yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Різні конспекти лекцій->Содержание->Упадок Оттоманской империи

Религия денег

Упадок Оттоманской империи

 

К середине XIX столетия развал Оттоманской империи стал неизбежным, и европейские власти стали готовиться к захвату добычи. Франция хотела влияния в Иерусалиме, Египте, Алжире и, позднее, в Тунисе. Строительство Францией Суэцкого канала (1859-1869) привело к конфликту с Британией, которая планировала самостоятельно контролировать как водные, так и сухопутные пути в Азию.

Не стесняясь в средствах для установления своего превосходства на Ближнем Востоке, Франция и Англия объединились для того, чтобы держать под своим контролем Россию (Крымская война, 1854-1856). Но десять лет спустя, когда Англия была занята завоеванием Индии, Россия выгнала турков почти из всей Европы. Многие из этих русских приобретений были потеряны, когда Англия отозвала часть войск из Индии и, объединившись с Францией, отобрала их у России.

 

 

Претензии на добычу

 

В конце XIX века Турция была унижена военными поражениями, и точно так же, как зависимые страны в наши дни, была вынуждена обратиться за помощью к тем, у кого был капитал (Франция, Англия, Германия, Австрия) за займами для развития своей инфраструктуры. «Европейские капиталы были готовы поставить Оттоманской империи те транспортные и коммуникационные сети и системы, которые ей были необходимы. Но конечно, они хотели владеть ими, желательно на основе эксклюзивных концессий» [5]. Результаты, как они описаны Жаком Беноистом-Мешином (Jaques Benoist-Mechin), стоит процитировать целиком:

Каждый заём был выдан на условиях гарантий и безопасности. Каждая страна имела [в Турции] свои банки, свои монополии и своих контроллёров. Банки, железные дороги, горнорудные и лесопильные компании, газ и вода, все были построены иностранцами, принадлежали иностранцам и управлялись иностранцами. Франция добилась, чтобы ей была передана табачная монополия (в 1883 году), доки в Бейруте и Константинополе (1890), Смирне (1892) и Салониках (1896). В 1890 году последовали права на эксплуатацию природных ресурсов в Герклионе и Селенике, а также управление железной дорогой Джаффа-Иерусалим; в 1891 году – права на железную дорогу Дамаск-Хомс и Мудания-Бурса, в 1892 году – на Салоники-Константинополь, в 1893 году – на Смирна-Касаба[654]. У англичан была львиная доля в «Оттоманском банке». Благодаря посредничеству армянина Калоуста Гулбенкиана, они получили исключительные права на Моссул в 1905 году. Русские получили разнообразные привилегии, права на все таможенные пошлины в Константинополе и в Черноморских портах. Германцы получили права на доки порта в Хайдер-Паше (1899), акции железных дорог, муниципальную транспортную монополию и доки в Александретте (1905). Через сочетание различных операций иностранцы высосали из страны всё богатство. Та часть национального дохода, которая не шла напрямую в сундуки Султана, утекала в лондонские, парижские, венские и берлинские банки... Европейский капитализм в этот момент достиг зенита и сосал кровь своей жертвы. «Была прекрасно организована система изъятия у людей продуктов их труда. Ничего не осталось в покинутых городах, в вырубленных под корень лесах, в полях, выжженных засухой, ничего не осталось для самих людей, у которых не было ни врачей, ни учителей» [6].

 

Иностранцы теперь даже управляли финансами государства:

Внушительные банкиры и иностранные сановники в своих роскошных дворцах на Босфоре были могущественнее Султана и Великого Визиря... Но единственное, что у них было общего, это убеждение, что «у империи и её миллионов подданных был единственный смысл существования: принести столько прибыли, чтобы хватило на регулярную выплату процентов по долгам каждые шесть месяцев неисчислимым держателям оттоманских долговых сертификатов, количество которых росло с головокружительной скоростью». [7]

 

В дополнение к большим внутренним затратам на устарелую феодальную структуру управления, иностранная военная сила заставила Оттоманскую империю подписать соглашения о неравной торговле, которые поглотили ещё больше средств. «Всё в Турции, что было чистым, крепким и красивым, было завезено из-за границы» [8]. Оставалось дождаться Первой мировой войны, которая окончательно растворила некогда великую империю.

 

 

 

195