власть христианства, конкуренция с которым определяла развитие религии денег в первые четыре века её существования, была повсеместно добита. Но неожиданно от корпораций ускользнула окончательная победа над миром. Новым конкурентом стал социализм, побеждавший в Советской России.

 

В первое десятилетие после войны Орде[453] было не до социализма, да она и не воспринимала его как пришедший всерьёз и надолго. Внимание Орды было сосредоточено на восстановлении разрушенной Европы и на американских биржевых спекуляциях.

 

Конкуренция с социализмом будет определять развитие религии денег в течение последующих 80 лет.

 

* * *

Как мы отмечали в 7-й главе, в 1920-е годы положение побеждённой Германии и разорённой Европы сильно облегчала пирамида американских кредитов. С наступлением очередного кризиса накопления и обращения, вызвавшего Великую депрессию 1930-х годов, поступление денег из Америки иссякло. Германия погрузилась в нищету, голод, безработицу и отчаяние.

 

Ещё в начале 1920-х годов в такой же нищей и голодной Италии к власти пришла партия фашистов. Итальянские фашисты, а вслед за ними и немецкие фашисты, будучи более прямолинейными, чем англичане или иудеи, провозгласили принципы религии денег в явном виде.

 

То, что было скрыто под покровом масонских лож и каббалистов, к которым принадлежали все правительства Европы, было, наконец, высказано вслух. Принципы фашистов включали:

–           превосходство одной группы людей над другой, наличие высших людей и людей-животных;

–           удовольствие от насилия;

–           исключительную ставку на силу и оружие;

–           поклонение оккультным идолам и сатанинские обрядам;

–           попытку подчинить себе весь мир, с разделением стран на плебеев (сателлитов) и собственно рабов.

 

И в точном соответствии с масонско-каббалистической доктриной, традиционную религию оставили для управления «несвободным» народом. В обмен на поддержку со стороны Папы, Муссолини выделил Ватикан в отдельное независимое государство и восстановил католицизм как государственную религию.

 

Христианство затем активно использовалось и в фашистских Испании, Португалии и Германии, и в сотрудничавшей с Гитлером Франции Виши.

 

* * *

Как это ни странно, фашизм вернул в жизнь стран Европы некоторые человеческие принципы, которые были уничтожены свободным рынком. Фашизм дал активную поддержку семье, образованию детей, медицинскому обслуживанию.

 

Фашизм возник потому, что без перераспределения власти наверху, религия денег уже не могла преодолеть кризис 1930-х годов. Или надо было делиться с низами, или сдаться социализму. Не стоит забывать, что Гитлер пришёл к власти в Германии сугубо демократическим путём.

 

Фашизм действительно улучшал жизнь рабочих – за счёт перераспределения капитала в виде военных заказов, но главное – за счёт рабов в третьих странах, трудом которых делились с немецкими рабочими. Точно так же сегодня потребители в странах Запада имеют массу опосредованных рабов в третьем мире. Только тогда это было физическое насилие, сегодня – в основном религиозное, и лишь иногда военное.

 

При этом фашизм и не думал отменять суть религии денег, суть идола, он не собирался отменять всемирную иерархию. Он просто хотел поменять места в этой иерархии.

 

Наверх, вместо масонских лож и каббалистов, поставить нацистскую партию; на место приближённых к верху англичан и иудеев – арийскую и дружественную ей расы. Жрецы религии денег традиционно отличали рабов по цвету кожи; фашисты добавили к рабам светлокожих – славян, евреев, цыган.

 

* * *

Экономической программой фашизма была автаркия – защита внутреннего рынка, опора на внутреннее развитие, производство импортозаменителей, государственная поддержка крупных промышленных проектов, постройка ГЭС.

 

Как мы увидели в Приложении А, рынок по-английски – это такая же автаркия и протекционизм для Англии, а «свободный рынок» – это для колоний.

 

В области государственного устройства фашисты тоже просто открыто сказали то, что и так уже сложилось. Правительство Италии напрямую состояло из глав 22-х крупнейших корпораций-монополистов, каждая из которых отвечала за определённую отрасль промышленности.

 

* * *

Почему фашизм был так спокойно встречен в Европе?

 

Для русских фашизм – это невиданное бедствие, сатанинская сила, нашествие тьмы. Но ведь то же самое, что делали немецкие фашисты со славянами, в течение предыдущих пяти веков разнообразные европейские фашисты делали при захвате своих колоний – испанцы и португальцы в Южной Америке, французы – в Северной Америке и в Африке, англичане – в своих колониях на всех континентах.

 

Европейцы оставались фашистами со времён Рима, и как только они совершили для себя «великие географические открытия», европейцы подвергли геноциду, поработили и утопили в крови весь мир – корча при этом гримасу цивилизованности и поучая все остальные народы.

 

Во время войны с Гитлером погибло более 20 миллионов советских людей. Сравните это с жертвами порабощения только Южной и Северной Америки, где было уничтожено 70 миллионов индейцев. Для XVIII века 70 миллионов – это огромная цифра, больше населения всей Европы. В то время в России проживало всего 14 миллионов человек[454].

