yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Різні конспекти лекцій->Содержание->Религия прогресса и религия денег

Религия денег

Религия прогресса и религия денег

Религия денег быстро нашла своих неистовых поклонников в голландских и иудейских ростовщиках и менялах, в венецианских купцах и в испанских рабовладельцах, в английской знати и в прочих напомаженных клопах средневековой Европы.

 

Но для того, чтобы охватить религией денег всё население христианского мира, требовалось кардинальная, полная перестройка сознания общества. Дорогу религии денег прокладывала её слепая сестра – религия прогресса.

 

Деньги – это в первую очередь числа, цифры. Чтобы перейти в религию денег, человек должен был научиться видеть весь мир через цифры.

 

Из всего многообразия мир должен был сузиться до одной плоской пирамиды, в которой место человека определяется соответствующей ему цифрой, значением его состояния, стоимостью его частной собственности. Всё, к чему он должен стремиться – к увеличению этой «своей» цифры.

 

Увеличить «свою» цифру можно двумя способами – отнятием цифр у соседа (что не всегда просто) или оцифровкой того, что пока никому не принадлежит (что гораздо легче). На каждый предмет в мире надо навесить ярлычок, ценник, и объявить его своей собственностью. Именно эти ярлычки дают язычнику возможность сравнить, выше он или ниже соседа он находится в своей поганой иерархии. Без ярлычка собственность не имеет смысла. Религия денег отчаянно нуждалась в способах оцифровки мира.

 

Требовалось, чтобы все люди начали мыслить по-новому. В сознании человека надо было поменять отражение всех вещей, заменить христианские отражения новыми, числовыми.

 

Крестьянину было не так важно, сколько именно зерна или картошки он вырастил – лишь бы хватило до следующего урожая. Торговля же без точного подсчёта, сравнения и точного определения прибыли теряет для купца смысл.

 

Но описания любого товара одним – денежным – значением было недостаточно. Торговля есть обмен товарами, для обмена товарами необходимо сравнение различных товаров[110]. Для сравнения товаров были необходимы универсальные средства измерения их физических свойств и характеристик.

 

Должна была появиться более сложная цифровая модель мира, в которой бы главному цифровому богу, золоту, этому Зевсу религии цифр и денег, подчинялась бы сложная иерархия других цифровых описателей (дескрипторов). Эту задачу и выполнило развитие естествознания.

 

Зарождение естествознания

Мы можем спросить, почему религия денег не достигла такого развития в предыдущем известном нам сильном рабовладельческом обществе – в Древнем Риме?

 

Для того чтобы видеть мир через цифры, каждый человек должен уметь считать. Римские цифры были слишком сложны для массового применения. Чтобы научиться простому делению (например, MLXIII на IV), требовалось закончить университет.

 

Антихристу пришлось утихомириться на тысячу лет и ждать своего шанса. Он наступил в XII-XIV веках, когда в Европу пришли привычные для нас арабские десятичные цифры. Четырём арифметическим действиям с арабскими цифрами можно было обучить даже английского лорда.

 

В 1494 году, всего через два года после «открытия» Колумба, вышло первое широко известное описание счётной книги, или так называемой двойной бухгалтерии, разделения учёта на дебит и кредит. Его выполнил итальянский монах Лука Пачоли[111] в трактате «О счетах и записях». Этот трактат был вскоре издан печатным способом, и он так захватил все «передовые умы» Европы, что не выпускает их до сих пор.

 

В первые сто лет эры новой работорговли так и обходились четырьмя арифметическими действиями. К концу XVI века, который уже стал настоящим 16 веком, появились даже правила работы с десятичными дробями.

 

Торговля развивалась, и профессия счетовода становилась не просто прибыльной, а очень прибыльной. Лучшее знание математики давало торговое преимущество. Среди математиков возникла конкуренция, и началось развитие науки. Новая наука стала оказывать сильное влияние на сознание.

 

* * *

 Сам товар всегда интересовал торговца постольку поскольку. Если вначале товар отделился от производителя, то затем от товара отделились его чётко измеряемые характеристики – вес, размер, стоимость. Купца интересовали именно эти характеристики и возможность извлекать из них прибыль.

 

Отделение свойств от товара произвело огромное впечатление учёных того времени. В первой половине XVII века Галилео Галилей оцифровал физику – описал её с помощью математики.

