yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Різні конспекти лекцій->Содержание->Изменение сознания при введении религии денег

Религия денег

Изменение сознания при введении религии денег

 

Уничтожение целостности христианства Реформацией

Было бы невозможно ввести религию денег, не ослабив христианскую церковь, которая почти безраздельно властвовала над сознанием европейцев. Учитывая, что принципы религии денег прямо противоречат христианским, такой переход не мог быть естественным и мирным.

 

Кроме того, переход не мог быть открытым. Открытое проповедование Антихриста вызвало бы немедленный протест и, скорее всего, закончилось бы сожжением первых капиталистов на костре за служение сатане и ересь. Поэтому было выбрано скрытое введение религии денег.

 

Принцип «разделяй и властвуй» помнили ещё со времён Рима. Требовалось разбить единую веру на множество маленьких и слабых. Наиболее эффективно разбивание веры происходит изнутри, используя её внутренние противоречия (которые всегда существуют).

 

 Поиском поводов для взрыва изнутри и занялся в начале XVI века упоминавшийся выше германский священник Мартин Лютер. Несомненно, что католическую церковь было за что критиковать, а в многочисленных религиозных сочинениях за полтора тысячелетия накопилось немало нестыковок. Протест Лютера был поддержан на «ура» массой уставших прикидываться христианами язычников.

 

Главная цель Реформации была достигнута – единая церковь разбита, посеяна вековая вражда и раздоры между верующими, положено начало дальнейшему дроблению церквей на маленькие тупиковые отростки, призванные навсегда разъединить верующих.

 

Для дробления общественного сознания были необходимы новые эффективные способы распространения еретических идей. Изобретение печатного процесса Иоганном Гуттенбергом в 1450-х годах нарушило фактическую монополию церкви на проповеди и монастырские рукописи – на средства массовой информации того времени. Первые печатные станки появились в Англии перед самой Реформацией, в 1476 году.

 

Пока протестанты и католики[106], евангелисты и адвентисты, лютеране и кальвинисты,  всевозможные прочие ответвления одной веры сражались и спорили между собой, религия денег с единым богом – золотом – уверенно набирала силу. Чем больше дробятся христианские церкви, тем лучше религии денег.

 

Заметим, что фактическое единство православной церкви в России сохранилось с момента её зарождения и до сих пор.

 

Уничтожение виртуального мира церкви

Очень важно было уничтожить и сказку церкви, созданный ей волшебный виртуальный мир. Это был мир великих соборов и росписей, мозаик и расшитых золотом одеяний, чудесной музыки и обрядов, праздников и радости, хоров и песнопений.

 

Этот мир пришёл в жёсткое противоречие с грязной мануфактурой, двенадцатичасовым рабочим днём и лачугой рабочего. Пока волшебный мир существовал, сознание людей тянулось к нему; власть денег над сознанием не могла быть полной.

 

Протестантство запретило всякую церковную роскошь под предлогом борьбы с излишествами и привилегиями[107]. Вместо чуда остался человек в чёрной рясе, который прочитывал короткое морализированное выступление в скучной пустой церкви, на строительстве которой максимально экономили. Были запрещены полифоническая музыка и многоголосое пение.

 

После службы люди быстренько возвращались к своему основному богу. Роскошь и могущество теперь могли ассоциироваться только с одним богом – денежным.

 

Чтобы сравнить последствия этого шага, представьте себе, что в наши дни вдруг запретили всю рекламу по телевидению. Вместо цветных клипов с компьютерными эффектами, музыкой, фотомоделями и блестящих картинок вдруг просто появится диктор в сером костюме и начнёт зачитывать рекламные объявления.

 

Надо было также уничтожить авторитет самих священников. Как это делается в 2002 году, так это делалось и в XVI веке. Надо было связать священников с тем самым злом, против которого они выступают. Тогда это делали книжки вроде «Декамерона» Дж.Бокаччо, в 2002 году это делают через скандал с педофилией кардиналов в США.

 

От власти бога к власти капитала

Одним из главных пунктов программы протестантства был отказ от духовных исканий и поиск практической пользы в материальном мире. В этом была и положительная сторона, ибо молитвами не получишь кусок хлеба и не победишь болезни.

 

С другой стороны, сознание людей начали привязывать не к духовным понятиям, а к материальным вещам. Если человек средневековья жил в мире сказок, мифов, духов, ведьм и ангелов, то протестант стал жить в мире товаров. Если раньше он получал удовольствия от рассказов о жизни святых, о чудесах и словах божьих, то теперь он начал получать все удовольствия от новой ткани, красивой шляпы, дорогой мебели или от заморской еды.