 

Геноцид колоний даже не закончился в 1945 году. Колонии продолжали подавляться физической силой до 1960-х годов[455]. И как только освободились последние колонии, фашизм возобновился опять – во Вьетнаме, Гренаде, Сальвадоре, Никарагуа, Югославии, Ираке. И он продолжается каждый день. Вся верхушка Европы и Америки уже пять веков скрыто-открыто покланяется своему сатане.

 

* * *

Поэтому какая Европе была разница – называться Соединёнными Корпорациями Европы, или Фашистскими Штатами Европы.

 

С точки зрения европейского поганого это не был вопрос о том, в каком обществе он будет жить. Фашисты не меняли общество, созданное религией денег. Вопрос был только в том, кто будет главным – избранные англичане и иудеи, или высшие арийцы.

 

Какая в принципе в этом разница французскому буржуа или шведскому промышленнику? Фашисты полностью признавали власть золота и не трогали их капиталы. Зачем европейским поганым было рисковать жизнью и сопротивляться смене хозяев?

 

* * *

Ход войны полностью подтверждает спокойное приятие Европой фашизма. Мюнхенский сговор – может, Германия удовлетворится повышением места в иерархии за счёт Австрии и Чехословакии и не будет посягать на главенство Английских Корпораций?

 

Захват Польши – ради сохранения имиджа Англии и Франции пришлось формально объявить войну, но воевать они вовсе не собирались. Началась многомесячная Странная война. Об интенсивности военных «действий» говорит то, что в Париже активно собирали деньги на кусты роз, которые высаживали в окопах на линии немецкого «фронта», чтобы французским солдатам не было скучно.

 

После оккупации Франции, на которую понадобилось три недели, в ней прекрасно продолжали работать бордели и рестораны, клубы и скачки. Корпорации продолжали бизнес как обычно.

 

В Париже Элизабет Арден представляла новую коллекцию моды, Данлоп проводил велосипедные гонки, а Мишелин продолжал делать шины – для вермахта. Какая бизнесменам была разница, платили ли им золотом, добытым рабами-индейцами в Южной Америке, или золотом, выплавленным из зубов, выбитых у заключённых концлагерей.

 

Если им платят, бизнесмены готовы производить что угодно и для кого угодно. Промышленники были готовы поставлять оружие одновременно обеим воюющим сторонам. Так делали и Форд, и Дженерал Моторз, и многие другие. Идол – превыше всего[456].

 

Сопротивление Гитлеру в Европе носило выраженный религиозный характер. В нём участвовали искренние католики, социалисты и коммунисты, да православные в Югославии и Греции. Деловой и обывательский мир был совсем не против фашистов.

 

Из всей цивилизованной Европы с фашистами воевала только Англия – но она-то сражалась за сохранение своего главенства в религии денег. И как воевала Англия: на 1 немецкого солдата, убитого всеми союзниками, вместе взятыми, приходилось 10 фашистов, уничтоженных Красной Армией[457].

 

Главным страхом европейских бизнесменов как во время войны, так и в момент освобождения было то, чтобы ни в коем случае не победили большевики, поскольку они были людьми противоположной веры.

 

И как только был уничтожен Гитлер, новый фюрер продемонстрировал миру смену власти в религии денег. Грандмейстер Соединённых Корпораций Америки Трумэн сбросил ядерную бомбу на Хиросиму и Нагасаки, мгновенно превратив в пепел сотни тысяч людей.

 

* * *

Для американских корпораций с приходом Гитлера к власти вообще началась бонанза. Вначале Гитлер вывел Германию из депрессии и обеспечил как общий рост бизнеса, так и огромные военные заказы германским отделениям Форда, Дженерал Моторз, ИБМ и других фирм.

 

В сентябре 1941 года 94 процента нефтяного импорта Германии приходилось на американские корпорации Тексако и Стандард Ойл (во главе с Рокфеллером, ныне называется Exxon)[458]. Поставки велись через формально нейтральную Испанию. Фашистские танки, которые осенью 1941 года шли на Москву, заправлялись Рокфеллером.

 

Со вступлением в войну Америки заказы резко увеличились. 75 процентов всех военных заказов США разделили между собой всего 60 крупных корпораций.

 

Многие корпорации работали на два фронта, получая золото с обеих воюющих сторон. Форд и Дженерал Моторз поставляли грузовики как американским войскам, так и немецким. Они делали танки Шерманн для союзников, они выпускали до половины всех танков для Вермахта. При этом Шерманн вспыхивали как зажигалки – с первого раза, броня немецких танков была гораздо крепче.

 

Технические новинки, например, полноприводные автомобили, первыми нередко осваивали немецкие отделения этих фирм. Именно Дженерал Моторз собирал знаменитые бомбардировщики Юнкерс-88 и выпускал скоростные моторы для Мессершмидт-262. Форд помогал делать турбины для ракет V-2, которыми обстреливали Лондон.

