yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share

Религия денег

Ленин и марксизм

Идеи К.Маркса и В.И.Ленина стали в 1917 году чертежами новой России и заложили в общественное сознание главные понятия и главные противоречия на последующие сто лет. Нравится или не нравится нам марксизм, но хорошее знание этих чертежей позволяет гораздо лучше понять, что и почему произошло в истории в дальнейшем.

 

В предыдущих главах мы подробно рассмотрели теорию Маркса и её внутренние проблемы. При переносе теории марксизма из Европы на русскую действительность были неизбежны существенные корректировки и изменения. Частично они были сделаны В.И.Лениным, частично самой практикой революции.

 

Рассмотрим основные отличия между мировоззрением Маркса и мировоззрением Ленина.

 

* * *

Империализм как монополистический капитализм

 

Во-первых, после смерти Маркса произошёл качественный скачок в развитии капитализма. При Марксе буржуазия вела отчаянную борьбу с христианством и аристократией. Была сильна конкуренция некрупных, домонополистических производителей между собой. Это действительно делало буржуазию отчасти демократической, в чём-то прогрессивной и улучшающей жизнь части людей в Европе.

 

К 1870-му году религия денег добила христианство, корпорации превратились в крупные монополии. Возникли Соединённые Корпорации и Орда. Товарное насилие частично сменилось финансовым насилием.

 

Это была уже совсем другая ситуация. Немонополизированный рынок не всегда плох[512]. Монополизированный рынок – это полная узурпация власти, это автоматическая деградация и, в конечном счёте, это передел монополий военными методами.

 

В.И.Ленин просуммировал произошедшие качественные изменения и определил признаки империализма как новой стадии капитализма:

 

1) Концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни;

2) слияние банкового капитала с промышленным и создание, на базе этого «финансового капитала», финансовой олигархии;

3) вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение;

4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие мир, и

5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими державами.

 

При капитализме, немыслимо иное основание для раздела сфер влияния, интересов, колоний и пр., кроме как учет силы участников дележа, силы общеэкономической, финансовой, военной и так далее.

 

Остаётся добавить – и силы криминальной.

 

К началу XX века от прогрессивности и демократичности буржуазии не осталось и следа.

 

* * *

Монический материализм и теория отражения

 

Как мы обсуждали во 2-й и в 7-й главах, в теории Маркса материальное развитие общества считается первичным, а духовное развитие определяется материальным. С 1492-го по 1960-е годы материализм действительно определял развитие обществ.

 

Если две армии вооружены примерно одинаково, то победит та, у которой выше моральный дух и выше личные качества бойцов. Если у одной армии сабли, у другой – винтовка, если у одной армии – лошади, у другой – танки, то дух не имеет значения.

 

Если и рабы работают сохой, и свободные крестьяне работают сохой, то победит христианская вера. Если работает трактор против сохи, то победит владелец трактора.

 

Поэтому, для любого общества было совершенно необходимо понять материализм – для защиты от самого материализма. Беда в том, что из средства материализм стал целью.

 

Главное отличие Ленина от материализма Маркса – теория отражения. Фактически, на научно-философском языке это был переход к дуализму, к признанию отдельного существования мира отражений, духовного мира. Это был отказ от прямолинейного противопоставления сознания и материи. Во 2-й главе мы вывели относительность материализма непосредственно из теории отражения.

 

К сожалению, теория отражения была создана Лениным перед самой революцией, и она осталась незавершённой. В дальнейшем в советской религии преобладал монический материализм Маркса.

 

* * *

Отношение к золоту

 

Как мы отмечали в 6-й и 7-й главах, в трудовой теории стоимости Маркса идол религии денег – золото – был де-факто приравнен к труду человека. Маркс даже не мыслил себе жизнь без счётной книги.

 

Некоторые православные читатели могут отметить, что Маркс был евреем по происхождению, и что это не могло не отразиться на его мировоззрении.

 

Кто же мог разобраться, пусть не полностью, но хотя бы частично, в религии денег, как не еврей (или англичанин)? Практически для всех христианских учёных, как в XIX веке, так и сейчас, суть денег находится в зоне табу, хотя они и не осознают этого. Чтобы понять рыночную экономику, надо зайти в царство дьявола. У большинства людей срабатывают внутренние предохранители, если они подходят слишком близко к этой зоне.

