yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Різні конспекти лекцій->Содержание->Проблема разделения труда

Религия денег

Проблема разделения труда

Традиционными и очень сильными достоинствами разделения труда являются резкое увеличение производительности труда и возможность выбора рода занятий. Но разделение труда и сопутствующую ему специализацию нельзя рассматривать как абсолютный плюс.

 

* * *

Во-первых, излишняя специализация – это уничтожение сознания.

 

Как мы обсудили в 7-й главе, специализация при товарно-денежных отношениях – это форма саморабовладения. Это справедливо как для отдельного человека, так и для общества, так и в международном «разделении труда».

 

Надо отказаться от абсолютной максимизации производительности труда. Изменения мира внешнего вторичны по отношению к изменению сознания. Важнее сохранить внутреннюю гармонию, чем сделать больше вещей[573].

 

Надо убрать и предпосылки специализации из жизни. Надо убрать сравнение людей между собой, надо оставить только сравнение человека самого с собой, своих достижений со своими возможностями. Постепенно следует убрать спорт ради цифр, универсальные оценки в школе как вид примитивного ранжирования людей и так далее.

 

* * *

Во-вторых, разделение труда – это автоматическое создание условий для монополизации результатов труда.

 

Когда возникает возможность узурпации? Там, где труд отделяется от человека.

 

Если весь труд обобществлён, то его можно отобрать весь. При этом неважно, происходит ли обобществление в виде частной или в виде государственной собственности. От государственного распорядителя обобществлённой собственностью до частного собственника – один шаг.

 

В 1992 году было очень легко украсть станки и заводы, потому что они были обобществлены. А вот украсть дачи или квартиры даже не пробовали, поскольку это вызвало бы немедленный и очень сильный протест.

 

Тот труд, который уходит на собственное обеспечение производителя и осуществляется на принадлежащих ему средствах труда, у производителя в принципе невозможно отобрать скрытым насилием – финансовым или сознания. Его можно отобрать только открытым физическим насилием, что тут же вызовет сопротивление. Поэтому надо стремиться к тому, чтобы труд, необходимый для самообеспечения, минимально отделялся от человека.

 

При этом надо помнить, что если мелкое личное хозяйство, которое используется на непосредственные нужды его владельца – это хорошая преграда к монополизации, то частная собственность – это монополизация, которую невозможно остановить. Не следует говорить о классе мелких собственников. Там где есть собственность, всегда будет насилие. Класс мелких собственников – это класс мелких насильников друг друга, отдельные из которых со временем станут крупными насильниками. Следует говорить о личных самодостаточных хозяйствах.

 

Натуральное, безденежное и нетоварное хозяйство гораздо менее подвергнуто узурпации, чем товарное и денежное. В производстве необходимого следует уменьшать товарность до минимума. Сто лет назад ситуация была иной, но сейчас, в условиях материального насыщения и развития науки и техники, чем больше производитель будет самообеспечиваться, тем лучше.

 

На что использовать свободное время – это воля самого человека. Как организовать производство сверх необходимого – могут быть варианты. Но главное – чтобы базовые потребности человека были в его руках, и при любых катаклизмах в обществе он всегда имел возможность полностью самообеспечить себя.

 

Монополизация в религии денег началась с огораживания, она должна закончиться анти-огораживанием.

 

* * *

В-третьих, специализация толкает каждого к насилию.

 

В разделённой рыночной экономике люди постоянно вовлечёны в двушаговые акты обмана друг друга.

 

Первый шаг – человек обязан специализироваться и выкладываться на работе, получать максимальную прибыль от продажи своих товаров или услуг. Чем выше специализация, тем легче обмануть; не будешь специализироваться, разорят конкуренты. Всё или ничего.

 

Второй шаг – трата полученной прибыли в процессе покупок. Это опять акт обмана, только теперь уже продавец и покупатель поменялись местами.

 

Без продажи своего труда и без покупки чужого труда нельзя обойтись именно потому, что человек сильно специализирован. Более того, если я вынужден работать 8 часов в день, то я вынужден и тратить полученные деньги, даже если мне ничего не надо.