 

Сказочное обогащение Ост-Индийских компаний и уничтожение христианской власти революцией 1640-1660 годов произвело на лучшие умы Европы ещё большее впечатление. Один из таких умов в перерыве между своими биржевыми спекуляциями ударился в философию и решил, что отделение веса от товара – это не только принцип торговли, но и закон мироздания. Он решил, что сам бог построил мир на основе цифр и математики.

 

Э-э-э... Пожалуй, такой мир не мог создать христианский бог, который что-то мямлил про души и подставление щеки обидчику. Такой мир мог создать только настоящий профессионал и математик, холодный расчётливый архитектор... Великий Архитектор Вселенной! Мир стал представляться как созданная Им огромная механическая машина, устройство которой просто надо попытаться познать, надо составить чертежи этой машины.

 

 

 

Превращение Бога в Великого Архитектора Вселенной.

Впоследствии от Архитектора осталось только Всевидящее Око.

 

 

Наш лучший ум звался Исааком Ньютоном. Ньютон впервые отделил понятие физической массы от тела и заложил основы всего современного естествознания, науки и техники. Физика стала законом природы, основой мироздания. Во всём люди стали видеть числа и только числа. Дух нельзя было оцифровать, он бессмысленен с точки зрения математики. Дух стал постепенно вытесняться или просто забываться.

 

* * *

Заметим, что представления Ньютона были именно философские, а не практические. Его основной труд, появившийся в 1687 году, назывался «Математические принципы натуральной философии». Если раньше в основе взгляда человека на мир лежали христианские принципы, то с тех пор и до наших дней – математические.

 

Кем же был этот быстрый разумом Ньютон? Сыном землевладельца, и по свидетельству современников – чрезвычайно заносчивым и жадным человеком. Он занялся наукой исключительно ради того, чтобы возвыситься над одноклассниками. Как только Ньютону предоставилась возможность занять денежное место, он в расцвете сил, в возрасте 43 лет, немедленно бросил науку и ушёл в начальники... монетного двора.

 

Быстрый разумом Ньютон активно спекулировал на бирже, но вовремя не притормозил свою неимоверную жадность и разорился в 1720 году, когда лопнул мыльный пузырь Компании Южного Моря (South Sea Bubble). Это была одна из первых крупных биржевых спекуляций в истории.

 

Заметим, что спекулянта интересует даже не сама стоимость, его интересует прибыль, то есть изменение стоимости, то есть производная от стоимости. Отделив скорость от тела, и взяв производную от скорости – ускорение, Ньютон смог плавно перенести свои биржевые представления на физику и вывести законы изменения скорости, законы ускорения и всемирного тяготения.

 

Обратите внимание, что понятие прибыли – производной от стоимости – получило широкое распространение за сотню лет до понятия ускорения, и сам открыватель закона F=ma был профессиональным биржевым спекулянтом[112].

 

Если мы заглянем в биографии других основоположников научного естествознания, то увидим, что многие из них – дети торговли. Великий Коперник был сыном купца. Так стоит ли так уж осуждать церковь за инквизицию и сжигание еретиков на кострах? По крайней мере, было за что.

 

* * *

Как видим, религия прогресса возникла из религии денег, но в дальнейшем она была пущена вперёд, чтобы резцом цифр штамповать сознание людей и подготавливать его к подчинению власти Зевса цифрового Олимпа – Денег и Золота.

 

 

 

Цифровой Олимп

 

 

В истории шла серьёзная борьба между системами мер и весов – английской имперской и французской метрической. Велась борьба и за географические названия и системы координат[113]. В религии денег очень важно, чьи термины оккупируют сознание человека.

 

Тот, кто первым начинал видеть мир безжалостными цифровыми глазами нового бога, получал преимущество перед остальными, и мог жить обманом. Голландия была одной из первых стран, где появилась религия денег. Вспомните старую голландскую сказку о дровосеке, который продал душу дьяволу в обмен на деньги и золото. Вспомните немецкую народную легенду о Фаусте, которая появилась в момент перехода Германии от христианства к религии денег[114]. Со временем вся Европа последовала их примеру.

 

Особенности языка цифр и физики

Но может быть, математическая модель не так уж плоха? В конце концов, математика даёт возможность управлять не только людьми, но и природой.

 

Как мы уже говорили, особенность человеческого сознания такова, что любая мысль, любая модель, возникающая в нашем сознании, меняет само сознание. Не важно, относится ли она к человеку или к неживой природе, цифровая модель обладает целым рядом особенностей.