 

Отношение В.И.Ленина к золоту и к счётной книге было выражено в статье «О значении золота теперь и после полной победы революции».

 

Ленин отправил поганого идола в надлежащее ему место – в общественную уборную. Естественно, что он не имел в виду, что туалеты станут делать из золота потому, что все станут такими богатыми. Туалеты сделают из золота потому, что в новом обществе золото перестанет быть идолом, людям будет просто не нужен этот языческий божок, они перестанут поклоняться золотому тельцу.

 

* * *

Диктатура пролетариата и союз с крестьянством

 

Сравните Маркса с его «идиотизмом деревенской жизни» и консервативной ролью крестьянства. И Ленина, считавшего крестьянство такой же силой в революции, как и рабочий класс.

 

Там, где появляется крестьянство, неизбежно появляется христианское сознание. Как мы отмечали в 4-й главе, сознание рабочего хотя и прогрессивно, но оно сильно подвержено товарно-денежным отношениям. Горожанин в принципе не может жить без денег.

 

Ведя в революцию крестьянство, Ленин делал новое общество духовно-христианским, а не масонско-естественнонаучным, как на Западе.

 

В России «диктатура пролетариата» стала в первую очередь союзом разных классов. Если диктатуру осуществляет 95 процентов населения страны – рабочие, крестьяне, солдаты, то это уже не классовая диктатура. Это власть народа, которая подавляет 5 процентов тех, кто пытается узурпировать власть.

 

* * *

Мировая революция и построение социализма в отдельной стране

 

Мировая революция – это глубоко масонское отрицание государства как такового. Построение социализма в отдельно взятой стране начинается с сильного государства, с национального государства[513].

 

Новое Советское государство и было создано как могучий преемник великой России.

 

* * *

Революция как материальный и как духовный процесс

 

Вспомним 10 шагов, которые предлагал Манифест в качестве первоочередных мер для победы пролетарской революции:

 

1. Экспроприация земельной собственности и обращение земельной ренты на покрытие государственных расходов.

2. Высокий прогрессивный налог.

3. Отмена права наследования.

4. Конфискация имущества всех эмигрантов и мятежников.

5. Централизация кредита в руках государства посредством национального банка с государственным капиталом и с исключительной монополией.

6. Централизация всего транспорта в руках государства.

7. Увеличение числа государственных фабрик, орудий производства, расчистка под пашню и улучшение земель по общему плану.

8. Одинаковая обязательность труда для всех, учреждение промышленных армий, в особенности для земледелия.

9. Соединение земледелия с промышленностью, содействие постепенному устранению различия между городом и деревней.

10. Общественное и бесплатное воспитание всех детей. Устранение фабричного труда детей в современной его форме. Соединение воспитания с материальным производством и т. д.

 

Это всё сугубо материальные, имущественные, экономические шаги. Здесь ни слова не говорится о сознании или о духе (ибо эта надстройка должна была последовать за материальным базисом сама собой).

 

Сравните эту программу с тем, что было сделано в течение XX века в странах Запада. Очень многое из Манифеста реализовано, а уж материальное изобилие для наёмного труда несомненно достигнуто. Как это ни парадоксально, Манифест стал скорее продолжением логики буржуазных революций, хорошим предвидением того, к чему приведёт дальнейшее развитие капитализма, развитие религии денег[514].

 

Теперь сравним программу Манифеста с первоочередной программой Ленина: культурная революция и Новая экономическая политика (НЭП).

 

Вместо диктатуры пролетариата как повсеместной конфискации собственности Ленин объявил многоукладность экономики, сосуществование в новом обществе разных форм собственности. При этом большевики имели достаточно военной силы, чтобы разом ликвидировать частную собственность – но не стали.

 

Вместо первичности экономики на первое место была поставлена культурная революция, духовная революция, воспитание человека нового общества. Согласно Ленину, поколение, жившее при капитализме, не сможет построить новое общество, оно сможет только разрушить старое. И только новое поколение, выросшее при новой власти, при новых отношениях, построит новое общество.

 

Моисей водил по пустыне народ, живший в рабстве, пока не сменились поколения. НЭП стал в первую очередь преобразованием сознания общества.