 

В итоге человек ненавидит свою работу, выматывается в офисе или на конвейере; только для того, чтобы потом заплатить другому за развлечения. Поскольку работа ненавистна, то и развлечения – жестокие.

 

Чтобы не искушать человека, чтобы в принципе покончить с самой возможностью обмана, надо построить систему таким образом, чтобы у каждого была возможность не только специализироваться, но и универсализироваться.

 

* * *

Чтобы решить проблему разделения труда, надо ... разделить труд на три вида:

1)      необходимый человеку для собственного обеспечения,

2)      общественно необходимый и

3)      труд сверх необходимого, для производства удовольствий.

 

По каждому из этих видов труда человеку должен быть предоставлен выбор – работать ли самому, или воспользоваться обменом результатов труда.

 

Должны быть созданы условия для реализации этого выбора. В нынешней системе религии денег, как и в социализме, человек обязан работать на обмен полный рабочий день.

 

 

Труд, необходимый для собственного обеспечения – человек должен иметь возможность сам вырастить себе еду, или специализироваться в чём-то и гарантированно получить еду в обмен на сделанное им.

 

Общественно необходимый – человек должен иметь выбор – отработать лично на государственные и коммунальные нужды, или внести вклад в виде созданных им продуктов[574].

 

Для удовольствий – человек может продолжать работать и обменивать свои излишки на излишки других, или заниматься дома тем, чем ему нравится, или духовно самосовершенствоваться.

 

* * *

Если человек хочет жить лучше материально – он будет больше работать. Если он хочет духовно самосовершенствоваться – он будет меньше работать руками и меньше потреблять материально, но больше уделять времени саморазвитию и работать интеллектуально.

 

Если я 5 часов работаю с удовольствием, 6 – уже посматривая на время, а 8 – с усталостью и раздражением, то у меня должен быть выбор – (1) работать ли 8 часов, отдавать излишне произведённое в распоряжение распределительной системы (не важно, как устроенной), а потом покупать себе отдых и развлечения; или (2) просто работать 5 часов, а потом отдыхать или самому заниматься тем, что мне нравится.

 

С другой стороны, если человеку нужно больше произвести на обмен, и он хочет поработать 12 часов в день – у него постоянно должна быть и такая возможность.

 

Не должно быть одинакового для всех распорядка дня (кроме чрезвычайных ситуаций). Человек должен иметь возможность работать столько, сколько ему нравится, при этом не боясь, что его съест конкурент.

 

Надо организовать гибкую работу – в зависимости от отрасли, где-то будут работать несколько часов в день, где-то несколько месяцев в году. Где-то – год работать, год отдыхать.

 

* * *

Надо максимально уменьшить зависимость людей от купли-продажи или обмена. У каждого человека должна быть возможность самому делать нужные ему вещи, когда он захочет и сколько он захочет.

 

К сети специализированных заводов надо добавить сети мастерских «Сделай сам», которые бы давали доступ к станкам и материалам. Это будет и развивать сознание людей. Однообразные операции, как на конвейере, так и в офисе, сужают, отупляют и уничтожают сознание.

 

Надо и дать возможность человеку как можно больше времени проводить в семье, поскольку цель общества – не производство ради производства, и не деньги ради денег.

 

Надо понимать, что часть труда неизбежно будет «выкидываться» – на оборону, на борьбу с болезнями, со стихийными бедствиями и на иные причины, которые вне власти общества.

 

* * *

Неправильна формула «от каждого по способностям, каждому по потребностям». Она подразумевает разделённый и отчуждённый труд – от человека что-то забирается наверх, и сверху ему что-то выдаётся.

 

Каждому – возможность работы по желанию и по способностям, от каждого – по общим потребностям.

 

При этом не «свободное развитие каждого является условием свободного развития всех», но

 

Развитие всех является условием свободного развития каждого.

 

Планирование

Как можно построить такую систему, чтобы она был работоспособной? Всем знакомым планированием.

 

Чтобы вспомнить о планировании, надо разоблачить миф о саморегулируемости рынка и негибкости «плановой экономики».