 

Вместо того чтобы оспаривать власть бога над миром духов, религия денег просто заменила внутренний духовный мир человека миром материальным, и убрала из него духов. Но вместе с вещами она поселила в него дух наживы и насилия. Ведь с товарами в сознание человека не мог не прийти и властелин товаров – деньги.

 

Сгон крестьян с земли, рост городов и развитие промышленности естественным образом передали власть новому богу, внешне не конфликтуя со старым. Христианство утверждало, что бог создал тот мир, который окружал крестьянина – землю, леса, поля и деревья, зверей, растения и домашнюю скотину, что бог даёт хлеб человеку насущный.

 

Религия денег не могла это оспорить. Она просто изменила и внешний мир, окружавший человека. Уже нельзя было сказать, что бог создал город, станки и товары. Человек сам видел, что всё это создал не бог, это создали деньги, капитал, корпорация.

 

Религия денег быстро захватывала верхушки общества. Но переход из одной крайности в другую у европейского общества в целом продлился очень долго. До стеклянных глаз потребителей оставалось ещё более 300 лет.

 

Веками два представления о мире сосуществовали и боролись друг с другом. В условиях конкуренции христианские ценности даже получили серьёзное развитие.

 

Страны, где религия денег появилась раньше всего, выделяются до сих пор. Амстердам как стал всемирным борделем пятьсот лет назад, так и сохраняет лидерство по разврату до сих пор.

 

Как мы увидим в последующих главах, в наши дни полный переход к религии денег практически закончен.

 

Изменение точек привязки на денежные

Давайте посмотрим, как изменялись ключевые точки привязки сознания при переходе от одной религии к другой.

 

От цели жизни человека как стремления к духовному идеалу Христа перешли к цели жизни как к накоплению предметов поклонения денежному идолу.

 

Роль церкви, которая была посредником между людьми и богом, стали выполнять банки, посредники между людьми и деньгами.

 

За советом о том, как достичь успеха, человек стал ходить не к священнику, а к банкиру. За помощью – опять в банк за кредитом. Тайна вероисповедания между банкиром и клиентом стала святой.

 

Раньше человек держал в доме настенное распятие или икону, нательный крестик, как символ власти бога. Теперь он стал хранить в сундуке или носить с собой монеты, символы денежной власти.

 

Знаками божьей власти над природой были всякие необъяснимые (в то время) природные явления. Знаки власти денег были очень явными – цены, цены, цены в лавках торговцев.

 

Смертными грехами стали денежные долги и убытки – за них можно было поплатиться не на том свете, а на этом. Радостью – всякое получение прибыли, снисхождение благодати денежного бога. Состояние банковского счёта стало главным мерилом успеха[108].

 

Раньше человек жил от одного христианского праздника до другого, и от посева до сбора урожая. Теперь он стал жить от одной продажи до другой продажи, от квартала до квартала, от жалованья до жалованья.

 

Религиозные праздники были всеобщей радостью. Праздник прибыли стал сугубо индивидуальным. Более того, прибыль одного была убытком другого.

 

Гербы и флаги государства и церкви уступили место торговым маркам и печатям корпораций. Священными стали монеты и изображения на них. Титулы сменились должностями.

 

Полностью изменились и качества, приводящие к успеху. Отнять личную власть феодала можно было в личном бою. Отнять власть, выраженную в деньгах, можно опосредованно, дистанционно, скрытно, безлично.

 

Преданность, смелость, отвага стали не нужны. Выигрывал тот, кто был более хитрым, подлым и изворотливым. Благородство и честь стали вымирать путём естественного отбора.

 

Место Ричарда Львиное Сердце занял Дизраэли Грязные Делишки.

 

Все мысли, все желания человека от христианского бога перешли к одной мысли – к тому, как ублажить денежного бога, поступать «экономически целесообразно».

 

Символы £, а затем $, обрели «священную» силу, не уступающую силе распятия в христианстве.

 

Структура традиционных религий и переход к капитализму

Давайте посмотрим, как внутренняя структура традиционных религий влияет на переход к религии денег.

 

Религия денег гораздо более тоталитарна, чем она представляется в экономических сказках Запада. Просто мы находимся внутри этой религии и поэтому не осознаём, что, во-первых, это религия, а не наука, а во-вторых, что она требует абсолютного поклонения.