 

НЭП никому не запрещал заниматься торговлей или предпринимательством. Но были введены запреты, временные, на получение образования по классовому признаку, на занятие должностей, была объявлена жёсткая цензура.

 

Естественно, что воспитание нового человека – это глубоко христианский принцип. Это де-факто признание первичности сознания. В первые годы революции чётко понимали разницу между старым и новым миром. Это была чисто религиозная перестройка сознания. Только революционеры не могли назвать коммунизм религией, а использовали понятия идеологии и классового подхода.

 

* * *

Частная собственность как материальное и как духовное понятие

 

Почему Маркс считал, что для возникновения новых справедливых общественных отношений главным является вопрос собственности? Потому что так было во время буржуазных революций – за одну ночь божественная власть короля сменялась полной властью золотого идола, а согласие или несогласие общества не имело значения. Отсюда и буржуазные революции делали верхи, а не низы.

 

Для низов они заменяли один вид насилия на другой (ибо в позднем феодальном обществе эксплуатация, то есть злоупотребление властью, несомненно преобладала над функциями защиты подданных). Как это ни парадоксально, классический марксизм – это продолжение капитализма.

 

 

Главная идея НЭП состоит в том, что носителей старого сознания, идолопоклонников, не стали не только уничтожать, их даже не стали зажимать, не стали конфисковывать их собственность. Вместо этого Советское правительство стало управлять их идолом[515].

 

Понимаете только частную собственность и хотите только золота? Пожалуйста – вот вам золотой червонец. Хотите молиться ему – молитесь. Будете работать только ради золота – работайте, только работайте. Оттого что Корейко накопил чемодан рублей, никакого вреда обществу не было. Правительство просто напечатало ещё один чемодан рублей[516].

 

За время НЭПа было создано новое, а точнее, возрождено старое первохристианское сознание. Выросло новое поколение людей, советских людей, и золото для него уже не имело никакого значения, став старорежимным предрассудком.

 

Это был подход к частной собственности именно как к духовной проблеме – сначала было постепенно уничтожено неравенство в сознании большинства людей, уничтожена идея эксплуатации человека человеком. Только спустя пятнадцать лет после революции частная собственность была ликвидирована в материальном мире.

 

 

К сожалению, из НЭПа не удалось выйти чисто. Во-первых, осталось немало идолопоклонников. Полная очистка сознания занимает не одно, но два поколения. Во-вторых, в чём-то произошла утрата третьего уровня защиты[517]. Государство слишком заигралось с погаными и переняло некоторые их представления о мире.

 

К концу 1930-х годов появились золотая звезда героя, золотые буквы, золотая медаль в школе. Вынесение идола на высшие символы государства было существенной ошибкой. С другой стороны, это объяснимо, ведь даже христианская церковь делает особый фетиш из этого жёлтого металла.

 

Маркс и марксизм

Завершая разговор о марксизме, давайте обратим внимание на несколько ранних произведений Маркса, которые обычно не рассматриваются в школьных и университетских учебниках. В первую очередь, на «Экономическо-философские рукописи 1844 года».

 

* * *

В позднем социализме, да и сейчас, главное различие между социализмом и капитализмом понимается как различие между частной и государственной собственностью на средства производства.

 

В 7-й главе мы подчёркивали, что не частная собственность, но само разделение труда приводит к целому ряду крайне негативных последствий для личности человека, вне зависимости от формы собственности.

 

Вот что писал на эту тему сам ранний Маркс, обсуждая отчуждение труда[518]:

 

Заработная плата идентична частной собственности, ибо заработная плата, где продукт, предмет труда оплачивает самый труд, есть лишь необходимое следствие отчуждения труда: ведь в заработной плате и самый труд выступает не как самоцель, а как слуга заработка.

Насильственное повышение заработной платы... было бы... не более чем лучшей оплатой раба и не завоевало бы ни рабочему, ни труду их человеческого назначения и достоинства.

Даже равенство заработной платы, как его требует Прудон, имело бы лишь тот результат, что оно превратило бы отношение нынешнего рабочего к его труду в отношение всех людей к труду. В этом случае общество мыслилось бы как абстрактный капиталист.

