yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Різні конспекти лекцій->Содержание->Цензура как защита каналов доступа к сознанию

Религия денег

Цензура как защита каналов доступа к сознанию

Все средства массовой информации по своему воздействию на сознание являются потенциальным оружием массового поражения сознания.

 

Как контроль над обычным оружием массового поражения нельзя отдавать в руки отдельной группы людей, точно так же контроль над СМИ не может принадлежать частной фирме или одному человеку. В противном случае он применит – и применяет – это оружие для узурпации власти.

 

Традиционным средством защиты от применения СМИ как оружия массового насилия является цензура.

 

Отметим, что в поганом обществе цензура в принципе не нужна, ибо в нём не нужна защита от насилия и не нужно ограничение силы. Поганое общество как раз и строится на свободе насилия, на открытом соревновании в усовершенствовании силы и в применении её.

 

У русского человека цензура и пропаганда, от которой защищает цензура, связываются со спецслужбами, со злым умыслом. Если нет пропаганды, то не нужна и цензура, не нужны спецслужбы; если при свободе слова любой может купить время на телеканале или площадь в газете, то нет злого умысла; тогда зачем вводить цензуру, можно просто конкурировать.

 

Проблема в том, что в поганом обществе и не нужны спецслужбы, которые бы организовывали насилие над сознанием противника. В человеческом обществе спецслужбы – это второй защитный слой, который иногда занимается психологической войной против противника и контрпропагандой. В поганом обществе насилием против всех занимается сам бизнес.

 

Там где человек человеку зверь, когда два зверя хотят порвать друг друга, цензура мешала бы их бойне. В человеческом обществе цензура – защита от сознания зверя.

 

* * *

С другой стороны, слишком сильная цензура – это тоже вред, поскольку она затруднит развитие сознания, что в конечном счёте может привести к крушению системы.

 

Цензура должна быть пропорциональна поражающей способности канала – чем сильнее воздействие и массовость, тем сильнее цензура.

 

Например:

телевидение – 100-процентная цензура,

кино – 80-процентная,

видео – 60-процентная,

радио – 80-процентная,

газеты и журналы – 80-процентная,

книги, в зависимости от тиража – от 10-ти до 80-процентной,

личные Интернет-страницы – 10-процентная, и так далее.

 

Телевидение – это зарин, заман и ядерная бомба[424]. Личная Интернет-страница – это охотничье ружьё[425].

 

Защита от концентрации власти над сознанием

Концентрация и узурпация капитала начинается с концентрации власти над сознанием. Концентрация власти над сознанием начинается с концентрации каналов доступа к сознанию.

 

Когда все люди смотрят один и тот же телеканал, одну и ту же передачу – это и есть тоталитарное мышление, не важно, посвящена ли эта передача политике или розыгрышу товаров в рулетку. В обоих случаях это одновременное введение в сознание огромной массы людей определённых точек привязки, контролируемых владельцем канала.

 

Если говорить о настоящей власти народа, то ей должна была бы соответствовать равномерная, распределённая структура СМИ. Если в стране 5 или даже 50 каналов телевидения (которые ещё и показывают одно и то же), то мышление его граждан сведётся к 5-50 типам.

 

* * *

До изобретения телевидения эта проблема не стояла так остро, поскольку 30 процентов населения страны никогда не читают одну и ту же книгу одновременно – но они одновременно смотрят одну и ту же телепередачу, и одну и ту же рекламу.

 

Чтение газет значительно слабее воздействует на сознание, чем телевидение, поскольку не содержит ни звука, ни движения, и содержит гораздо более слабые по воздействию зрительные образы.

 

Все телеканалы должны быть собственностью государства, и всякая платная и бесплатная, скрытая и открытая реклама на них должна быть запрещена. Это важнее, чем собственность на заводы и фабрики.

 

Такое телевидение будет «убыточным». Но все телестудии и передатчики стоят не дороже нескольких танков и подлодок. Если же внутренний, духовный мир общества разрушен «бесплатным» телевидением, то этим танкам и подлодкам просто нечего защищать.

 

* * *

С другой стороны, помимо узурпации каналов, нельзя допускать и узурпации святых точек привязки. В политике она начинается с отождествления понятия и конкретного человека: «Государство – это Я», «Папа Римский – единственный представитель Бога», «Генеральный секретарь = Партия».

 

Для настоящей власти народа люди должны постоянно чувствовать себя не под святыми символами, а чувствовать себя частью этих символов. Не Родина надо мной, не я для Родины, а я – часть Родины.

 

Тогда люди будут защищать понятия как самих себя, а не искать убежища в принадлежащих им лично товарах.

 

Гражданская оборона

Сейчас в русском государстве отсутствует защита от насилия сознания. Эта ситуация не изменится за короткий срок. В это время надо сохранять и развивать русское сознание.

 

Первый шаг в этом направлении – освоить индивидуальную защиту, о которой мы говорили выше. Следующий шаг – объединение и самоорганизация людей, создание защищённых групп общения, сохранение и развитие культуры, которая впоследствии опять станет всеобщей.

 

Как провести самоорганизацию снизу? Можно позаимствовать опыт у христиан в странах Запада, которые подвергаются непрерывным, хотя и замаскированным, гонениям со стороны религии денег на протяжении последних пяти веков.

 

У христиан Запада сложилась своя система сохранения духовного мира. Помимо традиционных церквей и монастырей, Запад покрыт сетью отдельных христианских школ и университетов, которые обучают не только современной науке, но и духовным знаниям[426]. У них есть свои газеты, книги, издательства, магазины, Интернет-сайты, своя музыка, видеофильмы, телеканалы, свои праздники. Есть города, в которых преобладает христианское население – христианское не по названию, но по поведению[427]. Фактически, создана духовная структура общества, которая существует относительно отдельно от поганого[428]. Поскольку на Западе нет единой церкви, то это движение происходит не сверху, но с разных сторон.

 

Надо создавать свои «монастыри», свои опорные точки, свои каналы, свои средства массовой информации. Каждый русский сегодня – ополченец русского духа.

 

Все на защиту невидимого мира!

 

 

122