 

Как вы думаете, почти 1.5 миллиона служащих корпорации Wal-Mart саморегулируются, или действуют согласно весьма детальным планам, принятым руководством корпорации?

 

Как вы думаете, 500 тысяч сотрудников Даймлер-Крайслер производят автомобили путём чёткого планирования каждой операции на десять лет вперёд и с точностью до долей секунды, или Даймлер-Крайслер организован как базар, в котором каждый стоит у своего рабочего места и выкрикивает: я могу сделать чертёж, а я могу выточить болванку; и они вот так постепенно самодоговариваются и саморегулируются?

 

* * *

Одной из главных причин, почему в свободном рынке процветают корпорации, одной из главных экономических причин монополизации, одной из главных причин того, что корпорации крупнее стран, как раз и является то, что внутри корпораций применяется планирование, а не базар свободного рынка.

 

Более того, чем крупнее корпорация, тем сложнее и совершеннее модели планирования, которые она может применить. В чистом рынке можно применять только арифметические модели планирования, поскольку в модели счётной книги не предусмотрено операций кроме сложения-вычитания и умножения-деления.

 

Саморегулируемость и свобода рынка – это чушь, которую корпорации сознательно вешают на уши странам, чтобы те не могли поднять своё хозяйство и полностью зависели от наднациональных корпораций.

 

Корпорации – это всесильные всемирные министерства, только они подчиняются не людям, а десятку своих владельцев. Только планирование в них направлено не на то, чтобы сделать жизнь людей лучше, а чтобы высосать из них как можно больше денег под видом улучшения жизни.

 

Только сложное межотраслевое планирование вывело корейские и японские концерны в число сильных в мире. Не случайно кейретсу и чиболы организованы именно как многопрофильные кластеры фирм, подчиняющихся общему правлению и действующих в общих интересах.

 

* * *

Плановая экономика имеет ещё один большой плюс, которого не имеет свободный рынок. Она вообще не зависит от наличия или отсутствия денег, валюты, инвестиций и так далее в той части связей, которые замкнуты внутри системы. Это своего рода хорошо запланированный и выполненный многошаговый бартер. Деньги нужны только для целевого получения необходимого извне системы[575]. Плановая экономика не связана идолом.

 

Именно поэтому темпы роста СССР были намного выше западных. Почему темпы упали? Госплан стал неправильно работать не потому, что планирование – плохой подход, а потому, что цели стали задавать неправильные.

 

Итак, планирование побеждает «саморегулирующийся» рынок потому что:

1)        Оно не ограничено четырьмя арифметическими действиями, а позволяет применять сложные модели управления.

2)        Оно не имеет религиозных ограничений в смысле поклонения идолу.

 

Если Госплан работал первые 30-40 лет без всяких компьютеров и сумел обеспечить построение и чёткую работу огромной промышленности, то при правильном подходе к планированию и с всеобщей компьютеризацией можно организовать любую систему.

 

Надо просто планировать не от достигнутого и не по прямой. Надо учитывать, что цель – развитие сознания, а не производство ради производства; что рост экономики не важен, важно то, что чувствуют люди.

 

Необходимо чёткое планирование жизненно важного, но у людей должна быть определённая самостоятельность и возможность риска в работе над всем остальным.

 

* * *

Сразу возникает вопрос о планировании цен (пока мы не избавились от денег). Цены должны быть планово установленными, но не они должны быть фиксированы навсегда.

 

Цены должны стремиться к себестоимости, но они должны формироваться не только из затрат труда, но и исходя из особенностей соотношения спроса и предложения. Цены должны быть инструментом регулирования спроса и предложения.

 

В такой ситуации обычно будет возникать небольшая прибыль. Не надо стремиться к абсолютной справедливости в обмене, ибо она и недостижима, и порождает конфликты. Полученную прибыль надо направлять на общее дело или помогать самым нуждающимся.

 

Надо также помнить, что цены взаимосвязаны с ценностями. Надо регулировать систему цен субсидиями и тарифами, а также помощью и льготами людям.

 

 

159