 

 

Следствием же отчуждения труда является превращение человека в товар, которое тоже не зависит от формы собственности:

 

В качестве капитала стоимость рабочего возрастает в зависимости от спроса и предложения, да и физически его существование, его жизнь рассматривались и рассматриваются как предложение товара, как это происходит с любым другим товаром.

Человек есть уже только рабочий, и в качестве рабочего он обладает лишь теми человеческими свойствами, которые нужны чужому для него капиталу.

Производство производит человека не только в качестве товара, не только человека-товар, человека с определением товара, оно производит его, сообразно этому определению, как существо и духовно и физически обесчеловеченное.

 

 

На эту же тему Ф.Энгельс писал (работа «Положение Англии. Восемнадцатый век»):

 

Уничтожение феодального рабства сделало «чистоган единственной связью между людьми». Собственность – природное, бездушное начало, противостоящее человеческому, духовному началу – возводится благодаря этому на трон, и в конечном счете, чтобы завершить это отчуждение, деньги – отчужденная, пустая абстракция собственности, – делаются властелином мира. Человек перестал быть рабом человека и стал рабом вещи; извращение человеческих отношений завершено.

 

Человек перестал быть рабом человека и стал рабом вещи, стал рабом идола.

 

* * *

Исследуя суть денег и золота, в Философских рукописях К.Маркс цитирует У.Шекспира[519]:

 

Тут золота довольно для того,

Чтоб сделать всё чернейшее – белейшим,

Все гнусное – прекрасным, всякий грех –

Правдивостью, все низкое – высоким,

Трусливого – отважным храбрецом,

А старика – и молодым и свежим!

 

...От алтарей отгонит ваших слуг

Из-под голов больных подушки вырвет.

Да, этот плут сверкающий начнет

И связывать и расторгать обеты,

Благословлять проклятое, людей

Ниц повергать пред застарелой язвой,

Разбойников почетом окружать,

Отличьями, коленопреклоненьем,

Сажая их высоко, на скамьи

Сенаторов; вдове, давно отжившей,

Даст женихов; раздушит, расцветит,

Как майский день, ту жертву язв поганых,

Которую и самый госпиталь

Из стен своих прочь гонит с отвращеньем!

 

...Ты, видимый нам бог,

Сближающий несродные предметы,

Велящий им лобзаться, говорящий

Для целей всех на каждом языке;

Ты, оселок сердец, – представь, что люди,

Твои рабы, вдруг взбунтовались все,

И силою своею между ними

Кровавые раздоры посели,

Чтоб сделались царями мира звери[520].

 

Выводы, сделанные Марксом:

Шекспир особенно подчеркивает в деньгах два их свойства:

1) Они – видимое божество, превращение всех человеческих и природных свойств в их противоположность [христианскому миропониманию], всеобщее смешение и извращение вещей; они осуществляют братание невозможностей.

2) Они – наложница всесветная, всеобщий сводник людей и народов.

 

Как видим, здесь капитализм рассматривается Марксом именно как религия, и как религия, противоположная христианству. Деньги – как идол, а не как абсолютное мерило ценности вещей.

 

Эта точка зрения гораздо шире, чем чисто политэкономическая, гораздо шире, чем взгляд на капитализм как на способ производства или даже как на формацию. И это именно та точка зрения, которую мы формулируем в этой книге.

 

* * *

Далее, говоря о прогрессивности буржуазии, К.Маркс писал в 1844 году:

 

Из действительного хода развития с необходимостью вытекает победа капиталиста, т.е. развитой частной собственности над неразвитой, половинчатой частной собственностью, т. е. над земельным собственником, подобно тому как и вообще движение должно одержать победу над неподвижностью, открытая, сознающая себя подлость – над подлостью скрытой и бессознательной, стяжательство – над жаждой наслаждений, откровенно безудержный, изворотливый эгоизм просвещения – над местным, осмотрительным, простоватым, ленивым и фантастическим эгоизмом суеверия, деньги – над иными формами частной собственности.

 

Победа открытой, осознающей себя подлости над подлостью скрытой – это не совсем не тот исторический материализм, к которому мы привыкли. Это очень условное, саркастическое, а совсем не школьное абсолютное превосходство капитализма над феодализмом.