 

Цифры – это в первую очередь система счисления. В обычной жизни мы пользуемся десятичной системой счисления (главным образом потому, что на руках десять пальцев и так проще считать). В компьютерах используется двоичная система счисления (поскольку в электронике различают только два состояния – есть электрический сигнал, или его нет). Бывают восьмеричные, шестнадцатеричные и другие системы счисления. Любая система счисления обладает одними и теми же свойствами.

 

Во-первых, она предназначена для работы с повторяющимися явлениями и предметами. Счисление всегда идёт по кругу – от одного до десяти, затем переход в следующий разряд и опять от одного до десяти.

 

Во-вторых, цифровая модель всегда отбрасывает, не замечает, частные и индивидуальные признаки предмета или явления, а сосредотачивается только на общих признаках – именно для нахождения повторяемости. Иными словами, она полностью обезличивает предмет или явление.

 

В-третьих, чтобы найти общее и откинуть частное, цифровая модель обязана быть дискретной, то есть раздробить целое на части, и отобрать только повторяющиеся части, откинув части индивидуальные.

 

В-четвёртых, в цифровой модели необходимо упрощение. Выделение общего обычно возможно только при ограниченном количестве измерений (например, у кирпича мы обычно обращаем внимание на массу, размер, цвет, хотя ещё есть водопоглощение, теплопроводность, звукопроницаемость и множество других свойств).

Естественно, что чем проще и примитивнее сам объект, тем удобнее для него построить модель.

 

В-пятых, цифровая модель вынуждена быть псевдо-точной. С одной стороны каждое число – исключительно точное понятие; с другой стороны, при создании модели требуется делать постоянные приближения и округления. Чем выше степень дробления (дискретизации), тем меньше погрешность, и наоборот.

 

Заметим, что почти все фундаментальные естественнонаучные постоянные – такие как ускорение свободного падения или число Пи – не только не являются целыми числами, но и имеют бесконечное число знаков после запятой.

Хотя физика и геометрия претендуют на полную объективность и отражение того, как истинно построен мир, их фундаментальные постоянные и взаимосвязь производных от них величин назначены совершенно произвольно, то есть субъективно. Либо десятичная система счисления взята неправильно.

Даже наши главные измерения времени – секунда, минута, час – выбраны произвольно. Земля совершает оборот вокруг своей оси чуть быстрее, чем за полные 24 часа, откуда и возникает необходимость високосных годов.

 

В-шестых, для точных моделей необходимы идеальные условия. В силу одновременного стремления к точности и из-за принципиальной неполноты модели, она работает только в определённых условиях. Чем примитивнее модель, тем жёстче рамки этих условий[115]. Малейшее изменение условий рушит модели.

 

В-седьмых, цифровые модели стремятся к статичности или к упрощению представления времени. Отражение изменений во времени резко усложняет модель и делает её менее точной. Цифровые модели пытаются найти повторяемость и во времени, откуда возникает стремление к цикличности, к хождениям по кругу.

 

 

Для борьбы с этими особенностями в науке применяется системность мышления и подхода. Но в повседневной жизни, в сознании среднего человека системность нередко отсутствует. Зато цифры и естественнонаучная модель мира со всеми их ограничениями накрепко закладываются средней школой[116]. Цифры видятся как объективное, абсолютное, единственно возможное представление мира. Противоречащее цифре вызывает раздражение и откидывается.

 

* * *

Поскольку сознание людей – тонкий и гибкий инструмент, то от частого употребления цифр оно само становится повторяющимся, обезличенным, раздробленным, упрощённым, псевдо-точным и детерминированным.

 

У людей возникают расстройства, которые были неведомы в предыдущие эпохи. Они боятся неточности, ошибки, они боятся сложного и стремятся к упрощению. Они боятся любого отклонения от привычного хода дел.

 

Сознание настолько привязывается к цифре, что люди поклоняются числам как непреложной истине и хватаются за них в любой ситуации как за спасательный круг. Любимым вопросом становится: «Сколько?»

 

Изменение условий вызывает панику, ибо налаженная псевдо-точная модель вдруг перестаёт действовать.

 

Таким сознанием гораздо проще управлять, чем системным и непрерывным. Более того, проще менять именно такое сознание, а не сложную управляющую им модель. Особенно, если хозяин модели не озабочен интересами управляемого, а хочет поменьше утруждаться и побольше приумножать свою власть.

 

В пустое раздробленное оцифрованное сознание очень легко вкинуть единственную цель религии денег – увеличь «свою» цифру.

 

 

49