 

Отделение ИБМ в Германии под названием Дехомаг (Dehomag) автоматизировало немецкие штабы и поставляло сигнальное оборудование для немецкого флота. Кроме того, ИБМ автоматизировала учёт узников в концлагерях и оптимизировала использование газовых камер. ИБМ также помогла организовать работу остарбайтеров, которых миллионами угоняли с оккупированных фашистами восточных земель.

 

От промышленных гигантов не отставала и Кока-Кола. Поскольку перевозки сиропа коки из США в Германию через океан стали проблематичными, в 1943 году Кока-Кола выпустила на немецкий рынок новый напиток – Фанту. За год было поставлено более 3 миллионов ящиков.

 

За усердие в помощи Третьему Рейху, в 1937 году Гитлер лично наградил высшим фашистским орденом главу корпорации ИБМ Томаса Ватсона (Thomas Watson). Глава Форда Генри Форд получил такой же высший орден в 1938 году, глава Дженерал Моторз Джеймс Муни (James D. Mooney) – в 1940 году.

 

Следует отметить, что в отношении американской частной собственности в Германии на протяжении всей войны строго соблюдались следующие принципы:

1)      Собственность продолжала принадлежать американским владельцам.

2)      Американские штаб-квартиры регулярно получали из немецких отделений прибыль, дивиденды и прочие выплаты. Хотя формально существовали ограничения, они легко обходились через посредничество третьих сторон, например, через швейцарские банки или отделения американских банков в оккупированной Франции и в самой Германии (в том числе через банки Chase Manhattan и J.P.Morgan).

3)      Штаб-квартиры обычно непосредственно руководили немецкими отделениями, обычно через Швейцарию и через управляющих, назначенных ещё до войны (которых фашисты и не думали увольнять).

4)      Американские корпорации использовали почти бесплатный труд пленных, узников концлагерей и остарбайтеров, которых им поставляли войска СС.

5)      Во время наступления в 1944-45 годах, союзники сознательно избегали бомбардировок фабрик и заводов, принадлежащих американским корпорациям. За те военные заводы, которые были повреждены, корпорации впоследствии получили компенсации от своего правительства.

 

Американские корпорации сумели нажиться даже на налогах. В 1941 году Дженерал Моторз формально списала свои активы в Германии, якобы как потерянные в результате войны, и сэкономила на налогах 22.7 миллиона долларов (в долларах 1941 года). В 1948 году она вернула эти активы на баланс, уплатив всего 1.8 миллиона долларов налога. Форд в 1943 году формально списал свои активы в Германии на 8 миллионов долларов, в 1954 году он официально вернул их назад, за 557 тысяч долларов.

 

Свою долю от военных прибылей получили и американские рабочие. За время войны их средняя реальная зарплата, с учётом инфляции, увеличилась в полтора раза, а безработица стала далёким воспоминанием. Для рядовых американцев «тяготы» военного времени свелись к введению карточек на ананасовые компоты и к призывам не ездить в одиночку на личных автомобилях ради экономии бензина.

 

* * *

Не случайно, что и во время перестройки, и сегодня, поганые в России повторяют, что лучше бы в войне победил Гитлер, а не Советский Союз, тогда бы была «свобода». Они сами признают, что «свобода», которую нёс Гитлер, не отличается от «свободы», которую принесла рыночная экономика.

 

После 1991 года в Прибалтике бывшие эсэсовцы получили пенсии и устраивают свои шествия, а те, кто боролся с фашистами, оказались в тюрьмах.

 

Отмечая сороковую годовщину окончания Второй мировой войны, президент Америки Рональд Рейган 5 мая 1985 года возложил венки на могилу войск СС «Ваффен» на кладбище Битбург в Германии.

 

* * *

На Нюрнбергском трибунале фашистов судили за кастрацию тех, кто не проявлял успехов в математике и в других точных науках. Но в 1930-е годы евгеникой занимались не только фашисты, но и такие либеральные и полностью свободные от Гитлера страны как Швеция и Канада. В Америке в те годы была официально запрещена иммиграция лиц «ненордического происхождения».

 

Масоны и каббалисты страдали в Европе и Америке примерно той же оккультной дурью, что и эсэсовцы в Германии. Только фашизм делал всё открыто, а демократы занимались кастрацией за неуспехи в «божественных» науках Всемирного Архитектора Вселенной без привлечения лишнего внимания.

 

Просвещение критиковало «тёмные» средние века? По крайней мере, католической церкви не приходило в голову кастрировать своих прихожан за неспособность выучить библию.

 

* * *

Парадоксом войны является то, что она сильно сближает людей. Фронт на время убирает товарно-денежные отношения и усиливает связи людей напрямую, без денег. В бою даже у фашистов важнее мужество, отвага, взаимовыручка, а не прибыль.

 

Немцы со своей прямолинейной жестокостью всё же больше похожи на людей, чем бизнесмены-идолопоклонники, исступленно молящиеся золотому тельцу и уничтожающие живые цели нажатием кнопки на пульте дистанционного управления.

 

 

66