 

* * *

В более поздних работах, особенно в «Капитале», К.Маркс, вместо рассмотрения капитализма как религии, существенно сузил свой подход. Он стал очень подробно переписывать и «исправлять» классическую буржуазную политэкономию и буржуазную теорию стоимости. Деньги и стоимость вольно или невольно стали у него основой всего мировоззрения.

 

Абсолютное обожествление товаров и денег в капитализме вошли в «Капитал» просто как их фетишизация из-за частной собственности на средства производства.

 

Маркс узаконил в марксизме основные понятия религии денег. Получилось, что товары, деньги, прибавочная стоимость/ прибыль, разделение труда – это хорошо, их просто искажает частная собственность.

 

Критика капитализма в «Капитале» во многом свелась к критике его главных негативных проявлений – циклических кризисов производства и плохого положения рабочих. Как показала дальнейшая история, с кризисами и с нищетой рабочих можно справиться, не меняя сути капитализма, не меняя принципа удовольствия от насилия.

 

* * *

Почему произошло это сужение, почему основой, а не частью, мировоззрения Маркса стала политэкономия? Именно этот шаг поставил марксизм внутрь религии денег, что, в конечном счёте, привело и к крушению социализма.

 

Свои первые работы К.Маркс (род. 1818 – ум. 1883) писал в охваченных свежими философскими идеями и революционным брожением Германии, Франции и Бельгии. Как раз в те годы он активно изучал первые два источника марксизма – немецкую классическую философию и французский утопический социализм.

 

Во Франции 1840-х годов прошло всего полвека со времён свержения христианской монархии. Франция во многом оставалась глубоко католической страной с крестьянским населением. В Германии настоящий капитализм тоже был на ранних стадиях развития.

 

«Капитал» был написан десять-двадцать лет спустя, после вынужденного переезда Маркса в Англию в 1849 году.

 

 

В Англии середины XIX века денежное рабство существовало уже более двухсот лет. Долгая жизнь в глубоко поганом «викторианском» обществе, где духом денег и сухого практицизма был пропитан каждый булыжник на мостовой, не могла не сказаться на мировоззрении Маркса.

 

Он находился в самом центре богатейшей мировой империи, которая превратила половину мира в свою рабовладельческую плантацию. И эта империя контролировала мир именно с помощью сочинённой Адамом Смитом и его последователями религии политэкономии.

 

Если ранние работы К.Маркса – это взгляд повстанца, то «Капитал» – это скорее имперский труд. Маркс словно пытался понять суть могущества и описать работу экономической машины Британской империи.

 

 

Для описания этой машины Маркс пытался использовать модели естественных наук. Как мы отмечали в 7-й главе, тогдашняя эпоха бурного развития физики и следовавшая за ней по пятам промышленная революция заворожили человека XIX века.

 

Три тома «Капитала» написаны с позиции физики и физического материализма. Они напоминают сложную и полную теорию всемирного тяготения – с такими же подробными и точными формулами.

 

Англия была наилучшим местом, чтобы напитаться традициями математических принципов мёртвой философии Ньютона и попытаться применить их к обществу и экономике[521]. Кроме того, признать капитализм религией было бы невозможно, оставаясь при этом моническим материалистом.

 

 

Маркс изучал Британскую экономическую машину, машину производительных сил, не столько глазами философа-человека, сколько глазами философа-инженера. Он построил детальные чертежи этой машины и нашёл в её конструкциях целый ряд изъянов, приводящих к периодическим и сильнейшим сбоям-кризисам в её работе.

 

Маркс предложил новые, исправленные чертежи такой машины. 1930-е годы показали, что чертежи Маркса действительно совершеннее и производительнее. Но вскоре среди английских «инженеров» нашёлся Кейнс, который сумел исправить главные сбои существовавшей конструкции на ходу, ничего не меняя кардинально.

 

Уже к 1960-м годам оба варианта экономической машины исчерпали свой развитие. Из производительных сил они превратились в силы, разрушающие человека и общество.

 

Сегодня главный вопрос в том, как вернуть людям управление маховиками этого механизма, которые уже разогнались до такой степени, что могут уничтожить всё живое.

 

* * *

Интересно отметить, что при всех спорах о том, какая трактовка марксизма является правильной, ни Ленин, ни делавшие революцию большевики, ни оппортунисты, не были знакомы с работами Маркса 1844 года, поскольку эти работы были изданы только в 1927 году.

 

 

143