 

Иисус Христос, Магомед, Будда или Конфуций были людьми, и они создавали правила для людей. Деньги – это пустой цифровой идол, для которого люди не существуют[109]. Единственное правило религии денег – накапливай символы поклонения идолу. Если для этого надо убить человека – идолу всё равно.

 

Все религии регулируют отношения между людьми. Но некоторые делают больший упор на посредничество бога, а некоторые – на отношения между людьми напрямую. В первых человек как бы смотрит всё время вверх, а во вторых – на своего ближнего. Первые всегда более жёсткие и тоталитарные, но и более крепкие.

 

Кроме того, чем сильнее развита иерархия в той или иной религии, тем она ближе по структуре к религии денег.

 

* * *

Католичество представляет собой жёсткую религию, где бог в целом важнее ближнего. Католик как бы всё время смотрит вверх.

Авторитет Папы беспрекословен, священники (клир) имеют строгую иерархию и отделены от прихожан (мирян). Священникам запрещены браки. Миряне даже не имеют права самостоятельно толковать библию. До Реформации тексты библии не переводились с латинского на языки, понятные обычному человеку.

Долгие годы католическая церковь была основой государств и имела соответствующую структуру.

 

Ислам требует ещё более сильного, чем католичество, поклонения высшему божеству, хотя в нём нет развитой иерархии и единого главы.

 

Синтоизм и конфуцианство по структуре сильно напоминают католичество, являясь императорскими религиями в Японии и Китае. Индуизм прямо признаёт деление людей на высшие и низшие касты.

 

Протестантство наиболее демократично, священники избираются из прихожан, отдельные церкви автономны, единый глава отсутствует. Но из основы, скелета государства, которым была католическая церковь, протестантство превратилось в клуб общения по моральным интересам.

 

Православие – одна из самых мягких, ориентированных на человека, религий. Православный в первую очередь смотрит на ближнего своего, ибо бог в каждом из нас.

При этом православие сохраняет централизованность и государственность. В православии нет непогрешимости Папы Римского, но есть соборность, совместное принятие решений. Основа решений – не только канонические тексты библии, но и традиции, история, предания.

Заповеди православия особенно сильно противоречат религии денег. «Любящий – радуется, ненавидящий – страдает» (сравните с удовольствием от насилия). «Переодетый эгоизм» определяется в православии как любовь к другому ради поиска собственного удовлетворения и наслаждения. Сравните это с католическими индульгенциями и нынешней западной благотворительностью. В православии гордость – основа и источник эгоизма и падения.

 

Среди распространённых восточных религий можно отметить буддизм (Корея, Китай, Япония). Буддист не столько смотрит вверх на бога или на ближнего, сколько замыкается в самом себе.

 

Одной из главных религий Китая является даосизм. Он проповедует возврат к природе, отрицание культуры, самоустранение. Думая о боге, даосист смотрит вверх.

 

* * *

Католические страны сочетали твёрдость христианских принципов с одной стороны, и поклонение высшему с другой стороны. Интересно отметить, что в кризисные моменты развития, в моменты особого сопротивления религии денег, в этих странах одновременно были очень сильны и фашизм, и коммунистические партии.

 

Италия является столицей католичества, там же впервые и зародился фашизм. Очень сильна вера в бога в Испании; там фашизм правил дольше, чем в какой-либо другой стране. В Португалии тоже долго существовала фашистская диктатура. Во время войны некупированная часть католической Франции – государство Виши – активно сотрудничала с фашистами. Германия – частично протестантская страна, но её южные земли – католические. Именно в этих землях, в Баварии, и зародился немецкий фашизм.

 

С другой стороны, были очень сильны и французская, и итальянская, и немецкая, и испанская коммунистические партии. Во всех этих странах фашизм встретил сильное внутреннее сопротивление.

 

В протестантских краях – в Скандинавии, в Англии, Бенилюксе, не были сильны ни фашисты, ни коммунисты. Эти страны уже прочно приняли религию денег, и им было всё равно, каким образом они получают прибыль. Либеральные шведы прекрасно наживались на Второй мировой войне, поставляя продукцию тому, кто больше заплатит.

 

Нельзя не отметить и сходство представлений даосизма и китайского маоизма о необходимости истребления культуры. Едва ли то общество, которое развивается в Китае, можно считать схожим с социализмом в христианском понимании.

 

В анализе истории мы должны анализировать традиционные религии народов наравне с их материальными условиями.

 

 

47